Криминологическая и уголовно-правовая характеристика воинских преступлений

скачать (385.2 kb.)

1   2   3   4
военнослужащих. Причины, вытекающие из недостатков и противоречий социально-экономической сферы жизни нашего общества, играют особую роль в детерминации преступности, как в самом обществе, так и в Вооруженных Силах Российской Федерации. Происходящие в нашем обществе последние 19 лет процессы формирования свободного рынка и новых экономических отношений, экономической экспансии и консолидации в руках узких слоёв населения основной части экономических ресурсов объективно привели к экономическому и, как следствие, социальному расслоению нашего общества. Образовался огромный разрыв в доходах самых бедных и самых богатых граждан, а динамика роста этой социальной пропасти угрожающе неблагоприятна. В настоящее время он ещё больше. Указанные процессы не могли не отразиться и на среде призывников, разделив их на две группы. Первая - социально защищённые и экономически обеспеченные, вторая - её противоположность. На военной службе всё чаще оказываются не вполне здоровые (как в физическом, так и в психическом отношении), невоспитанные люди.

Следующей группой общесоциальных детерминант неуставных взаимоотношений являются причины, вытекающие из низкой эффективности позитивного идеологического и информационного обеспечения жизни нашего общества. Идеологическая неопределённость, отсутствие чётко выраженных духовных ценностей, идейных ориентиров, политическое безразличие и социальная близорукость - достаточно частые спутники современной молодёжи. Одной из главных причин формирования подобных качеств у призывников является низкая эффективность (а иногда и полное отсутствие) позитивного влияния средств массовой информации на формирование общественного мнения об армии и условиях военной службы. Нередко позитивные идеологические и информационные составляющие подготовки молодых людей к службе в армии не просто равны нулю, а имеют откровенно отрицательную направленность.

Психология потребительского образа жизни, навязанная нам идеологической машиной развитых зарубежных государств, привела к распространению и укреплению в широких слоях населения худших принципов индивидуализма и макиавеллизма («каждый сам за себя», «победителей не судят», «прав тот, кто сильнее», «цель оправдывает средства» и т.п.). Трудно не согласиться с мнением Р.Г. Яновского, утверждающего, что в нашем обществе «нет целостной государственной идеологии и социальной психологии как выразителей гражданского поведения личности, роста общественного самосознания, правовой и духовно-нравственной культуры, чувства патриотизма, гордости за свою страну» .

Совокупность изложенных фактов активно «питает почву» неуставных взаимоотношений. С одной стороны, господствующая в нашем обществе идеология индивидуалиста-потребителя формирует молодых людей чёрствыми, корыстными, эгоистичными, равнодушными к проблемам других людей, а иногда откровенно жестокими, способными опуститься до подлости в угоду удовлетворению личных потребностей, тем самым создавая предпосылки преступного насилия как способа обеспечения личного привилегированного положения в армейской микросреде. С другой стороны, один из главных идеологических инструментов - средства массовой информации, нагнетая обстановку паники и беззащитности призывников и их родителей перед неуставными отношениями, формируют готовность военнослужащих становиться жертвами неуставных взаимоотношений.

Прямым следствием социально-экономического расслоения общества, идеологической неопределённости и низкой позитивности информационного воздействия выступают причины нарушений уставных правил взаимоотношений, вытекающие из пороков системы воспитания призывников. Фактором, негативно деформирующим социально-психологические установки военнослужащих, является практически полное забвение традиционных, апробированных многолетней практикой советской эпохи средств и методов воспитательного характера. К сожалению, следует признать, что в современном обществе практически не работает ни одна из традиционных систем воспитания. Родители подчас не имеют возможности заниматься воспитанием ребенка из-за нехватки времени, которое они вынуждены посвящать решению материальных проблем своих семей, в подавляющей массе поставленных на грань физического выживания. Подобная ситуация приводит к ущербности системы семейного воспитания будущих призывников, так как в первую очередь на военной службе по призыву оказываются именно представители малоимущих слоёв населения.

Их родители не имеют физической возможности обеспечить необходимую степень воспитания и привить будущим воинам достаточный уровень культуры межличностного общения, что приводит к отсутствию у призывников психологической готовности к преодолению трудностей воинской службы и отсутствию устойчивых стереотипов правомерного поведения при решении конфликтных ситуаций, достаточно часто возникающих в армейском быту. К аналогичным последствиям приводит и проблема неустойчивости современных российских семей, в основе которой в первую очередь лежит социальное и экономическое неблагополучие.

Не менее мощным фактором, детерминирующим рассматриваемые преступления, являются пороки культурной сферы жизни нашего общества. С учётом того обстоятельства, что именно культура формирует у граждан социальную иерархию потребностей и определяет способы их удовлетворения, становится понятно, откуда у молодых людей, вчерашних детей, возникает устойчивый стереотип противоправного, в том числе насильственного, поведения и готовность, особо не задумываясь, применить насилие для удовлетворения личных потребностей. Подобные стереотипы поведения усваиваются призывниками благодаря влиянию негативных аспектов массовой культуры. Анализируя состояние культурной сферы общественной жизни, следует признать, что в современном российском обществе практически отсутствует единая культурно-нравственная политика. Более того, современная массовая культура, средства массовой информации и кинематограф в абсолютном большинстве случаев не только не способствуют формированию социально-психологических качеств достойного гражданина, но и, наоборот, насаждают идеалы, абсолютно не совместимые со статусом правопослушного гражданина, а иногда даже и просто порядочного человека. Результатом воздействия такой массовой «антикультуры» на призывную молодёжь является формирование у её представителей устойчивых криминогенных качеств. К ним можно отнести такие убеждения:

всё относительно (нет разницы между добром и злом, истиной и ложью);

всё имеет цену (покупается и продаётся);

любой не без греха (каждый человек - потенциальный преступник);

если нельзя, но очень хочется, то можно, только осторожно (лёгкое отношение к закону);

свобода - всё, традиции - ничто (ведёт к гипертрофированному эгоизму) и другие.

Неудивительно, что, попадая в ситуацию межличностного конфликта и не имея навыков его разрешения законным путём, военнослужащие выбирают противоправное насильственное поведение, выходя из этой ситуации способом, увиденным ими ранее на экране телевизора.

Не менее важной группой общих детерминант нарушения уставных правил взаимоотношений между военнослужащими является совокупность недостатков правового регулирования жизни нашего общества. По нашему мнению, любые причины противоправного поведения людей, так или иначе, связаны с недостатками правового регулирования. Это объясняется, прежде всего, тем, что данные причины возникают, приобретают устойчивость и реализуются в правонарушении именно вследствие отсутствия или неэффективности правового механизма удовлетворения тех или иных потребностей человека. При наличии эффективной правовой базы, реально охватывающей все сферы жизнедеятельности человека, социальные причины правонарушений либо не возникают, либо нейтрализуются правовым полем. «Справедливость законов» (в современном понимании - эффективность, полнота и неотвратимость) с древних времён была отнесена к мощнейшим антикриминогенным факторам.

Следовательно, логично было бы утверждать, что все социальные и социально-психологические детерминанты нарушений уставных правил взаимоотношений военнослужащих (экономические, идеологические, информационные, воспитательные, культурные и др.) обусловлены наличием дефектов правового регулирования некоторых сфер жизни нашего общества.

В немалой степени детерминирует неуставные отношения и социальная напряжённость. Являясь относительно самостоятельным феноменом общественной жизни, социальная напряжённость существенно влияет на поведение людей как в гражданском обществе, так и Вооружённых Силах Российской Федерации. К моменту призыва молодой человек достаточно чётко осознаёт свою социальную невостребованность и незащищённость. На этом фоне формируются или приобретают устойчивость такие качества, как эгоцентризм, равнодушие к проблемам других людей, социальная пассивность. Кроме того, социальная напряжённость формирует крайне негативное эмоциональное состояние у призывников, проявляющееся в постоянном немотивированном страхе, тревожности, раздражительности, озлобленности, даже агрессивности. Не случайно многие отечественные и зарубежные криминологи, анализируя агрессивное поведение, связывают его с состоянием аномии, отчуждённости, страха за собственное существование.

«Мы полагаем, - пишут исследователи, - что убийцы и другие насильственные преступники - это, лица с повышенной тревожностью, если понимать тревожность как ощущение угрозы своему бытию и постоянную готовность оборонять его». Несомненно, что призванный на военную службу молодой человек с подобными личностными характеристиками привносит в воинский коллектив отрицательные психологические установки, негативно влияющие на формирование морально-психологического микроклимата всего коллектива.

Неуставные отношения как неформальная система доминантных отношений не являются порождением исключительно воинской среды. Общесоциальные причины данных криминальных проявлений создают условия возникновения таких отношений и в гражданском обществе. Более того, факты существования неуставных отношений первичны именно для гражданского общества и присутствуют в детских домах, профтехучилищах, даже микросреде студентов высших учебных заведений.

Большая часть криминогенных качеств и навыков военнослужащих - нарушителей уставных правил взаимоотношений, являющихся первопричиной их противоправных деяний, - закладывается, формируется и приобретает устойчивость ещё до призыва на военную службу.

В начале 90-х гг. финансирование боевой подготовки было недостаточным, и это не секрет. В настоящее время положение дел в сфере финансирования боевой подготовки в Вооружённых Силах Российской Федерации коренным образом изменилось в лучшую сторону. Эту закономерность отмечают многие военнослужащие, проходящие военную службу. Исторический опыт свидетельствует, что армия, которая не воюет (в нашем случае - не занимается боевой подготовкой в необходимом объёме), рано или поздно начинает разлагаться как морально, так и идеологически.

Без социальных «инвестиций в военнослужащих», без повышения престижа военной службы, увеличения денежного довольствия, упрочения гарантий социальной защиты, решения жилищной проблемы будет весьма сложно обеспечить выполнение задач, стоящих перед Вооружёнными Силами Российской Федерации сегодня и в будущем. «Переход на инновационный путь развития, - отметил В.В. Путин, - связан, прежде всего, с масштабными инвестициями в человеческий капитал». По словам В.В. Путина, «социальная проблема военнослужащих уже давно «перезрела» и приобрела характер общегосударственной». Морально-психологический климат среди всех категорий военнослужащих в 2007 г. изменился в лучшую сторону. Возрос уровень доверия военнослужащих к мероприятиям, проводимым военно-политическим руководством по социальному развитию страны, это подтверждает Социологический центр Вооружённых Сил Российской Федерации, который ежегодно проводит в войсках (силах) мониторинговые исследования, результаты которых используются не только органами военного управления, но и органами государственной власти в интересах совершенствования системы социальной защиты военнослужащих, граждан уволенных с военной службы, и членов их семей. Результаты проведённого мониторинга свидетельствуют о том, что, несмотря на некоторые позитивные тенденции в военно-социальной сфере, социальные проблемы Вооружённых Сил Российской Федерации приобрели системный и глубинный характер, требуют разработки качественно иных подходов к их решению и обеспечению новых жизненных стандартов.

В этой связи показательно, что почти три четверти (до 73%) военнослужащих в той или иной степени высказали неудовлетворение своим существующим социально-экономическим положением .

В настоящее время в Вооружённых Силах Российской Федерации разрабатывается на 2009-2012 гг. федеральная целевая программа по обеспечению комплектования должностей сержантов (старшин), а также матросов плавсостава военнослужащими, проходящими военную службу по контракту. Социологическим центром Вооружённых Сил Российской Федерации в рамках разработки проекта концепции федеральной целевой программы комплектования должностей (сержантов) и старшин, проходящих службу по контракту, проведён на первом Всеармейском совещании сержантов и старшин социологический опрос его участников в целях изучения их отношения к военной службе. Результаты социологических исследований показали, что более половины респондентов (57%) гордятся своей службой в Вооружённых Силах Российской Федерации, а 34% заявили, что их отношение к военной службе неоднозначное. Только 3% опрошенных сержантов подчеркнули, что они не испытывают чувства гордости за свою службу в Российской армии. Спектр жизненных ценностей сержантского состава, проходящего военную службу по контракту, весьма разнообразен.

На первом месте - получение хорошего образования, на втором - семейное счастье, на третьем месте - материальный достаток, на четвёртом - любовь родителей и реализация своих способностей, на пятом - уважение друзей. С учётом того, что важнейшие аспекты административного, финансового, материально-технического, научного, информационного, кадрового и других видов обеспечения борьбы с неуставными отношениями во многом определяются правовой базой, следует признать, что имеющиеся недостатки правового регулирования вышеназванных аспектов занимают одно из центральных мест в причинном комплексе неуставных отношений.

Недостатки правового обеспечения военно-административной сферы организации борьбы с нарушениями уставных правил взаимоотношений между военнослужащими проявляются в следующих моментах:

. Устарела система комплектования армии и флота на основе двухразового ежегодного призыва, введённая в 50-х гг. XX века. Одним из недостатков действующей системы комплектования Вооруженных Сил Российской Федерации, крайне отрицательно влияющим на процесс формирования позитивных межличностных отношений между военнослужащими, на наш взгляд, является призывной возраст. Как известно, на сегодняшний день призыв на военную службу осуществляется с 18 лет. Срок прохождения службы в Вооружённых Силах Российской Федерации уменьшился до 12 месяцев. Психологи утверждают, что человек как личность формируется к 21 году, а период основной социализации заканчивается к 26 годам. Отсутствие жизненного опыта, несложившаяся психика, аморфность и неустойчивость системы личностных ценностей и принципов, неумение прогнозировать последствия своего поведения - вот далеко не полный перечень негативных следствий раннепризывного возраста, нередко являющихся детерминантами преступного поведения военнослужащих.

. Основные нормативные документы, регулирующие большую часть воинских отношений, - общевоинские уставы Вооруженных Сил Российской Федерации, которые были утверждены Указом Президента Российской Федерации от 10 ноября 2007 г. №1495 и с 1 января вступили в силу, требуют внимательного анализа и внесения существенных изменений. Не подвергая анализу весь спектр недостатков действующих уставов, основную проблему применительно к рассматриваемой сфере мы видим в заложенных в ДУ ВС РФ противоречиях между объёмом обязанностей командира по поддержанию воинской дисциплины, его реальными возможностями (правами) по выполнению этих обязанностей и ответственностью за ненадлежащее их выполнение. Рассматриваемая проблема заключается даже не в объёме обязанностей командира (хотя ст. 6 ДУ ВС РФ устанавливает девятнадцать обязанностей командира по поддержанию высокой воинской дисциплины, что уже само по себе вызывает сомнение в эффективном одновременном их исполнении), а в недостаточной конкретизации, размытости этих обязанностей.

С учётом положений ч. 2 ст. 8 ДУ ВС РФ об ответственности командира за необеспечение необходимых условий для соблюдения воинской дисциплины данная правовая аморфность позволяет обвинить командира в невыполнении своих обязанностей в случае практически любого правонарушения его подчинённых. Тем самым, по нашему мнению, нарушается основополагающий правовой принцип: вина командира в проступке подчинённого должна быть доказана, а не резюмирована, как это позволяет делать сейчас ДУ ВС РФ.

Данный тезис подтверждается дисциплинарной практикой современных Вооруженных Сил Российской Федерации. Несмотря на требование ч. 3 ст. 8 ДУ ВС РФ о недопустимости ответственности командира за преступления, происшествия и проступки подчинённых, не являющиеся прямым следствием деятельности командира или непринятия им мер по их предупреждению, порочная практика дисциплинарной ответственности командира за нарушения подчинённых до сих пор полностью не изжита. Причины этого вполне очевидны: практически любое происшествие или проступок подчинённого в сфере воинской дисциплины можно увязать с невыполнением командиром требований вышеуказанной ст. 6 ДУ ВС РФ, вследствие крайне обобщённого характера этой нормы.

Складывается парадоксальная ситуация: когда командир в любом случае несёт ответственность за проступок подчинённого, то либо он не знал о склонности того к совершению преступления (а командир обязан изучать личные качества подчиненных (ч. 1 ст. 6 ДУ ВС РФ)), либо, если знал, не воспитывал его должным образом и не принимал мер к предотвращению преступления (ч. 3 и 4 ст. 6 ДУ ВС РФ), так как преступление всё же было совершено. Подобная «универсальность» правовых норм на практике приводит к сокрытию командирами имеющегося негатива, попустительству правонарушителям, скептическому отношению к своим должностным обязанностям и службе в целом. Особой критики заслуживают и противоречия между объёмом обязанностей командира и объёмом его дисциплинарных полномочий (поощрения и взыскания, которые он может применять к подчинённым), возникают большие сомнения в возможности эффективного воспитания и управления личным составом при реальном отсутствии у командира мер реагирования на поведение подчинённых. Большинство мер поощрения, которые может применять командир (награждение грамотами, личной фотографией военнослужащего, объявление благодарности и др.), отчасти потеряли свою мотивирующую силу вследствие изменения общественно-экономических отношений нашего общества, а полномочия командира по применению дисциплинарных взысканий к правонарушителям вообще не выдерживают никакой критики. В настоящее время предусмотренные ДУ ВС РФ меры взыскания, применяемые к военнослужащим по призыву, практически не способны повлиять на поведение правонарушителя. Например, выговор и строгий выговор никоим образом не изменяют порядка прохождения правонарушителем военной службы, не порождают каких-либо ограничений по службе и не влекут даже моральных последствий для нарушителя дисциплины.

Лишение очередного увольнения также достаточно неэффективная мера по причине того, что военнослужащие по призыву (за исключением курсантов первых и вторых курсов военно-учебных заведений) пользуются этим правом достаточно редко, особенно первые полгода службы.

С 1 января 2007 г. вступили в силу Федеральный закон «О судопроизводстве по материалам о грубых дисциплинарных проступках при применении к военнослужащим дисциплинарного ареста и об исполнении дисциплинарного ареста» от 1 декабря 2006 г. №199-ФЗ и Федеральный закон от 4 декабря 2006 г. №203-ФЗ, внёсший дополнения в Федеральный закон от 27 мая 1998 г. «О статусе военнослужащих». Нововведения вышеназванных законов направлены на ликвидацию некоторых пробелов, которые возникли в последние 10 - 15 лет в части обеспечения дисциплинированного поведения военнослужащих. По мнению определённой части военнослужащих, отсутствие данной меры дисциплинарного воздействия не позволяло командирам эффективно влиять на поведение отдельных недисциплинированных военнослужащих. Как представляется автору, рассматривать дисциплинарный арест в качестве панацеи не следует. Нарушения во взаимоотношения между военнослужащими были предопределены в первую очередь не качеством военного законодательства, а его тотальным неисполнением. К тому же уровень сознания значительной части подчинённых, в силу сложившегося негативного отношения к военной службе, существенно снизился, и они не стремились выполнять правовые предписания и распоряжения командиров. Для преодоления сложившегося положения был выбран самый короткий путь - изменение законодательства. Наметившаяся противоречивость требует дальнейшего анализа правовых норм, выявления причин и выработки рекомендаций по их совершенствованию.

. Наряду с вышеуказанными проблемами, неполнотой правовой базы обусловлено также отсутствие специальных военных органов, выполняющих оперативно-розыскные функции. Для повышения раскрываемости преступлений и превентивного выявления готовящихся общественно опасных деяний в мировой практике борьбы с преступностью существует система соответствующих полицейских структур: служба криминальной разведки, структуры наружного и электронного слежения, подразделения захвата и т.д. Практически все армии мира располагают структурами, имеющими подобные функции. В России же на сегодняшний день единственным органом, профессионально занимающимся выявлением криминала в Вооруженных Силах, является военная прокуратура. Однако её деятельность в этом направлении не всегда достаточно эффективна, и многие преступления остаются невыявленными. В соответствии с действующим законодательством прокуратура может осуществлять лишь координацию розыска и надзор за этой деятельностью. Проблема в том, что военной прокуратуре в рассматриваемом вопросе практически не за кем надзирать и некого координировать, так как в Вооруженных Силах Российской Федерации отсутствует аналог «гражданского» уголовного розыска. Розыскные функции выполняют либо органы контрразведки, либо войсковые офицеры (дознаватели). Причем следует отметить, что в настоящее время в наших Вооруженных Силах практически отсутствует чётко налаженная оперативная работа военной контрразведки по выявлению фактов неуставных взаимоотношений. Военные контрразведчики объясняют своё бездействие в этом направлении тем, что они призваны выполнять иные задачи (борьба с терроризмом, незаконным оборотом оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, наркотических средств, психотропных веществ и др.). Вышеизложенное позволяет с уверенностью утверждать, что для проведения оперативно-розыскной деятельности в войсках необходим специальный орган, главной целью которого стало бы выявление и пресечение правонарушений военнослужащих (в том числе неуставных взаимоотношений), - военная полиция.

. Низкая эффективность работы военной прокуратуры по предупреждению рассматриваемых преступлений и оказанию превентивного воздействия на существование неуставных отношений путём эффективной следственной практики, безусловно, является значительным фактором устойчивости рассматриваемого военно-криминального феномена. Проявляются недостатки данной деятельности военной прокуратуры в нескольких аспектах.

Во-первых, нет тесного взаимодействия органов военной прокуратуры и командования поднадзорных воинских частей, при желании можно выявлять на порядок больше преступлений рассматриваемой категории, чем выявляется в настоящее время.

Во-вторых, оставляет желать лучшего методика расследования преступлений, совершённых на почве неуставных отношений. В частности, отсутствие реальной и действенной системы защиты свидетелей и потерпевших приводит к нежеланию военнослужащих по призыву давать показания, изобличающие их сослуживцев. Доходит до парадоксов, когда в одной части, а иногда и в одной роте, служат и обвиняемый, и потерпевший со свидетелями. Причиной является то обстоятельство, что основной мерой пресечения, используемой следователями военной прокуратуры по рассматриваемой категории дел, является надзор командования.

Попытка некоторых следователей защитить потерпевших от посткриминального воздействия в большинстве случаев обречена на провал из-за отсутствия правового механизма решения данной проблемы.

В-третьих, недостатки в деятельности военных прокуратур связаны с проблемами организации прокурорско-следственной деятельности. В первую очередь это постоянная нехватка времени у следователей для качественного расследования уголовных дел (например, из-за длительного проведения различных экспертиз, что приводит к постоянному затягиванию сроков предварительного следствия или дознания). В результате увеличения сроков расследования падают показатели оперативности работы военной прокуратуры, что опять же влечёт общую негативную оценку деятельности военной прокуратуры со стороны вышестоящих инстанций. Кроме того, отдельной проблемой, негативно отражающейся на эффективном использовании военными следователями и прокурорами своего рабочего времени, а в итоге на общем качестве работы, является практика выполнения контрольных заданий, приходящих из вышестоящих органов военной прокуратуры. социальный криминологический воинский преступность

Главный военный прокурор С. Фридинский, выступая 20 июня 2007 г. в Совете Федерации, сообщил: «Если преступность по итогам прошлого года в армии сократилась на 2% то с начала этого года почти на 20%. Существенно меньше в армии стало погибших. Хуже ситуация с контрактниками. Количество совершённых ими преступлений увеличилось с полутора тысяч до четырёх при том, что самих контрактников за это время стало больше лишь на 11%. Половина всех преступлений контрактников - уклонение от службы» (см.: Российская газета. 2007. 21 июня). Для предупреждения нарушений уставных правил взаимоотношений между военнослужащими необходимо выполнить следующее:

1. Деструктивное воздействие на преступность военнослужащих в сфере уставных взаимоотношений должно носить непрерывный, стабильный и поступательный характер.

. Необходимо разработать оптимальную систему воздействия на преступность, которая была бы способна обеспечить максимальные результаты в уменьшении общественной опасности криминала в Вооружённых Силах Российской Федерации.

. Необходимо разработать и реализовать комплекс мер воспитательного, социально-экономического организационно-правового и уголовно-правового характера.

. Меры предупреждения и профилактики воспитательного характера в рассматриваемой системе предполагают комплексное идеологическое, культурное, и религиозное воздействие на молодых граждан (как военнослужащих, так и гражданской молодёжи) в целях формирования и культивирования устойчивых личностных качеств позитивной направленности, несовместимых с совершением рассматриваемых преступлений. Стержнем идеологической концепции могла бы стать национальная идея, например возрождение России как сильного экономического государства.

. Система патриотического и военно-патриотического воспитания не работает эффективно, потому что воспитательное воздействие не носит комплексный и массовый характер, который позволял бы охватить всё молодое поколение и сформировать у каждого подростка личную систему ценностей, основанную на патриотическом сознании, чувстве гражданского долга и гордости за свою страну.

. Представляется позитивной идея создания Комитета духовного возрождения России, который взял бы на себя подготовку комплексной государственной программы возрождение духовной культуры и нравственности населения.

. Следует создать разработать, принять и реализовать государственную программу правового воспитания и просвещения граждан, отвечающую требованиям системы предупреждения преступности.

. Совершенствовать уголовно-правовые и уголовно-процессуальные основы борьбы с воинскими преступлениями вообще и преступлениями в сфере уставных взаимоотношений, в частности ужесточение уголовного наказания за рассматриваемые преступления, повлекшие тяжкие последствия, введение новых норм, предусматривающих уголовную ответственность за сокрытие преступлений воинскими должностными лицами.

. Необходимо совершенствование системы оказания психологической и юридической помощи военнослужащим в целях нейтрализации агрессивных состояний и формирование навыков разрешения конфликтов законными способами.

. Совершенствование системы кадрового обеспечения Вооружённых Сил Российской Федерации. Ужесточение профессиональных и морально-этических требований к командирам всех степеней, что предполагает более качественное и всестороннее обучение перед назначением на первичные должности и последующую аттестацию при назначении на вышестоящие должности.

. Для обеспечения конкурентоспособности военной службы на рынке труда необходимо, чтобы денежное довольствие среднестатистического военнослужащего было выше, чем средняя заработная плата по стране, как минимум, на 20-25%; это поможет решить многие социальные и кадровые проблемы Вооружённых Сил, повысит эффективность военного строительства. А это уже прямо связано с вопросами обеспечения военной безопасности России.

У России должны быть сильная армия и сильный флот. С этой целью в Министерстве обороны Российской Федерации разработан проект Стратегии социального развития Вооружённых Сил Российской Федерации до 2020 г., который в марте текущего года был направлен в войска для изучения и рассмотрения на собраниях военнослужащих в воинских частях и на кораблях. Этот качественно новый инновационный документ будет определять приоритеты развития военно-социальной сферы, ставя во главу угла реализацию конкретных мероприятий, направленных на удовлетворение социальных потребностей военнослужащих, лиц гражданского персонала Вооружённых Сил Российской Федерации, а также граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей.

Реализация мероприятий вышеназванной Стратегии будет способствовать развитию человеческого капитала, а значит, и укреплению обороноспособности страны. Другой альтернативы, кроме Стратегии инновационного развития страны и её Вооружённых Сил, у нас сегодня просто нет.
2.1 Криминологическая характеристика личности преступника-военнослужащего и его социально-психологический портрет
Миллионы людей живут в одной и той же социальной среде и той же климатической зоне, имеют один и тот же род занятий, однако лишь сравнительно небольшой процент этих людей обладает такими особыми качествами, которые реализуются в преступном поведении.

Если подходить к оценке такого человека с позиций норм человеческой цивилизации, выработанных в течение веков и тысячелетий, то можно сказать, что он ненормален, что это первобытный дикарь, по какому-то странному капризу судьбы вдруг оказавшийся среди современных людей.

Агрессия человека имеет неизмеримо широкий спектр различных мотивов. В каждом человеке можно обнаружить потенциальную агрессию, но далеко не каждый способен к ее реализации, тем более на уровне, который классифицируется как преступление.

Некоторые исследователи как прошлого так и нынешнего времени утверждали, что преступность есть болезнь, которую необходимо своевременно выявлять и излечивать.

Можно, конечно, рассматривать проблему и в этом аспекте, считая негативные моральные ориентировки и установки личности некоей заразной болезнью, но тогда нужно было бы признать, что ею может быть инфицирован любой человек, а это не так.

Именно особые свойства, присущие лишь определенной группе людей, предопределяют их преступное поведение. Человек, не обладающий этими свойствами, ни при каких обстоятельствах не сможет преодолеть запрет, скажем, на убийство.

При рассмотрении криминологического аспекта преступности важное значение имеет криминологическая характеристика преступника-военнослужащего.

Специальными субъектами называются субъекты, обладающие конкретными особенностями, указанными в диспозиции статьи, несоответствие признаков, характеризующих субъект преступления, признакам, предусмотренным диспозицией статьи, исключает ответственность по этой статье. Особенностью специального субъекта является его общественное, служебное положение или профессия (например, судья, следователь, депутат, военнослужащий). При этом следует подчеркнуть, что признание определенных лиц специальными субъектами обусловлено не только их положением, а и тем, что эти лица вследствие занимаемого положения могут совершить такие преступные деяния, которые не могут быть совершены другими лицами.

Глава 33 УК РФ содержит перечень специальных субъектов. В уголовно-правовой литературе дается классификация признаков, характеризующих специальный субъект, которая имеет практическое значение.

Преступления, совершаемые военнослужащими делятся на два вида:

преступления против военной службы, в которых военнослужащие выступают как специальные субъекты преступления;

обще уголовные преступления.

В структуре воинской преступности выделяют две группы субъектов преступления в соответствии с их служебным положением:

преступность офицеров, прапорщиков, сержантского состава;

преступность рядового состава.

По отношению к военной службе различают:

преступность военнослужащих, проходящих военную службу по контракту;

преступность военнослужащих, проходящих военную службу по призыву.

Они классифицируются следующим образом:

. Признаки, характеризующие государственно-правовое положение лица (гражданин РФ, гражданин иностранного государства, лицо без гражданства). Применительно к рассматриваемому вопросу специальным субъектом может выступать военнослужащий из числа граждан Российской Федерации, проходящий службу по призыву либо по контракту.

. Признаки, характеризующие их профессиональное положение (военный врач, классный специалист и т.д.

З. Признаки, характеризующие должностные положения, особые качества выполняемой работы (рядовой, командир отделения, командир взвода, командир роты, командир корабля и др.).

. Демографические признаки (пол, возраст, образование и т.д.).

В воинских формированиях проходят службу не только лица мужского пола, но и женщины. Закон определяет и предельный возраст нахождения на военной службе.

Традиционное указание в определении воинских преступлений на объект и субъект преступления подчеркивает специфичность общественной опасности воинских преступных деяний. Анализ норм статей главы 33 УК РФ позволяет сделать вывод о том, что степень общественной опасности деяния определяется, прежде всего, какому непосредственному объекту преступлением причинен вред. Вред может быть причинен не только общественным отношениям в области установленного порядка прохождения военной службы, но и в других областях.

Если в процессе прохождения службы, пишет В.И. Соколовский, будут допущены правонарушения со стороны военнослужащих в связи с исполнением ими своих служебных обязанностей то уголовно-процессуальное законодательство предусматривает способы реагирования на такие правонарушения. Одним из способов такого реагирования является возбуждение уголовного дела в отношении виновных.

Представляется необходимым рассмотреть такой вопрос, как мотивация воинских преступлений, поскольку именно мотив, как непосредственная субъективная причина преступления аккумулирует в себе объективные причины, то есть является выражением объективных причин преступного поведения. В мотивах поведения находит выражение жизненная позиция индивида.

Мотивация воинских преступлений требует анализа всего комплекса причин и условий объективных и субъективных, социальных и психологических в их взаимосвязи и взаимодействии.

Под мотивацией преступного поведения понимается процесс формирования поводов преступления как осознанного побуждения в совершении противоправного поступка. Мотив формируется под влиянием окружающей среды и набранного жизненного опыта. Потребности, интересы, привычки, чувства, приобретая значение побуждения к конкретному поступку, становятся мотивами совершения преступления. Каждый акт человеческой деятельности связан с удовлетворением какой-либо испытываемой лицом потребности. Осознанная и осмысленная человеком потребность, признаваемая им существенной, значимой и подлежащей удовлетворению, обретает значение интереса.

Таким образом, необходимо отметить одну особенность непосредственной причиной отдельного преступления является удовлетворение потребностей вопреки интересам коллектива, или, наоборот, во благо этого воинского коллектива. Механизмы этого явления разные и требуют специального изучения специалистами в области военно-правовых наук и криминологии.

С точки зрения социального содержания и значения потребностей, их можно разделить на следующие категории:

. Жизненно необходимые, обеспечивающие условия существования человека - прокормление (еда), нормальные условия - тепло, свет, все удобства для нормальной жизнедеятельности.

. Нормальные, социально одобряемые. Во все времена в Российской Империи, Советском государстве и в современной России существовали и существуют общеобразовательные корпуса, колледжи, училища для обучения, подготовки и профессиональной ориентации для будущих поколений офицеров.

Воспитательные функции и возможности войск и иных войсковых формирований очень высоки в плане воспитания военнослужащих, и тем более будущего поколения.

. Деформированные потребности. Они социальны по своему содержанию.

Их формирование происходит в процессе общения индивида с окружающей средой в зависимости, какая эта среда - нормальная или криминогенная, данные потребности искажаются.

. Извращенные, анти социальные потребности, удовлетворение которых объективно противоречит как общественным интересам, так и подлинным интересам личности. Анти социальные извращенные потребности сами по себе не появляются. Их формирование происходит в процессе общения личности с окружающей его средой.

При этом катализатором преступного поведения являются и процессы, объективно существующие и влияющие на конкретного человека как на макро-, так и на микроуровнях.

Причины преступности и отдельных преступлений не тождественны, но они диалектически связаны между собой. Как преступность не есть простая совокупность преступлений, так и причины преступности есть арифметическое слагаемое причин отдельных преступлений.

Многообразие причин и условий конкретных преступлений можно разделить на следующие блоки:

. Причины и условия, формирующие криминогенные потребности, интересы, ценностные ориентации конкретной личности, которые становятся основой криминогенной мотивации.

. Причины и условия, способствующие процессу совершения преступления, которые проявляются в жизненной ситуации.

Таким образом, механизм преступного поведения представляет собой связь и взаимодействие внешних факторов объективной действительности и внутренних психических состояний и процессов, определяющих решение совершить правонарушение, направляющих и контролирующих его исполнение.

Очень важным элементом является выявление истинного мотива данного преступления и его процессуальная фиксация в форме доказательства еще на стадии дознания по уголовному делу. Следует учесть, что в некоторых случаях мотив при совершении рассматриваемого преступления может выступать в качестве обстоятельства, отягчающего или смягчающего уголовное наказание.

Так, нарушение уставных правил взаимоотношений по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти, из мести за правомерные действия других лиц, а также с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение будет отягощать уголовное наказание, и наоборот, совершение преступления по мотиву сострадания, например, убийство тяжело раненого сослуживца по его просьбе с целью прекратить его мучения, будет смягчающим обстоятельством уголовного наказания.

В совершении преступления играют роль межличностные отношения. Здесь
1   2   3   4



Рефераты Практические задания Лекции
Учебный контент

© ref.rushkolnik.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации