Сущность государства

скачать (122 kb.)

  1   2





Оглавление:

1. Введение

а) Актуальность проблемы

б) Обзор прочитанной литературы

в) Вождества - прототип раннего государства
2. Основная часть

а) Понятие политической власти

б) Признаки государства

в) Функции государства
3. Заключение
4. Список использованной литературы
На любом этапе развития человечества вопрос о том, каким должно быть государство, его функции, а также как и кем должна осуществляться государственная власть оставался в той или иной степени актуальным и насущным. Для нас и нашей страны решение этого вопроса как нельзя наиболее своевременно, т.к. мы находимся на переходном этапе от тоталитарного режима к демократическому государству.

В юриспруденции, которая вошла в историю политической и правовой мысли под названием советская, был выработан взгляд на проблему государства, служивший в течение ряда десятилетий идеологическим оправданием тоталитарного режима. Его бедность такова, что в библиографическом указателе по теории государства и права приводится всего 6 научно-литературных источников1, посвященных - по мысли составителя библиографа - освещению проблемы государства. Случайности в этом нет, поскольку детальная разработка указанной проблемы неизбежно привела бы исследователей к выводу о неправовом характере тоталитарного государства. Такой вывод не только требовал мужества, но и прежде всего не устраивал властные структуры тоталитарного государства.

Обстановка изменилась в связи с официальным признанием необходимости формирования в нашей стране правового государства2. Это вызвало оживление исследование проблем связанных с государством. Лишь очень малая часть из них легла в основу этой работы.

Конечно, у каждого из авторов, использованной в работе литературы существует своё мнение по проблеме государства. Каждый из авторов приводит свою типологию признаков и функций государства по различным основаниям, но ясно одно (даже если этого явно не видно в тексте), что все авторы (кроме тех кто писал книги, статьи до 1985-88 г.г.) единогласны в том, что в Российском государстве признаки и функции государства признанные во всём мире либо искажены, либо отсутствуют полностью.
За всю историю человечества происходило постоянное изменение в структурах государств, их признаках и функциях. Самым первым прототипом зарождающейся государственности в древние времена были так называемые вождества. Именно в них проявлялись первые зародыши государственных признаков.

Их можно охарактеризовать, как социальный организм, состоящий из группы общинных поселений, иерархически подчинённых центральному, наиболее крупному из них, в котором проживает правитель (вождь). Можно выделить несколько основных признаков этой формы социополитической организации:




1 - См.: Теория государства и права. Библиография. 1917-1968. М., 1969, с.45.

2 - См.: Материалы XIX всесоюзной конференции КПСС. М., 1988, с.145.


В политантропологической литературе выделяются два основных подхода к

пониманию ранней государственности. Интегративные, или управленческие, теории главным образом ориентированы на то, чтобы объяснить феномен государства как более высокую стадию экономической и общественной интеграции. Конфликтные, или контрольные, теории показывают происхождение государственности и ее внутреннюю природу с позиций отношений эксплуатации, классовой борьбы, войны и межэтнического доминирования. Такая двойственность справедлива и при рассмотрении различий между вождеством и государством.

Первый комплекс отличий связан с интегративным взглядом на процесс

социокультурной эволюции. С этой точки зрения государство представляется как политическая система с более сложной экономической и социальной инфраструктурой. Обычно в число признаков, наиболее ярко характеризующих становление государственности, включаются высокоразвитое и специализированное ремесло и торговля, крупное монументальное строительство, урбанизация, появление письменности.

К этим компонентам можно добавить и ряд других изменений. Если население

вождеств составляло десятки тысяч и лишь в редких случаях доходило до ста тысяч человек, то население ранних государств составляло уже многие сотни тысяч и миллионы человек. Соответственно качественно возросла плотность населения и географические размеры ранних государств. К тому же, если для вождеств, как правило, характерна тенденция к этнической гомогенности, а этническая гетерогенность скорее была исключением, чем правилом, то для ранних государств многоэтничность была уже обязательной чертой общественной структуры.

Сдвиг в социально-экономическом развитии сопровождался коренной

трансформацией идеологической системы. Уже в поздней первобытности встречались зачатки сакрализации верховной власти, иерархия не только в мире людей, но и в пантеоне божеств. В раннем государстве эти процессы получили дальнейшее развитие. Правитель узаконивал свое положение ссылками на божественное происхождение, выполнял ряд важных для общества религиозных ритуалов и функций. В то же время в раннем государстве можно проследить тенденцию к введению верховного божества или, позднее, заимствование мировых религий от более цивилизованных соседей. Это, с одной стороны, дополнительно увеличивало сакральность и легитимность правителя «сверхъестественным» способом, а с другой стороны, благоприятствовало политической, культурной и этнической интеграции социального организма.

Важной стороной трансформации мировоззрения является и сложение религиозно-

-идеологических представлений о системе «взаимного обмена услугами» между производящими массами и правящей элитой, согласно которым первые обязуются исправно платить налоги и исполнять повинности, а вторые считаются ответственными за охрану и благосостояние подданных, выполняя управленческие функции в соответствии со своими сверхъестественными способностями. Данные представления

способствовали снятию социальных противоречий в социуме при неразвитом аппарате управления и тем самым придавали общественной структуре дополнительные консолидирующие импульсы.

Еще одно крупное интегративное отличие вождества от государства связано с

качественными преобразованиями структуры управления. Политическая иерархия являлась фундаментальным признаком вождества, но в вождествах элита не была функционально дифференцирована. На всех уровнях иерархии она имела, как правило, схожие функции, отличаясь только степенью компетенции в принятии решений. Это делало, по мнению ряда авторов, всю систему нестабильной, а каждый отдельный сегмент - «потенциально независимым». Государство в этом плане отличается от вождества тем, что зачаточные органы управления, помогающие элите в управлении чифдомом, трансформируются в специализированный бюрократический аппарат, основанный на внеклановых связях и состоящий из многочисленных профессиональных бюрократов. Сравнительно-исторический анализ 21-го раннегосударственного общества показал, что для этого аппарата (если не на местном и региональном уровнях, то уж на высшем уровне точно) характерна более дробная функциональная специализация: выделение в самостоятельные институты органов принуждения (дружина и войско, «полиция», суд), идеологии (храмово-жреческий комплекс) и управления (различные «канцелярии», административные и хозяйственные службы, котрольно-ревизионные органы и т.д.).

Конфликтный комплекс отличий предполагает рассмотрение государства как типа

политической организации, предназначенного для снятия внутренних стрессов и упорядочивания структуры на принципиально новом уровне интеграции. Одна группа исследователей (главным образом это относится к марксистским и марксистско ориентированным авторам) акцентирует внимание на том, что государство - это

управляющая подсистема эксплуататорского, классового общества. Следовательно, помимо организационно-регулирующих обязанностей государство выполняет и функции по обеспечению эксплуатации правящими классами (стратами, группами) непосредственных производителей. Иными словами, государство отличается от вождества наличием классовой эксплуатации и специализированных органов принуждения.

Другая группа исследователей рассматривает государство как организацию,

способную контролировать различные процессы (в том числе и конфликты) с помощью монополии на узаконенное использование силы. Первым к такому пониманию государства подошел еще М.Вебер, объясняя его как «аппарат, обладающий монополией на применение силы». В настоящее время этой точки зрения придерживаются многие антропологи. В отличие от государства, где правитель, опираясь на аппарат, может до известных пределов проводить свои решения, в вождестве правитель обладает намного меньшей властью и вынужден балансировать между интересами различных группировок элиты и больших социальных групп.

Таковы в общих чертах самые важные различия между вождеством и

государством. Однако провести четкую грань между этими стадиальными этапами социокультурной эволюции, особенно когда речь заходит о конкретно-исторических

исследованиях, очень и очень сложно, если не невозможно. Но ответить на вопрос, обозначенный в начале работы возможно, если, основываясь на научных исследованиях, построить идеальную модель государства.
Понятие политической власти.
Итак, что же такое власть и политическая власть, как одна из центральных

составляющих государства ? Власть - это социальный институт, социальное отношение, проявляющееся в возможности и праве одного индивида или группы принимать решения, приобретающие обязательный характер для другого индивида или группы. Другими словами, это — отношение управления-исполнения, иногда выраженное в более жесткой форме командования-подчинения. В основе подчинения одного человека другому лежит неравенство: неравенство естественное (физиологическое, интеллектуальное и т. п.) и неравенство социальное (статусное, экономическое, образовательное и т. п.).

Власть, возникающая на основе естественного неравенства, всегда носит характер

межличностного взаимодействия, всегда персонифицирована. Мы подчиняемся в данный момент конкретному человеку. Однако, если в новой ситуации он окажется неспособным продемонстрировать свое преимущество, мы вряд ли будем выполнять его распоряжения.

Власть, основанная на социальном неравенстве, утрачивает свою

персонифицированную форму. На службе мы вынуждены выполнять распоряжения начальника, независимо от того, нравится он нам или нет, сильнее он физически или нет. Такая власть носит более определенный и устойчивый характер. Она воспроизводится в обществе независимо от ее конкретных участников, в достаточно устоявшихся местах социального пространства и в постоянных формах. Например, глава семьи, духовный наставник религиозной общины» руководитель предприятия» лидер партии - все они, занимая различные места в социальном пространстве, обладают исключительным правом на принятие решений, обязательных для своих подчиненных. Причина устойчивости такой власти - в ее институциализации. Власть, основанная на социальном неравенстве, является социальным институтом.

В любом обществе есть нормы, закрепляющие и поддерживающие неравное

положение индивидов в социуме, которое дает возможность одному человеку управлять другим, зависящим от него. В социальной организации существуют правила, регламентирующие иерархическую структуру этой организации и определяющие статус, обладание которыми дает человеку возможность осуществлять власть. На предприятии данное право предоставляется руководителям, в партии - избранному руководству, в семье - родителям в отношении малолетних детей, в религиозной общине - церковным иерархам и т. д. Причем эта регламентация деперсонализирована и ориентируется исключительно на статусы.

Регламентации подлежат не только «распределение статусов», «границы власти»,

т. е. ее временные и пространственные ограничения (власть начальника цеха распространяется только на рабочих данного цеха и только в рабочее время), но и предмет власти, т.е. круг вопросов, по которым управляющий может отдавать распоряжения подчиненным (руководитель партийной организации или какого-либо движения не властен отдавать распоряжения членам организации, где и как провести им свое свободное от партийной деятельности время).

Власть возникает на основе социального неравенства, но это не означает, что

неравенство автоматически влечет за собой отношения власти. Директор современного предприятия не вправе отдавать распоряжения работникам соседнего завода и т. д. Власть возникает там и тогда, когда устанавливаются нормы и правила, предписывающие одним управлять, а другим подчиняться, когда вводятся санкции по отношению к тем, кто нарушает эти правила. Вот почему мы называем власть, основанную на социальном неравенстве, социальным институтом.

Есть в обществе особый тип власти. Его главной отличительной чертой является

то, что решения, принимаемые субъектом власти, становятся обязательными для всех членов общества, всего населения. Это могут быть решения об определенном порядке взимания налогов, порядке, регулирующем право собственности, порядке рассмотрения и разрешения конфликтов и споров и многое другое. Этот тип власти называется политическим или государственным.

В основе политической власти лежит особый тип социального неравенства -

неравенство политическое. В основе же политического неравенства лежит неравенство политических статусов. Право принимать ответственные политические решения человек получает именно благодаря своему особому статусу в иерархической структуре общества, становясь членом правительства, депутатом парламента, лидером политической партии и т. п. Среди факторов, влияющих на достижение человеком в современном обществе такого места в статусной иерархии можно назвать и исключительные свойства личности, и уровень образования, и поддержку политической организации, и доступ к средствам массовой информации, и многое другое.

Политическое неравенство создает предпосылки для управления обществом. Ведь

для координации жизни социума необходимы своеобразный управленческий центр, «мозговой штаб», а также преодоление центробежных тенденций, эгоизма индивидуального и группового интересов. Вот почему история обществ - это не история ликвидации политического неравенства, а поиск и создание эффективных способов его организации, чтобы само политическое неравенство не консервировало общество, а способствовало его развитию.

Воспроизводству отношений политической власти способствуют нормы и правила,

регламентирующие этот тип отношений. Несмотря на многообразие конкретных форм

осуществления политической власти, все эти нормы могут быть сведены к следующему.

достаточно подвижны, они изменяются по мере развития общества. В феодально-сословном обществе вхождение в политическую элиту было предопределено принадлежностью к знатному роду. В современных демократических странах нормой становится конкурентная борьба на выборах, в странах с тоталитарным режимом — партийная принадлежность.


Каждая страна, эпоха имеет конкретные формы выражения норм и правил,

регулирующих отношение политической власти и вносящих упорядочивающее начало во властные отношения. Это позволяет участникам властных отношений предвидеть возможные варианты поведения обеих сторон. Нормы подвижны, они изменяются с изменением общества, но устойчивы в своем стремлении в новой исторической обстановке сохранить институт политической власти. Нормы создаются обоими участниками властного взаимодействия, хотя вид закона им всегда придают государственные органы. Но государство узаконивает, как правило, только то, что уже имеет место в обществе, хотя бы и в ограниченных рамках, эпизодически. Государственная элита, конечно, может проявить инициативу и принять закон, регламентирующий ее отношения с массами исключительно в своих интересах. Но если

эта норма не находит поддержки у населения, се действие может быть обеспечено только силой или угрозой ее применения.

Соблюдение норм, регламентирующих отношение политической власти в обществе,

обеспечивается процессом политической социализации: человек с раннего детства знакомится с этими нормами, от него требуют их исполнения, ему прививают навыки участия в политической жизни на основе норм. Именно таким образом и происходит интериоризация норм, индивид настолько привыкает к ним, что их соблюдение становится для него обычным делом, своеобразной привычкой. В то же время институт политической власти обрастает разветвленной сетью организаций, осуществляющих контроль за соблюдением индивидами норм, а также обладающих правом применить разнообразные санкции к нарушителям, вплоть до силового давления. Не случайно преступления против государства, против законного правителя считаются одними из самых тяжких преступлений.

Процесс возникновения и институализации политической власти сплетен воедино с

процессом возникновения и развития государства. Именно государственным органам

принадлежит исключительное право на принятие политических решений, именно государство является последней инстанцией, где нормы обретают форму закона. Оно обладает «исключительным правом на легитимное насилие»1. Легитимация означает законный, узаконенный, т.е. узаконенное насилие.

Легитимация нередко вовсе не имеет прямого отношения к закону, а иногда и


1 - М. Вебер

противоречит ему. Это процесс не обязательно формальный и даже чаще всего

неформальный, посредством которого государственная власть приобретает свойство легитимности, т.е. состояние, выражающее правильность, оправданность, целесообразность, законность и другие стороны соответствия конкретной государственной власти установкам, ожиданиям личности, социальных и иных коллективов, общества в целом. Признание государственной власти, ее действий легитимными складывается на основе чувственного восприятия, опыта, рациональной оценки. Оно опирается не на внешние признаки, а на внутренние побудительные мотивы, внутренние стимулы. Легитимация государственной власти связана не с изданием закона, принятием конституции (хотя и это может входить в процесс легитимации), а с комплексом переживаний и внутренних установок людей, с представлениями различных слоев населения о соблюдении государственной властью, ее органами норм социальной справедливости, прав человека, их защитой.

Нелегитимная власть опирается на насилие, иные формы принуждения, в том

числе психического воздействия, но легитимацию нельзя навязать людям извне. Например силой оружия или откроированием "хорошей" конституции монархом своему народу. Она создается преданностью людей определенному общественному строю (иногда определенной личности), который выражает непреложные ценности бытия. В основе такого рода преданности лежит вера людей в то, что их блага зависят от сохранения и поддержки данного порядка, данной государственной власти, убеждение в том, что они выражают интересы народа. Поэтому легитимация государственной власти всегда связана с интересами людей, различных слоев населения, а поскольку интересы и потребности различных групп в силу ограниченности ресурсов и других обстоятельств могут быть удовлетворены только частично или удовлетворены полностью лишь запросы некоторых групп, легитимация государственной власти в обществе, за редчайшими исключениями, не может иметь всеобъемлющего, универсального характера: то, что является легитимным для одних, предстает как нелегитимное для других. Поголовная "экспроприация экспроприаторов" - явление, не обладающее легальностью ибо современные конституции предусматривают возможность национализации лишь определенных объектов только на основе закона и с обязательной компенсацией (размеры которой в спорных случаях устанавливаются судом), и крайне нелегитимное не только с точки зрения собственников средств производства, но и других слоев населения. В представлениях же люмпен-пролетариата всеобщая экспроприация обладает высшей степенью легитимности. Можно привести множество других примеров разных интересов тех или иных слоев населения и их неодинакового, нередко противоположного отношения к мероприятиям государственной власти и к самой власти. Поэтому ее легитимация связана не с одобрением всего общества (это крайне редкий вариант), а с принятием её большинством населения при уважении и защите прав меньшинства. Именно это, а не диктатура класса делает государственную власть легитимной.

Легитимация государственной власти придает ей необходимый авторитет в

обществе. Большинство населения добровольно и сознательно подчиняется ей, законным требованиям ее органов и представителей, что придает си устойчивость, стабильность, необходимую степень свободы в осуществлении государственной политики. Чем выше уровень легитимации государственной власти, тем шире возможности руководства обществом с минимальными "силовыми" издержками и затратами "управленческой энергии", с большей свободой для саморегулирования общественных процессов. Вместе с тем легитимная власть вправе и обязана в интересах общества применять меры принуждения, предусмотренные законом, если иные способы пресечь антиобщественные действия не дают результатов.

Но арифметическое большинство не всегда может служить основой подлинной

легитимации государственной власти. Не всякие оценки большинства делают государственную власть подлинно легитимной. Решающим критерием является ее соответствие общечеловеческим ценностям. Легитимация государственной власти оценивается не по словам ее представителей, не по текстам принятых ею программ н законов, а по практической деятельности, по способам решения ею коренных вопросов жизни общества и каждой личности.

Со времен М. Вебера принято различать три «чистых» типа легитимации власти,

которые могут быть применены и к легитимации государственной власти. Это - традиционная, харизматическая и рациональная легитимация.

Традиционная легитимация представляет собой господство на основе

традиционного авторитета, коренящееся в уважении обычаев, вере в их преемственность, в то, что власть выражает дух народа, соответствует обычаям и традициям, принятым в обществе в качестве стереотипов сознания и поведения.

Харизматическая легитимация - это господство, основанное на вере к личные

дарования вождя (реже - узкой правящей группировки), в исключительную миссию вождя. Харизматическая легитимация не связана с рациональными суждениями, а опирается на гамму чувств, это сенсорная по своей природе легитимация. Харизма как правило, индивидуальна. Она создаёт особый образ.

Рациональная легитимация государственной власти основана на рациональной

оценке, связана с формированием убежденности в разумности существующего порядка, законов, правил, принятых в демократическом обществе для управления им. Этот вид легитимации относится к числу основных в современных условиях демократического правового государства.

Рациональная легитимация предполагает, что население поддерживает (или

отвергает) государственную власть, исходя прежде всего из собственной оценки действий этой власти. Не лозунги и обещания (они имеют сравнительно кратковременный эффект), не имидж мудрого правителя, часто даже не справедливые закон, а прежде всего практическая деятельность органов государственной власти, должностных лиц, особенно высших, служит основой рациональном оценки.

Помимо трёх «чистых» типов легитимации можно выделить также виды легитимации относительно цели государства. Следует отличать друг от друга универсалистский и индивидуалистский варианты легитимации. Универсалистскими являются «предпочтение целого части, интеграция индивида в государственный организм»1. Государство может проявляться в виде абсолютной, неподвижной


1 - Аристотель

самоцели, тогда как высший долг отдельного человека заключается в том, чтобы быть членом государства. Сущностью государства не является, как это соответствовало бы индивидуализму, защита жизни и собственности, а наоборот, «то высшее, которое претендует на эту жизнь и эту собственность и требует жертвовать ими»1. Для индивидуализма же отдельный человек со своим личным достоинством выступает самоцелью, государство - средством. Государство «никогда не является целью, оно лишь важно как условие, при котором может быть исполнена цель человечества, и эта цель человечества не что иное, как развёртывание всех сил человека»2.

Важное значение для легитимации государственной власти имеет подписание

общественного договора между государственной властью, важнейшими политическими партиями, общественными организациями, иногда - представителями различных частей государства (в федерациях и в странах с автономными образованиями).

В реальной жизни институт политической власти нередко дает сбои, нарушается

ритм его работы, разлаживается взаимодействие между управляющими и управляемыми, возникает ситуация, определяемая как кризис власти. Каковы болевые точки института политической власти?

Прежде чем ответить на этот вопрос, напомним основные принципы действия

социального института, который обладает собственным социальным пространством, регулируя определенный вид социального взаимодействия. В рамках этого он стремится к тотальному распространению, т.е. постоянно старается подчинить возникающее, регулируемое им взаимодействие своим нормам и правилам.

Однако на периферии находится зона ослабленного действия института, за которой лежит другая, включающая тех, кто даже не пытается создать видимость выполнения предписываемых норм. Зона, на которую не распространяется действие института, называется зоной девиантного поведения (девиация — отклонение). В этой зоне сосредоточены те люди, действия и поведение которых не укладываются в рамки канонов, определяемых институтом, и с точки зрения норм, предписываемых институтом, может быть расценено как ненормальное, отклоняющееся, девиантное.

Зона действия института не бывает постоянной: она может сжиматься при определенных условиях подобно шагреневой коже, и тогда в обществе наблюдается нарастание девиантного поведения. Люди нарушают правила и нормы, их уже не сдерживает применение санкций, их поведение становится неконтролируемым, в стране нарастает хаос, энтропийные процессы.

Зона девиантного поведения при определенных условиях может резко увеличиваться, разрастаться, следствием чего становится бессилие политической власти, которая

оказывается неспособной использовать институциональный механизм для обеспечения в обществе политического порядка.



1 - Гегель

2 - Ф.Ф.Шиллер

Ответ на эти вопросы кроется в описанном выше феномене - легитимности. Легитимность политической власти не исключает критики государственного руководства, проявления недовольства населения, даже организации выступлений против отдельных направлений политики правительства. Но все эти действия и побуждения не ломают сложившиеся структуры института политической власти, не ставят под сомнение устоявшиеся нормы и не нарушают принятые в обществе правила политической борьбы.

Оценка института политической власти осуществляется индивидом путем сравнения его со своей внутренней идеальной моделью. И если реально действующий институт власти не соответствует ценностным представлениям человека, то его отношение к нему будет критическим, а исполнение норм вынужденным. Человек будет представлять из себя зону риска института, потому что при малейшей возможности такой человек будет стремиться перейти в зону девиантного поведения.

Какой должна быть политика государства, старающегося утвердить свою легитимность, в условиях, когда люди стремятся в первую очередь к реализации своих интересов?

Вероятность достижения человеком своей цели ныне определяется его способностью учесть все возможные факторы. Государство и взяло на себя функцию сделать хотя бы некоторые факторы достаточно определенными, для этого оно создает нормативно-правовую систему регулирования отношений в обществе и осуществляет контроль за ее исполнением. Вот почему легитимным для человека с рациональной ориентацией поведения будет государство, обеспечивающее стабильность закона, неукоснительное выполнение его всеми гражданами и сводящее к минимуму непредсказуемость социальной жизни. Следовательно, такое государство увеличивает шансы человека, строящего планы и предпринимающего шаги по их реализации.
  1   2



Рефераты Практические задания Лекции
Учебный контент

© ref.rushkolnik.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации