Политико-правовые взгляды декабристов

скачать (365.1 kb.)

1   2   3   4

2.5 Решение национального вопроса

Своеобразны предложения Пестеля по решению национального вопроса в будущей многонациональной Российской республики. Они отличаются противоречивостью и непоследовательностью. Пестель исходил из двух плохо согласующихся друг с другом принципов: ”право народности ” и ”право благоудобства”. Суть их заключалась в следующем. ”Народы, подвластные большому государству, - писал Пестель, -и происходящие не от не от господствующего в оном, но от других племен, желают всегда себе независимости и отдельного политического существования, утверждаясь на праве составлять особые государства и называя оное правом народности (то есть правом на самоопределение). С другой же стороны, стремиться всякое большое государство к установлению границ, крепких местным положением и сильных естественными оплотами, а вместе с тем стремиться и к тому, чтобы силы маленьких народов, его окружающих, умножали силы собственные его, а не силы какого-либо соседственного большого государства, основывая свое стремление и старание на праве безопасности и называя оное правом благоудобства”/2, с.122/. Оба права Пестель называл одинаково законными и справедливыми, однако, по его мнению, право на самоопределение реально можно представить только тем народам, которые имеют силы и возможности “ оное сохранить”, в противном случае они не смогут ”по слабости своей пользоваться самостоятельно политической независимостью”/2, с.136/ и неизбежно подпадут под власть ”которого либо из больших соседственных государств”/2,с.124/. Поэтому это право для малых народов есть ”мнимое и несуществующее”. Поэтому, указывал далее Пестель, ”лучше и полезнее будет для них самих, когда они соединяться духом и обществом с большим государством и совершенно сольют свою народность с народностью господствующего народа, составляя с ним только один народ”/1, с.147/. Исходя из этих посылок, Пестель считал, что по отношению к народам населяющим Россию, должно действовать “право благоудобства”. Исключение он делал лишь для Польши, которая получала политическую самостоятельность при условии, что в ней при помощи русской революции утвердиться демократическая республика и будут проведены те же преобразования, что и России, с которой она вступит в тесный союз, вследствие коего бы Польша обязалась войско свое присоединить на случай войны к русской армии. План отделения Польши введен в ”Русскую Правду” ”в предположении,, что Польша заслужит самостоятельную независимость поступками своими и образом своего действия в роковое время Российского возрождения и государственного преобразования”/2, с.134/ .Однако, отдавая явный приоритет ”праву благоудобства”, Пестель указывал, что в перспективе ”не должно противиться враждебным чувствами и действиями правильному отдельному существованию народов, могущих пользоваться полной политической независимостью”/2, с.156/.

Осуществление ”права благоудобства” означало бы ассимиляцию всех малых народов России с русским народом. Поэтому слово ”русский” у Пестеля обозначало не столько принадлежность к русской национальности, сколько определяла гражданство Российской республики. Вхождение малы народов в состав Российского государства не связывалось с их насильственной христианизацией и русификацией. Не допустима, по мысли Пестеля, никакая дискриминация по национальному признаку: все народы пользуются одинаковыми правами и одинаковыми обязанностями.

Разрабатывая план реализации ”плана благоудобства” Пестель не мог не считаться с национальными особенностями разных народов. Помимо ”коренного народа русского” (куда он включал также украинцев и белорусов) остальные народы были им подразделены на 10 “разрядов” : ”1) племя финское 2) племя латышское, 3) племя молдавское, 4)колонисты, в Россию переселенные, 5) народы кочующие, 6) племя татарское, 7) народы кавказские, 8) казаки, 9) восточные народы сибирские и 10) народ еврейские”/2, с.137/, отношении которых, считал он, Временным революционным правлением должны быть решены определенные задачи, связанные с будущностью этих народов в составе Российского государства. Эти задачи подробно излагались в ”Русской Правде”. Так, применительно к разряду угро-финских племен предлагалось распространить на Финляндию те же законы и тот же образ правления, что и в собственно российских губерниях. По отношению к финно-угорским народам, населявшим северную часть России,” вменялось” особенную обязанность Временного верховного правления все меры принять для избавления сих племен от частного ига их правителей и для доставления им средств к улучшению их состояния и к водворению между ними просвещения”/2, с.144/. Разряд, куда включалось население остзейского края (“жителей губерний Эстляндской, Лифляндской и Курляндской”), подразделял Пестелем на два ”рода”: ”жителей коренных и пришельцев”. ”Пришельцы суть немцы, завоевавшие некогда сии страны и разделивши в то время между собой имущество и музы (хутора) народа, им побежденного”/2, с.133/. Перед Временным верховным правлением ставилась задача ”окончательного искоренения остатков феодализма”/2, с.134/, установленного пришельцами, и утверждения общероссийских порядков. Новый общероссийские гражданские законы, говорилось в проекте, Временное верховного правления обязано распространить на жителей Бесарабии и колонистов юга России и Заволжья. Особо был выделен Пестелем разряд ”народов кочующих”, ”которые подразделяется им на две категории: занимающихся скотоводством и ”звериной и рыбной ловлей”/2, с.143/. С помощью ”кротких мер” и материальной поддержки намечалось в персп5ктиве перевести их на “оседлость”. Для этого же предполагалось посылать к ним миссионеров. Кроме того, планировалось определить “удобнейшие места” для устройства “склада различных потребностей, в коих сии народы нуждаться могут”/2, с.145/. Пестель считал, что “сии склады могут со временем в волостные селения обратиться”/2, с.136/.

В разряд “племя татарское” Пестель включил народы, исповедующие мусульманство. “Им дозволяется оной веры держаться и всякое насилие против нее воспрещается”/2, с.125/. Рекомендовалось ”дружелюбием и кроткими убеждениями их склонять к восприятию святого крещения, на каковой конец, -писал Пестель, полезно посоветоваться с их духовными чинами”/2, с.121/. В будущем предусматривалось введение запрета на такой “вредный обычай”, как многоженство.

Народы кавказские” подразделялись Пестелем на два разряда- ”мирных” (находившихся под властью России и ”буйных” (отказавшихся покориться этой власти и боровшихся за свою независимость). Первой группе кавказских народов, считал автор “Русской Правды”, временное верховное правление должно ввести на их территорию российскую администрацию и распространить на них общероссийские законы. Вторых предлагалось “силою поселить во внутренность России”, чтобы сломить их сопротивление, однако не ставить эту категорию населения вне закона, а предоставить ей все права российского гражданства.

В отношении ”народа еврейского Пестель, видя бесперспективность его ассимиляции, выдвигал утопичный план оказания “содействия евреям к учреждения особенного отдельного государства в какой-либо части Малой Азии”/2, с.121/. Для этого Временное верховное правление должно назначить им ”сборный пункт” и дать достаточно русского войска ”в подкрепление”. Впрочем Пестель отдавал себе отчет в малой вероятности исполнения этого плана. ”Так как сие исполнение, -писал он, -требует особенных обстоятельств истинной гениальной предприимчивости, то и не может оно быть поставлено в непременную обязанность Временному верховному правлению, и здесь упоминается только для того об нем, чтобы намеку представить на все то, что можно было сделать”/2, с.232/.

Будущий статус иностранцев в России Пестель определял следующим образом. Он подразделил их на две категории- ”подданных” и ”неподданых”. ”Первые суть те, которые постоянное пребывание в России основали и в подданстве присягнули. Вторые суть те, которые только на время в Россию приезжают или в подданстве присягнули”/2, с.130/. К первой категории он относил остзейских немцев и немцев-колонистов Поволжья и юга России, поляков литовских и белорусских губерний, армян, греков и прочих ”подданных иноземного происхождения”, обосновавшихся в России. Всем предлагалось сделать выбор: ”желают ли они быть русскими или хотят быть иностранцами”/2,с.121/. В случае отказа “быть русскими” они обязаны подать Временному верховному правлению прошения об освобождении от подданства и тем самым перейти во вторую категорию. ”Что же касается до второго разряда, то есть до не подданных иностранцев, то всегда будет Россия всяким гостям рада и будет им покровительство и всякую любовь оказывать”/2, с.109/. Однако, говорится в “Русской Правде”, они не могут иметь в России какое-либо недвижимое имущество, ”пользоваться правами политическими, предоставляемыми одним только российским гражданам”/2, с.104/, не имеют права ”вступать в государственную службу или какую-либо отрасль правления и продолжать оную, исключая министерство просвещения”/1, с.114/. В случае желания кого-либо из них получить все права гражданства требовалось подать прошение о вступление в подданство России и, ”вступи в оное, будет он уже признаваться русским”/2, с.112/.

Право благоудобства”, по мысли Пестеля, должно было служить ”целостности и единству великого государства Российского”, а также ”безопасности границ”. Пестель полагал, что границы России должны быть “раздвинуты” (как дипломатическими, так и военными методами) до ее ”естественных пределов”. Это означало бы закрепление за ней территории Дальнего Востока, части Монголии, ”киргизских земель (то есть южной части Казахстана и всей Средней Азии), черноморского побережья Кавказа, ”воссоединение с Молдавией”. ”Далее же отнюдь пределов не распространять”, -писал Пестель/1, с.140/. В то же время он подчеркивал, что Россия- не агрессивное государство, грозящее войной соседям. ”Сильное государство, -указывал Пестель, -опирающееся на народ великий, должно всегда помнить, что могущество дано ему от Проведения не для утеснения соседей, но для действий праведных и согласных с чистой совестью”/2, с.110/.

В целом, несмотря на отмеченные здесь некоторые черты ограниченности “Русской Правды” Пестеля, обновленные в значительной степени самой эпохой, это был самый радикальный из конституционных проектов, разработанный декабристами, выдающийся документ декабристкой идеологии, вобравший в себя лучшие достижения передовой общественной мысли того времени.
3.“КОНСТИТУЦИЯ” МУРАВЬЕВА

3.1.Система органов государственной власти и административно-территориальное деление по “Конституции”

Теоретической основой программы Н. Муравьева, так же как и П. И. Пестеля, была просветительская философия, а сама программа объективно выражала задачи буржуазно-демократического переустройства страны, но она являлась плодом самостоятельного политического творчества, но основе западноевропейского и американского опыта, и применения его к русской действительности.

Однако если Пестель после 1821г. становится убежденным республиканцем, то Н. Муравьев проделал обратную эволюцию, став сторонником монархического образа правления, ограниченного конституцией, введения высокого имущественного ценза для занятия правительственных должностей. Впрочем, и после 1821г. Н. Муравьев не был последовательным защитником монархической формы правления, допуская правомерность установления республики.

Сохранилось три варианта конституционного проекта Н. Муравьева: найденный у Трубецкого и приложенный к следственному делу, “пущинский” и так называемый “тюремный”. Ни один из этих вариантов, в отличие от “Русской правды” Пестеля, не был обсужден всем Северным обществом, не был проголосован и принят в качестве официальной программы Северного общества и отражал взгляды лишь умеренной группы единомышленников Н. Муравьева. Первая редакция содержит “Вступление” и 13 глав, подразделенных в общей сложности на 93 параграфа. Более обширной по содержанию является вторая редакция, состоящая также из 13 глав, но содержащая уже 134 параграфа. В третьем варианте отсутствует подразделение на главы и параграфы, но выделены заголовками 15 вопросов о новых центральных и местных органах власти, о преобразовании полиции и судебных органов, а также о порядке изменения конституции.

Рассмотрим содержание конституционного проекта Н. М. Муравьева с учетом тех изменений, которые им вносились в каждую редакцию.

Принципиальное значение имеет ярко, эмоционального написанное “Вступление” к первому варианту проекта. Во “Вступлении” говорится: ”Опыт всех народов и времен доказал, что власть самодержавная равно гибельна для правителей и для общества, что она не согласна ни с правилами святой веры нашей, ни с началами здравого рассудка. Нельзя допустить основанием Правительства произвол одного человека; невозможно согласиться, чтобы все права находились на одной стороне, а все обязанности на другой. Слепое повиновение может быть основано только на страхе и не достойно ни разумного правителя, ни разумных исполнителей. Ставя себя выше законов, государи забыли, что они в таком случае вне законов, вне человечества! Что невозможно им ссылаться на законы, когда дело идет о них самих. Одно из двух: или они справедливы тогда к чему же не хотят и сами подчиняться оным, или он несправедливы тогда зачем хотят подчинять их другим. Все народы европейские достигают законов и свободы. Более всех их народ русский заслуживает и то и другое”/1, с.27/.

Итак, основными принципами, изложенными во “Вступлении” к Конституции, являются суверенитет народа, верховенство закона (в данном случае конституции) и необходимость федеративного устройства для такого обширного государства, как Россия. Эти положения и нашли свое развернутое воплощение в Конституции Н. Муравьева.

Конституция Н. Муравьева провозглашает: ” Русский народ, свободный и независимый, не есть и не может быть принадлежностью никакого лица и никакого семейства”; “Источник верховной власти есть народ, которому принадлежит исключительное право делать основные постановления для самого себя”/1, с.36/. В этих статьях нашло свое выражение одно из основных положений естественного права - право народа самому устанавливать законы и определять тот образ правления, какой ему наиболее подходит и какой защищает его права и свободы.

Согласно проекту Н. Муравьева, будущая Россия должна представлять собой федеративное государство -он был сторонником государственного устройства Северо-Американских Штатов. Империя делилась на отдельные федеральные единицы, которые Муравьев назвал “державами”, обладающих определенной автономией, - со своими ”столицами”, законодательными и исполнительными органами власти, правом самостоятельно решать свои внутренние дела. В заключительной части “Вступления” к первому варианту проекта определены следующие взаимоотношения центральной власти и этих административных единиц: ”Под надзором государя одно законодательное Собрание находится в столице и делает все распоряжения, общие для всего государства; частные распоряжения, касающиеся до областей, представлены областным законодательным собраниям, образованным наподобие Столичного, и таким образом достигается благосостояние целого и частей”/1, с.29/.

Федеративное устройство в такой обширной стране, как Россия, по мнению Н. Муравьева, явится противодействием чрезмерному усилению центральной власти, которая в централизованном государстве неизбежно выльется в деспотическое правление. Федерация гарантирует страну от деспотии, обеспечит сохранение свобод граждан.

По первому варианта проекта Россия должна состоять из федерации 14 держав и двух областей (уездов). По второму варианту федерация состояла из 13 держав и двух областей. Державы подразделялись на уезды (поветы). В среднем планировалось по 13-14 уездов в каждой державе (всего 569). Уезды в свою очередь делилась на волости с числом жителей от 500 до 1500 мужского пола в каждой. Столицей будущей федерации по первому варианту, как и у Пестеля, должен стать Нижний Новгород –город, славный своим героическим прошлом во время политической интервенции XVII века, центр страны, который впоследствии будет переименован в Славянск, а по второму варианту столицей становилась Москва, которая вместе с прилегающим к ней округом выделялась в “столичную” Московскую область.

В Российской федерации по проекту Н. Муравьева, не входила Польша, которой, по-видимому, предполагалось предоставить полную государственную самостоятельность. При разработке федеративного устройства страны Н. Муравьев исходил не из национальных, а хозяйственно-экономических особенностей ее регионов. Каждая держава должна была располагаться либо по крупным судоходным рекам, либо по берегам морей. Столицами держав Н. Муравьев выбрал крупные торгово-промышленные центры, речные и морские порты. В третьем варианте деление страны на державы внешне также сохраняется, но сущность федеративного устройства претерпевает значительные изменения. Прежние державы с самостоятельной законодательной и исполнительной властью фактически превращаются в “области, равные нынешним генерал-губернаторствам”, а их столицы становятся обычными центрами административного управления и центрами судебных округов. Таким образом, державы и области преобразовываются в 15 автономных провинций, утративших предусматривавшиеся ранее черты прежней самостоятельности.

Н. Муравьев проводит строгое разделение власти - на законодательную, исполнительную и судебную. Согласно Конституции, высшим законодательным органом власти в федерации является двухпалатное Народное вече, состоящее из Верховной думы (верхней палаты) и Палаты народных представителей (нижней палаты). В Верхнюю думу избираются по три депутата от каждой державы и по два депутата от области, то есть 45 депутатов согласно первому варианту и 42- по второму. В Палату народных представителей избираются по одному депутату от 50 тысяч жителей мужского пола (по расчету Н. Муравьева – всего 456 депутатов). Депутаты в обе палаты избираются на шестилетний срок, при этом каждые два года 1/3 депутатов переизбирается. Народному вече предоставляется право законодательной инициативы, объявление войны и заключения мира, заключение других договоров с иностранными государствами, принятие решения о предания государственных чиновников (право импичмента).

По аналогичному принципу строится и законодательная власть в державах. Она вручается двухпалатному Державному вече, состоящему из Державной думы и Палаты выборных. В Палату выборных избирается один депутат от 10 тысяч жителей мужского пола в державе количество депутатов этой палаты колеблется от 15 до 265 человек. Численность депутатов Державной думы составляет 1/3 от числа депутатов Палаты выборных то есть от 5 до 93 человек. Депутаты в обе палаты Державного вече избираются сроком на четыре года, при этом каждый год их часть переизбирается. Державное вече также обладает исключительным правом законодательной инициативы в пределах своей державы, кроме тех прерогатив, которые предоставляются Народному вече, и с условием, чтобы утверждаемые законы и постановления не будут противоречить конституции и законам, принятым в Народном вече. Державное вече может ”делать новое разделение края, более сообразное с нуждами и средствами жителей”/1, с.39/, выбирать место, время и порядок выборов в различных органы власти в державе, устанавливать размеры прямого налогообложения, отдавать под суд чиновников своей державы, “делать всякого рода общественные заведения, учебные учреждения, школы и прочее”, “содержать и приводить в порядок пути сообщения”/1, с.55/. Державам запрещается заключать какой-либо союз, договор, трактат “не только с иностранными государствами, но даже и с другой державой Российского союза”/1, с.49/, объявлять войну или заключать мир, чеканить монету, учреждать или раздавать знаки отличия, налагать пошлины на ввозимые товары без согласия Народного вече, “начинать войну или неприязненные действия, разве в случае неприятельского нашествия и когда опасность так близка, что никакое медление не может быть допущено”/1, с.46/, посылать послов или депутации в другие государства “под каким бы предлогом ни было”/1, с.54/. Держава обязана выдавать укрывающихся в ней преступников по требованию судебной власти.

Заседание палат в Народном вече и Державном вече является открытыми, содержание дебатов должно публиковаться в особых бюллетенях, за исключением тех вопросов, которые будут признаны составляющие государственную тайну. Депутаты обладают депутатской неприкосновенностью: взять под стражу и предать суду депутата можно лишь с согласия той палаты, членом которой он является, но ни в коем случае не во время заседания палаты или по пути в город, где проходят заседания законодательного органа, или же во время возвращения оттуда. Депутаты пользуются полной свободой выражения своего мнения (“Члены не отвечают за мнения, обнаруженные в палате, никто, нигде не вправе тревожить их и требовать от них объяснений сказанного ими во время их законодательного служения”/1, с.51/). В период службы в палатах депутаты получают денежные вознаграждение, им оплачивается и их транспортные расходы.

Высшая исполнительная власть в федерации принадлежит императору. Функции и прерогативы его как главы исполнительной власти наиболее детально разработаны во втором варианте проекта Н. Муравьева. Подчеркивается, что Россия- “общество людей свободных”, а не “отчизна императора”: “императорское звание учреждено наследственным для удобства, а не потому, чтобы оно было в самом было семейственным состоянием”/1, с.42/. Император объявляется “верховным чиновником Российского правительства”/1, с.44/. Власть его наследственна- по прямой линии от отца к сыну, “но не от тестя к зятю”. Женщины не имеют праву на престол. Всякий законопроект должен читаться три раза в каждой палате. Чтения должны были быть разделены, оп крайней мере, тремя днями,посвящаемые обсуждению закона. Одобренный Народным вече, законопроект требует утверждения его императором. Если император утвердит его или в течение 10 дней не возвратит обратно, то он получает силу закона. Кроме того, император имеет право “суспенсивного” (отлагательного) вето. Но если этот законопроект после вторичного его чтения в законодательных палатах вновь будет одобрен двумя третями голосов, то он получает силу закона. Согласно третьему варианта, императору даже предоставляется законодательная инициатива: ”Он предлагает Народному вечу проекты законов, принуждает его ко вторичному рассмотрению принятого или отвергнутого им предложения”/1, с.43/. Император назначает “глав” (управляющих) “приказов” (министерств): “1) главу Казначейского приказа (министра финансов), 2) главу Приказа Сухопутных сил (министра военного), 3) главу Приказа морских сил (морского министра), 4) главу Приказа внешних сношений. Хотя император является “верховным начальником” сухопутных, морских и внутренних сил государства, однако он не может ни начинать войны, ни заключать мира; использовать эти силы для подавления “возмущений” внутри государства без санкции Народного вече. Ему предоставляется также право вести переговоры с иностранными государствами, заключать трактаты ”с совета и согласия Верховной думы”, назначать послов и консулов в другие государства, принимать послов и других ”уполномоченныхот ”иностранных правительств”, с согласия Верховной думы назначать судей “верховных судебных мест”, назначать чиновников. Император в случае переговоров с другими государствами или суда имеет право созывать обе палаты Народного вече. Ему дается титул “Его императорское величество” .Совершеннолетним считается достижение им 18-летнего возраста. При малолетнем императоре, или при “объявленной министрами неспособности телесной или нравственной и признанной Народным вечем”/1, с.46/, назначается регент: в первом случае регентом становится председатель Верховной думы, а при болезни императора регентом назначается его наследник, если он не моложе 18 лет. Все ранее принадлежащие императорской семье земли, заводы, промыслы доходы с них, согласно всем трем вариантам конституционного проекта Н. Муравьева, поступает в казну. Взамен этого император получает по цивильному листу “жалование” в размере 10 (в первом варианте) или 8 (во втором) миллионов рублей серебром в год. За счет этого “жалования” он может содержать двор, но придворные на время своей службы у императора лишаются прав активного гражданства избирать и быть избранными в какие-либо “общественные должности”, “поскольку они находятся в частном услужении”/1, с.44/. Императору запрещается покидать пределы России, дабы он не “сделался орудием злоумышлении против нее”. Выезд императора из России автоматически влечет отречение его от престола. Все назначаемые императором чиновники, главы приказов, а также и “временный правитель” (регент) (назначенный высшим законодательным органом) могут быть смещены со своих должностей Народного вече, “если уличены будут в измене, расхищении общественной казны или сделали еще какие-либо преступления и, наконец, ежели окажутся неспособными”/1, с.46/. В случае преступлений уголовного характера Народное вече должно отдать его под суд. Таким образом, Народное вече имело право импичмента, как в английском парламенте.

Исполнительная власть в державе вручается держаному правителю, его наместнику совету. Державные правители избираются Народным вечем на три года из списков лиц, предоставленных на эту должность Державным вече. Державный правитель так же, как и император, утверждает принятые Державным вече принятые Державным вече законопроекты, может вернуть их на вторичное рассмотрение, отсрочить заседание его палат до трех месяцев; он также ”начальствует земским войскам своей державы”/1, с.39/, но не может, “даже в случае возмущения, велеть земскому войску действовать против”/1, с.35/ жителей своей державы, пока Державное вече не издаст закона о военном положении в державе. По представлению своего совета он назначает державных судей и прочих чиновников Державный правитель избирается сроком на 4 года, но может быть избран подряд на два срока. На такой же срок избираются его заместитель (наместник) и совет в количестве 5 или 9 человек (в зависимости от величины державы. В уезде распорядительная власть и исполнительная власть вручается избираемому на год тысяцкому. Под его руководством созывается собрание избирателей, которые производят выборы депутатов в Державное и Народное вече; он обеспечивает нормальное ведение судопроизводства в уезде, приводит в исполнение решения уездного суда, составляет списки избирателей, подбирает себе двух или трех помощников, назначает писарей и прочих мелких чиновников своей канцелярии. В волости - первичной административной единицы - главой является избираемый крестьянами-домохозяевами на сходе волостной старейшина. Волостные старейшины помимо своих административных обязанностей по управлению волостями должны собирать сведения о гражданах, имеющих движимую и недвижимую собственность, для включения их в списки избирателей и представляют списки уездному тысяцкому, которому непосредственно подчиняются, то есть можно заметить, что местное управление входит в структуру местной власти.

В третьем варианте конституционного проекта Муравьева подробно разработаны структура и функции нового суда. В основу судебной системы им были положены начала выборности и несменяемости судей всех уровней, введение институтов профессиональной адвокатуры и присяжных заседателей, а также “блюстителей” (прокуроров), принцип состязательности сторон, гласность судопроизводства.

Низшей судебной инстанцией (в волости) является выборный “совестный судья”, разбирающий дела по мелким гражданским и имущественным проступкам. Следующей инстанцией является “уездное судилищ” по гражданским и уголовным делам. Оно состоит из выборного “уездного судьи” и ”съезда совестных судей”. Кассационной инстанцией служит “областное судилищ” из 5-7 ”областных судей” (по числу губерний, входящих в областной судебный орган). Эта инстанция принимает дело на апелляцию в том случае, если при решении дела применили “не надлежащий закон”. Наконец высшей судебной инстанцией является “Верховное судилище”, которое судит высших государственных и должностных чиновников, решает и международные споры. Оно состоит из 5-7 “верховных судей”, избираемых Народным вечем. Состав присяжных в судах представлен “предварительными” и ”окончательными” категориями. Первые рассматривают в уголовном деле обвинения, а в гражданском- жалобы, и большинством голосов либо закрывают, либо дают делу ход; вторые решают дело по окончании состязания сторон (“прений”), и решение их должно быть единогласным. Согласно проекту, вводится институт “стряпчих” (адвокатура). Ими могут стать лишь те, которые получают в университетах “аттестаты в том, что они имеют надлежащие сведения в юридических и словесных науках”. ”Они обязаны находиться при съездах совестных судов, в собраниях областных и верховных судов и за известную плату излагают дела вместо тяжущихся, обвиняющих или обвиненных”/1, с.57/. Вводится и должность прокурора (“блюстителя”). Он обвиняет в уголовных делах от лица Правительства и от официальных лиц, находящихся на службе государства. В “совестных судах”, уездном и областном ”судилищях” тяжущимся сторонам и их свидетелям могут задавать вопросы не только судьи, присяжные и адвокаты, но и с дозволения суда присутствующие. Дело, рассмотренное с участием присяжных заседателей, считается окончательным и не подлежащим апелляции.
1   2   3   4

2.5 Решение национального вопроса



Рефераты Практические задания Лекции
Учебный контент

© ref.rushkolnik.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации