История экономики России XIX века

скачать (543 kb.)

  1   2   3   4   5   6   7   8
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ "СТАНКИН"
Е.К.ЯБЛОНСКИХ

ИСТОРИЯ ЭКОНОМИКИ РОССИИ
XIX ВЕКА
КОНСПЕКТ ЛЕКЦИЙ


Москва 2000
ББК ВКП / 075 : 378

Я 14

Рецензент: к.и.н. Ю.А. Синельников (Московская государственная академия печати)
Я 14 Яблонских Е.К.


История экономики России XIX века: Конспект лекций. - М.: МГТУ "Станкин", 2000. - 68 с.


Конспект лекций по учебному курсу "История экономики России XIX века" предназначен для самостоятельной домашней и аудиторной работы студентов экономического факультета Московского государственного технологического университета "Станкин".


Библ. 19 назв.

© МГТУ "Станкин", 2000
ВВЕДЕНИЕ
Прежде чем приступить к анализу состояния экономики России в XIX в. необходимо хотя бы кратко рассмотреть, что из себя представляла страна к началу этого периода.

К этому времени Российская империя занимала огромное пространство от Балтики и Вислы на Западе до Тихого океана на Востоке. Общая площадь ее территории превышала 20 млн. кв. км. Население этой огромной страны по данным ревизской переписи 1812г. составляло 41 млн. человек. Основная масса людей жила в Европейской части на "старых" обжитых территориях. На долю Сибири приходилось чуть более 3 млн. человек. Около 1 млн. человек проживало на Северном Кавказе. Даже при таком неравномерном распределении плотность населения страны была невысокая. Так, в наиболее заселенных районах она составляла 8 человек на квадратную версту, тогда как в Европе в это время она колебалась уже на уровне 40-49 человек на квадратный километр.

Россия всегда была многонациональным и многоконфессиональным государством, где рядом с наиболее многочисленным русским народом, исповедующим православие, проживали многочисленные другие народы, придерживавшиеся других вероисповеданий. Часто эти народы имели и свои особые уклады в экономической жизни, что создавало определенную пестроту в экономических отношениях.

Несмотря на огромные успехи в развитии мануфактурного производства и торговли, достигнутые в XVIII в., довольно быстрый рост числа городов и увеличение количества их жителей, к началу XIX в. Россия по-прежнему оставалась по преимуществу аграрной страной, основная масса населения которой проживала в деревне.

Как же распределялось население страны по основным сословиям? 1,58% населения составляли дворяне, 1,10% - духовенство, 7,25% - горожане. Сельские жители составляли 82,55%. Остальные 7,52% людей принадлежали к различным малочисленным социальным группам.

Из приведенной статистики видно, что самым многочисленным сословием оставалось крестьянство, которое к середине века насчитывало более 30 млн. человек. Из них около 15 млн. были государственными крестьянами, 14 млн. – помещичьими и около 1 млн. - дворовыми. Особым сословием было казачество, которое насчитывало около 1,5 млн. человек.

В связи с развитием промышленности и товарно-денежных отношений вообще довольно быстро росла численность наемных рабочих. Статистические данные по этой категории населения довольно запутаны, так как в их число входила и часть крепостных крестьян-отходников, и тем не менее по далеко не полным данным большинство исследователей определяет эту цифру с учетом сезонников в 400 тыс. человек. Причем сюда не входят приписные рабочие и крестьяне, работавшие в вотчинных мануфактурах. Конечно по сравнению с многомиллионной массой крестьянства это мало, но если учесть, что к 1765 г. их насчитывалось всего около 40 тыс. человек, т.е. за 40 лет численность рабочих выросла в 10 раз.

Рабочие составляли уже 17,4 % городского населения, которое насчитывало 2,3 млн. человек. Это свидетельствовало о том, что изменения, происходившие в экономике, начинали отражаться на социальной структуре населения.

По уровню развития промышленности, сельского хозяйства и торговли страна уже плотную подошла к периоду промышленного переворота.

Однако параллельно с положительными тенденциями в экономике все большую силу набирали и те тревожные моменты, которые свидетельствовали о том, что страна замедляет свое развитие, что нарастает ее отставание от наиболее передовых в экономическом отношении стран и по качественным и по количественным показателям. Все это говорило об углубляющемся кризисе крепостнической экономики.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СОСТОЯНИЯ ЭКОНОМИКИ РОССИИ

К НАЧАЛУ XIX ВЕКА
XIX в. для России начинался весьма и весьма неоднозначно. Короткое царствование Павла I на рубеже двух веков не внесло существенных изменений в экономическую политику государства. Она по-прежнему продолжала носить крепостнический характер. Если Екатерина II за 34 года своего царствования раздала 800 тыс. крепостных крестьян, то ее сын за 6 лет раздал около 600 тыс. крепостных душ, а ведь еще в 80-х гг. XVIII в. крепостные составляли около 53% от общего числа крестьян.

К середине XVIII в. сельское хозяйство подошло к пределу своих возможностей. За весь XVIII в. средняя урожайность зерновых практически не росла и составляла сам-3,5, колеблясь от сам-3 до сам-4. В общей сложности за 200 лет (с XVII по XIX в.) она выросла на 9%. Развитие шло в основном за счет экстенсивных факторов, то есть путем освоения и введения в хозяйственный оборот новых земель, расширение объемов барщины и т.д. Что касается совершенствования приемов земледелия, то прогресс здесь был весьма незначительным. По-прежнему на большинстве территорий сохранялось традиционное трехполье, а кое-где - перелог и подсечно-огневая система.

В почву вносились лишь простейшие удобрения, да и то далеко не везде.

Развитие товарно-денежных отношений вело к тому, что постоянно падала роль натурального оброка. Основной формой феодальной ренты, особенно в Черноземных районах, была барщина, на которую было переведено три четверти помещичьих крестьян. Местами крестьян переводили на "месячину".

Быстрыми темпами росла барская запашка, которая к началу XIX в. составляла уже 18% всех пахотных земель.

Чрезмерный рост барщины вел к разложению крепостнической экономики. Признаком этого стало возрастание денежной задолженности помещиков кредитным учреждениям и ростовщикам. Все это происходило несмотря на ту политику финансовой и экономической поддержки, которую проводили правительства различных императоров в отношении дворянства. К началу XIX в. 5% крепостных крестьян уже находилось в залоге, и цифра эта росла год от года.

Неоднозначным было положение ив промышленности. С одой стороны наблюдался рост числа мануфактур и к началу XIX в. их насчитывалось уже 2,3 тыс. С другой стороны, все более заметным становится замедление темпов развития промышленности. Так, Уральские домны по-прежнему давали чугун лучшего качества и в большем количестве, чем английские. Однако в Англии начался переход на каменный уголь, а в России все еще использовался древесный. Если за XVIII в. объем производства металлургии вырос в 66 раз, то за первую половину XIX в. производство чугуна лишь удвоилось (с 9 до 18 млн. пудов), тогда как в Англии за то же время (первую половину XIX в.) выпуск чугуна увеличился в 30 раз. Аналогичные тенденции можно было отметить и в других отраслях промышленности.

Это, правда, не означало, что промышленное производство в России не совершенствовалось. С конца XVIII в. начинается внедрение в производство машин. Так, в 1793 г. фабрикант Лиман установил прядильную машину на 104 веретена. В 1799 г. в Петербурге была основана Александровская казенная мануфактура, оборудованная машинами, которые с 1805 г. стали приводиться в действие паром. Однако это были лишь первые скромные шаги. Для сравнения можно привести следующие данные: в 1800 г. в Англии имелось уже более 300 паровых машин общей мощностью свыше 5 тыс. лошадиных сил. И это при том, что в Англии паровая машина была изобретена Джеймсом Уаттом в 1784 г., тогда как в России русским техником Ползуновым действующий макет паровой машины был создан еще в начале 60-х гг. XVIII в. Однако в условиях крепостнической России это изобретение не нашло практического применения, так как не было еще условий для перехода к машинному производству.

Российская техническая мысль с начала XVIII в. вообще была одной из передовых в мире. А. Нартов изобрел токарный станок еще при Петре I, тогда как в Англии аналогичная машна появилась лишь в 1797 г. На несколько десятилетий раньше, чем в Западной Европе на российских заводах появились первые прокатные станы и валы, токарные станки с водяными приводами. Однако широкого применения эти изобретения не получили.

В результате русская промышленность все больше отставала по техническому оснащению от передовых государств, где промышленный переворот был осуществлен на рубеже XVIII-XIX вв.

Таким образом, к началу XIX в. довольно ясно обозначилась следующая тенденция: отсталые социально-политические порядки все больше и больше выступали тормозом для экономического развития государства.

Сохраняющееся крепостное право сдерживало многие позитивные экономические процессы. На развитие экономики отрицательно влияла узость внутреннего рынка, а следовательно и спроса, неразвитость рынка свободной рабочей силы и т.д. В начале XIX в. наемные рабочие в крупной промышленности составляли свыше 40% рабочей силы. Фактически же с учетом мелкой крестьянской и купеческой промышленности этот процент был еще выше, но большую часть этой так называемой вольнонаемной силы составляли крепостные крестьяне, отпущенные помещиками на заработки в город.

Развитие экономики сдерживали и слаборазветвленная дорожная сеть и отсутствие развитого транспорта. Отсутствие дорог и отдаленность от рынков сбыта вели к консервации натурального хозяйства. Правительства Екатерины II и Павла I, правда, предпринимали определенные меры в этом направлении, однако они были явно недостаточны.

К началу XIX в. основными видами транспорта по-прежнему оставались водный и гужевой. И это при громадных расстояниях в России.

Такое положение вещей конечно же сдерживало не только развитие промышленности и сельского хозяйства, но и внутренней торговли. И хотя сеть ярмарок продолжала расти, однако темпы прироста внутреннего торгового оборота не соответствовали потенциальным возможностям страны. Более успешно развивалась внешняя торговля (о чем мы уже говорили в предыдущих лекциях), однако и здесь потенциальные возможности страны не были реализованы в полном объеме, так как глубинные районы не были втянуты в товарно-денежные отношения должным образом.

В довольно сложном положении находилась и финансовая система страны. Начавшийся в 1769 г. выпуск бумажных денег, который принял массовый характер, привел к тому, что к началу XIX в. один рубль ассигнациями стоил 68 коп. серебром и курс бумажных денег продолжал падать.

Обнищание крестьянства, дефицит государственного бюджета и т.д. заставляли государство брать деньги взаймы. Первый государственный заем был сделан в 1769 г. в Амстердаме и к концу XVIII в., как мы уже отмечали, сумма долга превысила цифру в 41 млн. рублей. К внешним займам добавлялись внутренние. Только оплата процентов по долгам составляла 5% государственного бюджета. Таким образом, все говорило о том, что экономика России уже к началу XIX в. находилась в предкризисном состоянии.

Какие же выходы существовали из создавшегося положения? Их можно было бы обозначить одной фразой - снять крепостнические сдержки в экономике.

Конечно же центральным вопросом в этих условиях становился крестьянский вопрос. Ибо только освобождение самого многочисленного сословия от крепостной зависимости позволило бы решить многие проблемы, в частности, втянуть четыре пятых населения страны в товарно-денежные отношения, создать рынок свободной рабочей силы, так необходимый для быстрого промышленного развития, расширить внутренний торговый рынок, что было необходимо для наращивания объемов как внутренней, так и внешней торговли и т.д. и т.п.

Было необходимо также отказаться от продворянской политики в области промышленности и окончательно снять путы, остававшиеся на крестьянской, мещанской и отчасти даже купеческой промышленности. Мер, которые в этой области предприняло еще правительство Екатерины II, было уже явно недостаточно.

Нужны были изменения и в кредитно-финансовой политике, которые бы позволили всем промышленникам иметь равный доступ к государственным кредитам на равных условиях. Это было важно для проведения промышленного переворота и создания новых производств.

Нужно было также сбалансировать бюджет государства, приостановить падение курса бумажных денег, отказаться от неразумных расходов.

Важно было изменить систему образования, открыв доступ к нему выходцев из недворянских сословий, так как развитие промышленности, торговли и транспорта требовало большого числа образованных людей.

Список важных реформ можно было бы продолжать долго, однако уже приведенного достаточно для того, чтобы понять, что в центре всего была отмена крепостного права и необходимые политические реформы.

Какие же тенденции были характерны для различных секторов экономики в первой половине XIX в.?
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО РОССИИ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА
Несмотря на отдельные попытки правительства Александра I и Николая I сгладить наиболее кричащие противоречия крепостного права, о чем будет сказано более подробно ниже, в целом сельское хозяйство продолжало развиваться по традиционному пути, то есть прежде всего за счет экстенсивных факторов.

Прирост сельскохозяйственной продукций, и прежде всего хлеба, шел в основном за счет введения в оборот новых земель, главным образом на юге Европейской России и отчасти в южных районах Сибири. За полвека посевные площади увеличились на 53%.

Кто же осваивал эти территории?

Еще при Екатерине II для освоения Причерноморья наряду с русскими широко приглашались иностранцы-колонисты и в первые годы царствования Александра I эта политика еще продолжалась. Только за 1803-1805 гг. в Новороссию переселилось 5 тыс. душ мужского пола колонистов различных национальностей. Это позволило запустить в сельскохозяйственный оборот плодородные черноземы юга.

Однако в 1804 г. после доклада Кочубея государю правительство прекращает поддержку иностранной колонизации и делает упор на переселение русского населения. В частности, в больших количествах переселяются казенные крестьяне из центральных губерний, где ощущался недостаток земли.

Кроме того, правительство поощряло переселение крестьян частными лицами, которым в этих районах земля отводилась на льготных условиях.

Быстрому развитию сельского хозяйства Новороссии способствовали и такие меры, как объявление порто-франко (т.е. беспошлинного ввоза и вывоза) в Крыму и в Одессе.

Естественно, это вело не только к быстрому освоению плодородных земель юга и росту производства хлеба, но и к быстрому втягиванию этого района в товарно-денежные отношения. Здесь относительно быстрыми темпами складывается буржуазный уклад в сельском хозяйстве. Уже в начале XIX в. из 2 млн. 250 тыс. четвертей хлеба, проданного за границу, более 1 млн. приходилось на пшеницу, производившуюся в южных степях.

Еще одним следствием быстрого и успешного освоения Новороссии явилось то, что этот процесс подтолкнул развитие специализации, да и в целом развитие сельского хозяйства в нечерноземных районах. Не выдерживая конкуренцию дешевого южного хлеба, жители центральных районов увеличили посевы и производство льна, пеньки и других технических культур, тем самым закладывая основы для быстрого развития здесь в последующие годы промышленности по переработке этого сельскохозяйственного сырья.

Другим источником роста объемов сельскохозяйственной продукции было усиление крепостнической эксплуатации крестьян. В этот период в России мы можем встретить все три формы феодальной ренты: денежную, ренту продуктами и отработочную. В течение первой половины XIX в. постоянно возрастала роль денежного оброка. Однако господствующей такая форма эксплуатации крестьян была лишь в нечерноземных великорусских губерниях, которые отличались значительным развитием промышленности и ремесел.

При этом следует иметь в виду, что источником оброка был не только и не столько крестьянский труд в сельском хозяйстве, но в значительной степени труд на отхожих промыслах, а также работа в городе на фабриках.

В целом же среди помещичьих крестьян в первой половине XIX в. преобладала барщина. Так, по данным С. И. Игнатовича, к середине XIX в. соотношение барщины и оброка среди помещичьих крестьян выражалось следующими цифрами: 71,9% - на барщине и 28,1% - на оброке. Более того, на протяжении всей первой половины XIX в. шел процесс увеличения барской запашки, которая к середине века с 18% выросла до 49% всех хозяйственных земель. Особенно интенсивно это процесс шел в черноземных районах страны, где довольно часто крестьян переводили на месячину или сгоняли с земли вовсе.

Сокращение площадей земель, находившихся в руках крестьян, вело к увеличению крестьянских недоимок, которые к 1831 г. составили 51,9 млн. рублей. Основная часть этой суммы ложилась на крестьян черноземного центра и Украины. Все это свидетельствовало о глубоком кризисе крепостного сельского хозяйства.

В довольно сложном положении находились и государственные крестьяне, хотя конечно же их положение было несколько лучше, чем у помещичьих крестьян.

По сравнению с началом XVIII в. к концу 30 гг. XIX в. общее денежное обложение государственных крестьян увеличилось в 9-11 раз в зависимости от губернии. Правда, государственные крестьяне имели в 1801 г. право покупать землю в собственность, торговать на ярмарках и основывать фабрики при уплате всех необходимых налогов и пошлин. Правом этим конечно же могли воспользоваться лишь единицы из общей массы в 19 млн. человек. В целом же положение основной массы государственных и удельных крестьян было не намного лучше, чем помещичьих.

Такое положение дел подрывало крестьянское хозяйство. Основная масса крестьян еле сводила концы с концами, ведя натуральное хозяйство. Связь с рынком имела лишь зажиточная верхушка государственных и оброчных крестьян. По ориентировочным подсчетам в 50-х гг. XIX в. доля крестьянского хлеба в общей сумме товарного зерна, поставляемого на рынок, составляла всего 10%.

В этих условиях говорить об улучшении агротехники и применении машин или улучшении породы скота практически не приходилось, так как значительная часть хозяйств была просто поставлена на грань выживания.

Низкий уровень агротехники приводил к тому, что урожайность на крестьянских наделах была стабильно низкой и редко превышала сам-3.

Не менее показательные процессы происходили и в помещичьих хозяйствах. Несмотря на расширение барской запашки крепостнический характер эксплуатации не приводил к заметному росту урожайности из-за низкой производительности труда. Уже экономисты XIX в. отмечали, что производительность труда наемного рабочего почти в 2 раза превышала производительность труда крепостного крестьянина. Даже увеличение размеров барщины не обеспечивало роста производительности труда в сельском хозяйстве.

По урожайности и производительности труда в сельском хозяйстве Россия отставала от многих стран Европы. Так, экономист XIX в. Л.В. Тенгоборский определял средний урожай в России в 4,63 четверти с десятины, в то время как во Франции в 7,36 четвертей, в Пруссии - в 5,74 четверти, в Австрии - в 6,6 четверти и т.д. Причем на протяжении всей первой половины XIX в. урожайность в стране практически не росла, что подтверждается данными по 50 губерниям Европейской России в "самах":

1800 - 1820 гг. - 3,5

1821 - 1840 гг. - 3,4

1841 - 1860 гг. - 3,6
Лишь к середине XIX в. положение в сельском хозяйстве начало меняться.

Расширялись посевы технических культур, таких как лен, конопля, хмель. Росла и развивалась специализация районов, особенно в связи с уже упоминавшейся колонизацией юга, который стал основным поставщиком хлеба на внешний и внутренний рынки.

Так, в Новороссии, Бессарабии и на Северном Кавказе развивалось тонкорунное овцеводство, в Крыму и Закавказье - виноградарство и шелководство. Молочное животноводство укрепляло свои позиции в Северо-Восточных районах европейской России. Значительно выросли посадки картофеля, особенно в западных губерниях страны.

В отдельных помещичьих хозяйствах к середине XIX в. начинают применять машины: молотилки, веялки, сеялки, жатки и пр., предпринимаются также попытки ввести четырехполье, рациональный плодосмен и другие агротехнические новшества.

Определенных успехов добилось свекловодство, что было связано с тем, что научились изготовлять свекловичный сахар. И хотя первые опытные посадки сахарной свеклы были проведены в самом начале XIX в. в Тульской губернии и там же был в 1802 г. построен первый сахарный завод, центром свекловодства и сахароварения становится Украина и юг Черноморья. К 1848 г. в стране насчитывалось уже 300 сахарных заводов.

Однако таких хозяйств, где применялись новые методы организации сельскохозяйственного труда, было немного. Медленно завоевывала свои позиции специализация. Так, помещичьи хозяйства ориентированные на разведение тонкорунных овец и свеклосеяние, составляли всего 3% от всех помещичьих хозяйств.

Очень сложно и тяжело шла механизация сельскохозяйственного труда. Крепостные крестьяне не были заинтересованы в ней, а квалифицированных работников, способных обслуживать технику, было мало. В 50-х гг. XIX в., т.е. буквально накануне реформы 1861 г. насчитывалось всего 700 тыс. наемных сельскохозяйственных рабочих, да и то в основном крестьян, незнакомых с техникой, которые приходили на сезонные работы в южные степные, заволжские губернии и Прибалтику из центра.

В силу этого большинство попыток помещичьей рационализации терпело крах. Основная часть помещиков продолжала вести хозяйство по-старому. Это говорило о том, что они находились в состоянии кризиса. Кризисное состояние помещичьих хозяйств проявлялось и в том, что значительная часть мелких и средних помещиков разорялись. Росла дифференциация внутри дворянского сословия. Свои позиции сохраняли только крупные латифундии, да и то лишь за счет своих размеров, так как товарность в этих хозяйствах была на довольно низком уровне. К 1843 г. было уже заложено более 54% всех имений, а к 1857 г. заложенными оказались две трети всех помещичьих хозяйств.

Даже в крупнейших хозяйствах со всей остротой стояла проблема повышения производительности труда, повышения эффективности самих хозяйств в условиях развивающихся товарно-денежных отношений. Решить ее можно было лишь, отменив крепостное право, которое сдерживало развитие всего сельскохозяйственного сектора экономики Российской империи, да и не только его.

Понимали ли правители России всю сложность ситуации, сложившейся в одном из основных секторов экономики? Конечно. Уже в самом начале царствования Александра I вопросы реформирования страны рассматривались на заседаниях негласного комитета. Так, в ноябре 1801 г. Александр I предложил рассмотреть крестьянский вопрос. Императору были представлены два проекта: Мордвинова и Зубова.

Мордвинов выступил против того, чтобы правительство взяло эту проблему на себя. Он считал, что освобождение крестьян может совершиться только по желанию самого дворянства, а задачу правительства он видел в создании такого экономического строя, при котором дворянству был бы невыгоден подневольный труд.

Зубов же вообще предложил лишь запретить продажу крепостных без земли, да высказал мысль о том, что государство могло бы выкупить у помещиков их дворовых.

Остальные члены негласного комитета высказались против самого крепостного права в принципе, не советовали Александру затрагивать этот вопрос, опасаясь недовольства дворянства. По сути дела это был недвусмысленный намек на судьбу Павла. Отвергнув даже такие скромные проекты, участники заседания сошлись во мнении, что со временем крепостное право будет отменено, но путем медленным, постепенным, причем даже направление этого пути осталось неясным.

Известен и более поздний проект отмены крепостного права, связанный с именем Аракчеева, который фактически предлагал растянуть этот процесс чуть ли не на 200 лет.

При Николае I крестьянский вопрос также постоянно обсуждался в многочисленных секретных комитетах, однако ничего решительного предложено не было. В результате кардинальное решение крестьянского вопроса было отложено еще на 60 лет, а правительства Александра I и Николая I (о чем мы будем говорить далее) отделывались лишь частным текущим законодательством по отдельным наиболее кричащим проблемам.

Примерами такого законодательства богата вся история первой половины XIX в. Так, в 1801 г. право покупать землю получили не только купцы, мещане и другие горожане, но и казенные крестьяне, а также вольноотпущенные. Несмотря на ограниченность этого закона, он дал определенный эффект.

К 1858 г. почти 270 тыс. человек (268473) имели в собственности 1 млн. 113 тыс. десятин земли. Конечно же, средняя величина купленного участка была небольшой - 4,1 десятины. Однако дело заключалось в том, что по разным районам эта цифра колебалась и весьма значительно. Например, 5 тыс. крестьян- собственников в Московской губернии владели 20106 десятинами (в среднем 3,9 десятины на хозяйство). В Тверской губернии средняя цифра была еще ниже - 2,02 десятины, а в Таврической губернии, где были в наличии свободные земли, существовали крупные хозяйства крестьян-собственников, которые владели участками в среднем до 187 десятин. Примерно такие же цифры можно привести по Екатеринославской, Херсонской, Оренбургской губерниям - то есть местам, которые уже тогда в силу плодородности земель были основными поставщиками пшеницы.

Предпринимались частичные, весьма скромные меры по облегчению положения помещичьих крестьян. Это известный закон от 20 февраля 1803 г. "О вольных хлебопашцах", указ от 20 февраля 1804 г. "Об устройстве крестьян Лифляндской губернии, аналогичный указ, принятый в 1805 г. по Эстляндской губернии и т.д., которые как-то пытались облегчить крепостнические отношения и дать возможность крестьянам получить свободу. Однако эффект от этих законодательных актов был более чем скромен.

Более того, как известно, правительство Александра I пошло на создание так называемых военных поселений. Пытаясь таким образом снять остроту с проблемы комплектования вооруженных сил, оно по сути дела попыталось решать этот вопрос за счет усиления крепостного гнета.

Правда, углубление кризиса крестьянских и помещичьих хозяйств заставило правительство Николая I во второй четверти XIX в. пойти на ряд реформ в этой области.

Так, в течение 30-х-40-х гг. правительство принимает ряд законов по ограничению всевластия помещиков. В частности, был подтвержден указ от 1797 г. о трехдневной барщине. В 1857 г. был принят закон, по которому поместья, где за крестьянами числилось менее 4,5 десятины на душу, либо передавались в казенное управление, либо крестьянам разрешалось переписываться в "свободные городские состояния".

В 1841 г. был принят указ, запрещающий продавать крестьян в розницу, в 1843 г. было запрещено безземельным дворянам приобретать крестьян. В 1847 г. - крестьянам, проживавшим в имениях, продающихся за долги, было разрешено выкупаться с землею на волю. В 1848 г. крестьяне получили право приобретать недвижимую собственность. Кроме того, было ограничено право помещиков продавать землю без крестьян, и наоборот, крепостных без земли, было запрещено отдавать крестьян в горнозаводские работы и т.д.

Опасаясь затронуть интересы помещиков, правительство Николая I попыталось провести реформу "устройства казенных крестьян". В 1837 г. было создано Министерство государственных имуществ во главе с Киселевым, который и провел ряд преобразований в течение 1837-1843 гг. Что же дали эти реформы?

Отчасти было упорядочено управление государственными крестьянами. Малоземельные сельские общества переселялись на свободные земли. Особое внимание попытались уделить поднятию агротехнического уровня крестьянского земледелия. Через созданные сельскохозяйственные станции вводились новые агротехнические приемы и методы. Внедрялись (причем часто насильно) посадки картофеля. И, наконец, был принят ряд мер по улучшению быта крестьян. В деревнях открывались школы, больницы, ветеринарные пункты. Правда, делалось это крайне медленно и в основном бюрократическими методами, без соответствующих разъяснений, что часто вызывало недовольство самих крестьян, о пользе которых как бы старалось правительство.

Даже такая усеченная реформа вызвала недовольство помещиков, которые увидели в ней угрозу прежде всего для своих имений, ибо их крестьяне могли теперь сравнить свое положение и положение казенных крестьян. Насильственная же посадка картофеля и введение так называемой "общественной запашки" привело к массовым картофельным бунтам.

Все это были, однако, полумеры, которые не могли, да и не решали кардинально саму проблему: освобождение крестьян с землей, создание условий для развития товарного земледелия, формирование рынка свободной рабочей силы. Без этого страна не могла ускорить свое развитие.

Правительство, понимая важность и насущность этих проблем, просто боялось браться за их решение, опасаясь как реакции помещиков, так и крестьянского бунта. Эту позицию ясно выразил Николай I на заседании Государственного Совета в 1842 г.: "Нет сомнения, что крепостное право в нынешнем его положении у нас, есть зло, для всех ощутимое и очевидное, но прикасаться к нему теперь было бы делом еще более гибельным."

Потребовался позор поражения в Крымской войне, смена императора, чтобы правительство, наконец, осознало гибельность дальнейшего затягивания решения этой важной проблемы.
  1   2   3   4   5   6   7   8



Рефераты Практические задания Лекции
Учебный контент

© ref.rushkolnik.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации