Способы выражения категории пола в немецком языке

скачать (401.1 kb.)

1   2   3
Глава II. Способы выражения гендерных отличий в немецком языке
2.1 Грамматические маркеры рода в немецком языке
Грамматический род в немецком и русском языках является характерным признаком имен существительных. Категория грамматического рода в немецком языке – устойчивая историческая категория, она существовала на ранних этапах развития языка, прошла длительный путь исторического развития и широко использовалась при словоизменении, словообразовании и синтаксическом согласовании в различные периоды истории немецкого языка (Ярнатовская, 1956: 7). Все существительные немецкого языка, за исключением тех, которые употребляются только в формах множественного числа (рluralia tantum), распадаются на три грамматических рода: мужской, средний и женский. Как и в русском языке, грамматический род производных имен существительных выражается в немецком языке различными способами аффиксации (суффиксы, префиксы) и историческим чередованием корневых гласных (аблаут). Так, все без исключения имена существительные, образованные при помощи суффиксов -in, -heit, -ung, -schaft – женского рода, например, die Lehrerin, die Schцnheit, die Вildung, die Mаlerei die Fruendschaft, все имена существительные, образованные при помощи суффиксов -еr, -ler, -ner, -ling – мужского рода, например, der Lehrer, der Kьnstler, der Redner, der Feigling, все имена существительные, образованные при помощи суффиксов –chen, -lein – среднего рода, например, das Kдtzchen, das Tischlein.Имена существительные, образованные посредством префикса gе-, имеющего собирательное значение, – среднего рода, например, das Gemьse, das Getreide, das Gescherz, за исключением существительных, обозначающих живые существа, например, der (die) Gelehrte, der Geleiter. Большинство имен существительных, образованных от глагольной основы путем чередования гласных корня по аблауту, имеют мужской род, например, der Gang, der Unterschied, der Schritt.

Таким образом, грамматический род оформляется посредством словообразовательных суффиксов и префиксов имен существительных, а также исторических чередований по аблауту. Однако система суффиксов в современном немецком языке развита значительно слабее, чем в русском языке. Этим следует объяснить тот факт, что некоторые составные части слов приблизились к суффиксам и играют большую роль в пополнении словарного состава языка, являясь одной из специфических особенностей его словообразовательной системы. В современной филологической литературе они получили название полусуффиксов или суффиксальных словоэлементов (Ярнатовская, 1956: 10), например, -mann, -frаu, -коpf, -zeug, -werk. Число полусуффиксов в современном немецком языке растет и уже превышает число суффиксов имен существительных, выражая массу значений и оттенков, и их роль в оформлении и определении грамматического рода становится все более значительной. Как в русском, так и в немецком языке все три грамматических рода неодинаково продуктивны и занимают различное положение в грамматической структуре языка. Наш интерес к среднему роду обусловлен в данном случае значительным отличием его функционирования в русском и немецком языках. Грамматическому термину «средний род» в русском языке соответствует в немецком языке ряд названий:

Sдchliches Geschlecht – вещественный род.

Neutrales Geschlecht – нейтральный род.

Geschlechtlose Form – внеродовая форма.

Все перечисленные термины, как и «средний род» в русском языке, говорят об отсутствии связи среднего рода со значением лица. Однако положение среднего рода в современном немецком языке качественно иное, чем в русском, несмотря на некоторые общие черты. Круг значений имен существительных среднего рода в русском языке очерчен менее резко, чем мужского и женского. В немецком же языке подавляющее большинство слов среднего рода имеет вполне определенное значение. Большинство имен существительных среднего рода в русском языке имеет абстрактное значение, а в немецком имена существительные среднего рода имеют собирательное значение. В русском языке средний род обладает по сравнению с мужским и женским родом менее развитой системой продуктивных суффиксов, и средства его выражения относительно бедны. В немецком языке средства оформления и выражения среднего рода более многообразны. Кроме небольшого числа продуктивных словообразовательных суффиксов, средний род в немецком языке выражается наличием артикля среднего рода, производительного префикса gе-, субстантивацией различных частей речи и синтаксическим согласованием.

В немецком языке имеется довольно много имен существительных среднего рода, обозначающих одушевленные существа: обозначение людей и животных в раннем возрасте – das Kind, das Ferkel, das Kalb, обобщающие названия лиц и животных – das Wesen, das Geschцpf, das Tier, имена существительные, образованные при помощи суффиксов среднего рода – das Mдdchen, das Kaninchen, das Mдdel, имена существительные, образованные посредством полусуффиксов и словосложения – das Dreifache, das Tigerpferd, и, наконец, одушевленные имена существительные среднего рода, такие как: das Weib, das Schaf, das Schwein.Существительные среднего рода делятся на корневые, производные и сложные, в числе их находятся субстантивированные слова. Словообразовательные суффиксы среднего рода имеют разное происхождение. Большинство суффиксов, как исконных, так и заимствованных, утратило продуктивность. Непродуктивных исконных суффиксов довольно много: -nis, -sal, -sel, -icht, -el, -en, -e.Непродуктивный суффикс -nis колебался между женским и средним родом вплоть до 17 века (Ярнатовская, 1956: 39). Этот суффикс многозначен, присоединяясь к глагольной основе, он образует названия действий и результатов действий: das Ergebnis, das Erfordernis, присоединяясь к основам прилагательных, образует существительные, обозначающие свойства состояния: das Geheimnis, das Wildnis. Примыкая к именам существительным, суффикс –nis почти не изменяет их значения: das Bidnis, das Schrecknis.Суффикс -sal и его фонетический вариант -sеl непродуктивны, они встречаются в производных от глагольных основ: das Irrsal, das Schicksal, das Labsal (следует отмeтить исключение: к мужскому роду принадлежат der Ндcksel, der Stцpsel).Суффикс -icht, придающий существительному значение собирательности, встречается лишь в немногих словах, он имеет варианты -ich или -ig; das Dickicht, das Kehricht, das Reisig. Суффикс -ат встречается в словах латинского происхождения: das Datum, das Zentrum, das Forum.Суффикс -аt образует существительные, обозначающие продукт действия: das Referat, das Plakat, das Fabrikat, das Exponat.Заимствованные суффиксы среднего рода -urn, -at, -аl, -еnt, -ett, -еll встречаются только в словах иноязычного происхождения. Это непродуктивные суффиксы, встречающиеся в книжных словах, научных и технических терминах. Они образуют конкретные и абстрактные существительные: обозначения предметов, процессов и качеств: das Diktat, das Signal, das Testament.Продуктивными можно считать только три исконных суффикса среднего рода: -chen, -1еin, -tum. Продуктивным является также префикс gе-, выступающий часто вместе с суффиксами -е, -еr.Суффикс -tum развился из самостоятельного древневерхненемецкого многозначного слова tuom – состояние, положение, отношение; закон, власть, обычаи. Семантические функции суффикса -tum разнообразны. Суффикс -tum образует существительные, обозначающие: а) сословия, классы и общественные группы: das Bauerntum, das Bьrgertum, das Rittertum; б) общественное положение людей: das Meistertum, das Witwentum, das Waisentum;

в) образ мыслей, убеждения, религию: das Christentum, das Judentum, das Heidentum; г) свойства и состояния: das Heldentum, das Volkstum, das Kaisertum;

д) общественное устройство, учреждение, группу лиц: das Protektorat, das Doktorat, das Proletariat, das Dekanat, das Rektогаt.Суффикс -еnt образует научные термины, названия предметов и отвлеченных понятий: das Dokument, das Argument, das Ornament, das Instrument, das Fundament.Суффикс -аl встречается сравнительно редко: das Kapital, das Differential.Суффиксы -еtt, -еll встречаются в словах французского происхождения: das Amulett, das Parkett, das Duett; das Duell, das Kartell, das Karusell.Имена существительные среднего рода образуются также при помощи именных полусуффиксов: -zueg, -werk, -stuск, -vо1к, -bild, -wesen, -heim, -haus.Слова, образованные с их помощью, разнообразны по своей семантике. Так, например, -zeug образует названия предметов с инструментальным значением, суффикс –werk – имена собирательные: das Schreibzeug, das Werkzeug, das Bauwerk, das Schuhwerk; полусуффикс -vо1 имеет собирательное значение, называя определенные группы людей: das Kindervolk, das Frauenvolk полусуффикс -wesеп образует имена абстрактных понятий: das Flugwesen, das Bildungswesen.В немецком, как и в русском языке, существуют уменьшительно-ласкательные и другие эмоционально окрашенные существительные, которые образуются посредством специальных суффиксов.В русском языке таких суффиксов много; они образуют слова всех трех родов (звоночек, ключик, пальчик, крючочек, солнышко, лавочка и др.).

В немецком языке есть только два продуктивных суффикса субъективной оценки (chen, lein), оба они образуют существительные среднего рода, даже присоединяясь к основам существительных мужского и женского рода. Кроме того, есть еще непродуктивные суффиксы –el – среднего рода, – ling – мужского рода и -еi – женского рода.Уменьшительно-ласкательные суффиксы в немецком языке, как и в русском, не изменяют основного значения слова, не создают новых понятий, поскольку они придают слову эмоциональную окраску: das Lied – das Liedchen, der Tisch – das Tischlein. Когда эмоциональная окраска утрачена, связь производного слова с основным нарушается, и существительные с суффиксами –chen и –lein теряют понятие уменьшительности или эмоционально-субъективной оценки и приобретают новое самостоятельное значение, например: - обозначения лиц: das Frдulein, das Mдdchen;

- названия животных, птиц, насекомых: das Kaninchen, das Heimchen, das Frettchen, das Grauchen;

- названия цветов: das Veilchen, das Glockchen, das Stiefmutterchen;

- другие имена существительные среднего рода: das Mдrchen, das Krдnzchen, das Wьrstchen, das Zipperlein.В современном немецком языке сохраняется несколько слов с непродуктивным суффиксом среднего рода -е1; они имеют уменьшительное значение: das Ferkel, das Mдdel, das Brettel. Часть из них в современном немецком языке относится к мужскому роду: der Wickel, der Zipfel; часть к женскому роду: die Angel, die Trommel; некоторые колеблются между мужским и средним родом: das (der) Knдuel, das (der) Mьndel.Для образования имен собирательных среднего рода используется продуктивный префикс gе- (иногда в сочетании с суффиксами -е, -еl). Он образует имена собирательные от именных и глагольных корней: das Geholz, das Gwдsser, das Getrдnk, das Geflьster. В некоторых случаях корень этих слов трудно обнаружить. В других словах он имеет иное значение, а иногда отличается по звуковому составу. Нередко простых слов с этим корнем в языке нет: das Geschlecht, das Genick, das Geleise.

Некоторые слова имеют как собирательное, так и единичное значение: das Gehirh – мозг и мозги (кушанье), das Gerat – прибор и посуда (утварь),das Gebirge – горная порода и горы, и т. д.

Отглагольные имена существительные среднего рода обозначают повторные действия: das Geheul, das Gerдusch, das Geflьster, das Geschrei. В некоторых словах с этим префиксом наблюдается изменение корневого гласного: der Wurm и das Gewьrm, das Wasser и das Gewдsser, der Pack и das Gepдck, der Strauch и das Gestrдuch, malen и das Gemдlde. Наличие или отсутствие умлаута иногда изменяет значение слова: das Geblase – плохая игра на духовых инструментах, das Geblдse – вентилятор; das Gerumpel – грохот, шум, das Gerьmpel – хлам. Размышляя о категории рода в русском языке, В.В. Виноградов приходит к выводу о том, что современному русскому языку свойственен общий процесс «семантического обезличения и опустошения форм среднего рода» как одна из характерных особенностей в развитии категории грамматического рода (БРHC,1988: 85).Что же касается немецкого языка, то класс существительных среднего рода в нем существовал на всех этапах развития языка. И в настоящее время он жизнеспособен, продуктивен и постоянно пополняется заимствованными и возникающими вновь словами.
2.2 Лексические способы выражения пола в немецком языке
В человеческом обществе всегда существовало архетипичиское разделение социума на две группы – мужчин и женщин, поскольку такая дифференциация по критерию биологического пола является наиболее очевидной. Таким образом, за каждым индивидом в социуме закрепилась гендерная роль мужчины или женщины. На их основе позднее сформировались некие обобщенные представления об особенностях поведения мужчин и женщин, об ожидаемых от них реакциях и действиях, о приемлемых только для мужчин или только для женщин видах деятельности – иными словами, в общественном сознании сформировались гендерные стереотипы. Эта стереотипизация касается многих сфер жизнедеятельности субъекта: социальной дифференциации, культурного фона, образованности и уровня научного знаний, языковой стратификации и других.

В этой главе мы попытаемся рассмотреть гендерные стереотипы немецкой фразеологии. Фразеологический материал получен путем словарных выборок. Методом сплошной выборки было отобрано 378 фразеологических единиц. Критерием отбора стал формально-семантический признак, то есть мы относим к своему материалу фразеологические единицы, где эксплицитно или имплицитно присутствует гендерная семантика: Eine schцne Frau hat immer recht; eine bцse Sieben.

Иными словами, отбирались фразеологические единицы, содержащие непосредственную номинацию пола, либо его метафорическое переосмысление. Это относится прежде всего к лицам женского пола, так как мужские номинации представлены гораздо шире и для их анализа надо исследовать практически весь пословично-поговорочный материал. Наиболее частотными в исследованном материале оказались номинации: Frau, Weib, Mдdchen, Braut, Mutter, Stiefmutter, das schwдche/schцne Geschlecht, Gro?mutter, Oma, Hausfrau, Nonne, Magd, Witwe. Однако частотность их различна. Наибольшую встречаемость показали лексемы: Weib, Frau, Mдdchen, Braut, Mutter.

Мы основывались на классификации А. В. Кирилиной, согласно которой можно сделать вывод, что немецкий фразеологический материал представлен следующими семантическими группами: 1) супружество/брак; 2) молодая девушка; 3) внешность женщины; 4) материнство; 5)женщина как сексуальный объект;6) качества женского характера; 7) номинации женщин как представительниц своего пола; 8) ряд более мелких и слабо представленных подгрупп, относящихся к старости, вдовству, любви, религии. «Супружество» — вторая по количеству фразеологических единиц группа. Важно отметить, что подсчет единиц проводился в этой группе по формальному признаку — наличию в составе фразеологиечких единиц слова Mдdchen. При этом в большом количестве случаев девушка выступает в роли невесты — основной своей роли, как показывает языковой материал. Таких фразеологических единиц обнаружено 27. Хотя они включены в группу “Супружество”, правомерно учитывать их и при анализе группы “Молодая девушка”, которая, таким образом расширяется до 66 единиц.

Затем следуют две примерно одинаковые количественно группы — 1)«Внешность» (40 фразеологических единиц) и 2) «Материнство»(40 фразеологических единиц), сюда же мы относим и 9 фразеологических единиц, где лексема Mutter употребляется метафорически. К этой же группе мы отнесли фразеологические единицы со словом Stiefmutter, так как семантика подобных пословиц имплицитно содержит сравнение с материнской заботой, и мачеха в них интерпретируется как «не-мать», что является ее главным признаком, вытекающим из сравнения с концептом «мать». Это позволяет утверждать, что при означивании этого фрагмента картины мира язык «отталкивался» от образа матери. Особую подгруппу составляют фразеологические единицы, значение которых основано на семантическом переносе: Bei Mutter Grьn ьbernachten.

Группа «Женщина как сексуальный объект» весьма представительна (30 единиц). К указанному числу может быть присоединен ряд фразеологических единиц из других подгрупп (“Девушка”, “невеста”). Поэтому распространенность этого фрагмента картины мира, создаваемой немецкой фразеологией, можно считать еще более высокой: Eine schцne Frau will jeder kьssen. В этой группе очень четко присутствует адроцентричный взгляд: все оценки производятся с мужской точки зрения. Положительно оценивается привлекательная внешность с позиции ее значимости для мужчины, а также с прагматической точки зрения: Eine schцne Wirtin macht einen teuren Gasthof. Отсутствие привлекательности считается значимым признаком и отмечается вербализацией этого признака: Eine Grazie ist sie nicht.

В группе «Отрицательные характеристики женщины» (47 единиц) особенно выделяются:

1)сварливость, злость (14)

2) фальшь, неискренность, хитрость (12)

3)опасность (7)

4) болтливость (6)

5) непостоянство (4)Еще одной чертой немецкого фразеологического материала является явное преобладание отрицательной оценки в общей массе фразеологических единиц. Выделена группа фразеологических единиц, отрицательно оценивающих женщин и женскую деятельность (47 единиц). Однако этим количеством отрицательная оценка не исчерпывается. Сюда же может быть присоединена подгруппа “Тяготы брака для мужчин” из семантической области “Брак” (которая в ней является второй по частотности после подгруппы “Невеста”: соответственно 27 и 18 единиц), а также ряд других фразеологических единиц из разных подгрупп.

Наиболее четко поддается определению, какие черты женщин характеризуются отрицательно. К их числу относятся (по убыванию частотности): 1) сварливость, дурной нрав, злость: alte Schraube, ein richtiges Reibeisen; ein bцser Mann ist ein Teufel, eine bцse Frau eine Hцlle;2) хитрость, фальшь, неискренность: eine falsche Kдtze, Wo Eva gemalt steht, da ist die Schlange nicht weit, Frauen sind schwer zu durchschauen;3) недостаточность, неполноценность женского интеллекта: eine dumme Gans. Часто происходит инфантилизация женского ума, когда лексическое окружение слова Frau соотносится с подобными концептами: Kindern und Frauen mub man ihr Spielzeug lassen.Во многих случаях в одной фразеологической единице соединяются разные отрицательные оценки, например, глупость и вздорный характер: eine dumme/blцde Ziege;

4) опасность, исходящая от женщины: Eine Frau und ein Gewitter sind immer zu furchten. Как и в русском материале, имеют место сопоставления с чертом: Eine Frau, sei noch so klein, stellt dem Teufel ein Bein. Опасность связывается с непредсказуемостью, нелогичностью; 5) болтливость. Отрицательное отношение к женскому говорению: Die Fische sind stumm, aber die Fischweiber nicht; Alte Weiber und Frosche quaken viel.

Примыкает к предыдущей группе ряд фразеологических единиц, характеризующих женский интеллект (15), где большинство фразеологических единиц коннотированы отрицательно.

8. Нейтральные и положительные характеристики женщин (21). Эта группа фразеологических единиц занимает существенно меньшее место в общей массе исследуемых единиц. Кроме того, нам представляется существенным разграничивать употребление в фразеологических единицах существительных Frau, Weib в связи с предшествующим им определенным и неопределенным (нулевым) артиклем. Рассмотрим ряд примеров: (1)Die Frauen sind die schlauen (2)Die Frauen sind schwer zu durchschauen (3)Die Frauen heissen alle Eva (4)Einer reinlichen Frau fehlt es nie an Wasser В примерах (1) - (3) употреблен определенный артикль, в примере (4) — неопределенный, что влияет на смысл всего высказывания. Согласно когнитивному взгляду на грамматику (Лангакер, 1992), любое грамматическое явление символично и отражает некоторые особенности человеческой когниции, связывая одни структуры знаний с другими.

Особенно часто такие ситуации возникают при употреблении имен существительных в качестве родовых понятий: “Такие понятия должны употребляться независимо от контекста, так как они имеют определенное, понятное всем носителям языка “стандартизированное” значение, не зависящее от контекста. На это значение указывает анафорический артикль. Тем самым производится апелляция к фоновым знаниям”.Это правило применимо к пословицам и поговоркам, представляющим собой “текст в тексте” и потому не требующими предварительной контекстуальной или ситуативно обусловленной информации, а соотносящимися со знаниями о мире.

Таким образом, примеры (1) — (3) вследствие употребления анафорического артикля реферируют к общим знаниям о мире, включая всех лиц женского пола, то есть имеют обобщающее значение.

В примере (4) употреблен катафорический артикль, выполняющий иную функцию, “привлекая внимание слушающего к отклонению или особенности уже знакомого понятия” . Поэтому генерализующее значение катафорического артикля в этом случае ослаблено по сравнению с анафорическим. Катафорический артикль в нашем материале чаще употребляется в фразеологических единицах, содержащих положительно коннотированную информацию: Eine gute Frau ist des Goldes wert Eine gute Frau macht aus einem Achtziger einen Vierziger...

Напротив, фразеологические единицы, содержащие отрицательную оценку, чаще обнаруживают анафорическое употребление артикля, то есть более высокую степень генерализации. Обнаруженная закономерность носит вероятностный характер, тем не менее, она просматривается весьма четко и, безусловно, значима для выяснения места женщин в картине мира, создаваемой немецкой фразеологией.

И это позволяет заключить, что в случаях фиксации отрицательного обобщение выше, то есть отрицательные качества приписываются женщинам как имманентные, а положительные, скорее, как вероятностные.

Группе «Любвь и ухаживания» (9 единиц), независимо от намерения заключить брак, посвящена небольшая группа фразеологических единиц, где также преобладает андроцентричный взгляд на отношения между представителями двух полов: Was die Geliebte tut, ist alles gut; Wer liebt, dem ist jeder Tintenfleck eine Venus.Отсутствует отрицательная оценка женщин, выраженная эксплицитно, однако общая идея фразеологических единиц этой подгруппы состоит в том, чтобы отразить “слепоту” любящего мужчины, не способного заметить недостатки любимой. Женский взгляд на любовь и привязанность нами не обнаружен.

Подгруппы «Религиозная сфера, где доминирует лексема Nonne (монахиня)» (6 единиц), «Вдова» (2 единицы), «Непорочность» (6 единиц) находятся на периферии семантического поля женщина.

Более свойствен для немецких фразеологических единиц прагматический подход: Wer die Witwe freit, freit auch die Schulden.

Лексема Nonne (монашка) в русских фразеологических единицах практически не встречается. Фразеологические единицы немецкого языка позволяют выделить этот фрагмент исследуемого лексико-семантического поля. Его особенностью является ироническая коннотация, присущая всем единицам этого фрагмента: Frisch gewagt ist halb gewonnen, sprach der Pastor zu den Nonnen; Alles kommt an den Mann, sagte die Nonne, bloss ich nicht.

Фрагмент поля, относящийся к понятию altes Weib (старуха), часто обнаруживает присутствие лексемы Teufel (черт): Mit einem alten Weib fuhrt der Teufel keinen Prozeb; Wo der Teufel nicht hinwagt, schickt er ein altes Weib.

Прежде всего обращает на себя внимание несколько большее, по сравнению с русским материалом, количество номинаций: ein blondes Gift, eine fesche Kдtze, ein flotter Dampfer. Таким образом обнаруживается большая значимость классификации, упорядочения. При этом подавляющее большинство номинаций производятся с мужской точки зрения, то есть “второй пол” выступает в роли объекта. Хотя лишь немногие выражения представляют собой выраженную негативную оценку, подавляющее большинство несет иронически-сниженную оценку. Особенно это касается семантической области “молодая девушка”, что создает стереотип внешне привлекательного, легкомысленого и не очень умного существа. В ряде случаев подчеркивается ненадежность, вероломность: eine typische Eva.

Заслуживает внимания выражение guter Kerl, употребляемое по отношению к девушке отзывчивой, готовой помочь и даже пострадать за других. Анализируемая семантическая область характеризуется также тем, что женский образ ни разу не выступает в ней в роли субъекта. Наряду с простыми номинациями, носящими, как уже указывалось, андроцентрический характер, присутствует ряд глагольных фразеологизмов, где девушка также является объектом действия: sich einen Zahn angreifen, sich einen Goldfisch angeln, jemandem einen Zahn abschrauben.

Подгруппа, посвященная описанию женской внешности, обнаруживает что немецкий язык относит привлекательную внешность к числу значимых ценностей. Отношение к внешности весьма прагматично: Eine schцne Wirtin macht einen teuren Gasthof.

Красота также связывается с опасностью и соотносится с военной сферой: Eine schone Frau hat ihre Waffen bei sich.

Из русского материала явствует, что значима не столько внешность, сколько иные качества, которым отводится более существенна роль: С лица воды не пить, а с человеком жить, Красота приглядится, а щи не прихлебаются. Для мужчины красота в некоторой степени даже является отрицательным качеством: Красивый муж на грех, а глупый на смех.

Подгруппа «Женщина как объект сексуального удовольствия» занимает существенное место среди немецких фразеологических единиц. При этом постулируется, моральная ответственность женщин, как показывает подгруппа, связанная с целомудренностью: jemandem die Unschuld nehmen, zu Fall kommen.

Здесь четко просматривается гендерная асимметрия: все высказывания такого рода обращены к женщине и являются, на наш взгляд, подтверждением идеи М. Фуко: «Дисциплина — это принцип контроля над производством дискурса. Она устанавливает для него границы, благодаря игре идентичности, формой которой является постоянная реактуализация правил» (Фуко, 1996: 69).

Подгруппа «Женщина как объект сексуального удовольствия» представлена в немецком материале шире, чем в русском: Ohne Frauen und Wein kann niemand frцhlich sein, Altes Geld und junge Weiber sind gute Zeitvertreiber.

«Подгруппа Супружество» одна из наиболее представительных областей в немецкой выборке. Большинство обнаруженных здесь фразеологические единицы стилистически нейтральны и являются как бы руководством к действию. Важное место в этом фрагменте картины мира, создаваемой немецким языком, занимает выбор невесты. Признается, что жизнь мужчины во многом определяется тем, какая у него будет жена. Однако и здесь четко прослеживается андроцентричность. Невеста выступает в роли объекта. Существенную часть этой группы составляют глагольные сочетания, в большинстве которых женщина снова выступает в роли объекта действия: in festen Нerden sein.

Наряду с этим, женщина может являться и субъектом действия: (dem Mann) eine Gardinenpredigt halten; jemandem die Hand furs Leben reichen.

Однако рекомендации в браке, описания тягот семейной жизни обращены лишь к мужчинам.

Немецкая феминистская литература подробно освещает сложившиеся в обществе представления о женском интеллекте и, соответственно, о женской деятельности, в ней говорится о том, что женщины в обществе имеют более низкий статус, чем мужчины, их деятельность получает более низкую оценку, чем деятельность мужчин, а также, что при одинаковых занятиях считается, что действие, выполненное мужчиной более значимо, чем действие, выполненное женщиной.

Наш немецкий фразеологический материал подтверждает тот вывод, что более 2/3 фрезеологических единиц, посвященных женскому интеллекту, отражают андроцентричное представление об ограниченности и недостаточности женского интеллекта: eine dumme Ziege; ein verrьcktes Huhn; Kindern und Frauen mu? man ihr Spielzeug lassen.

Обобщая, можно сделать вывод, что положительная оценка женщины встречается в семантических областях, где женщины представляют ценность для мужской жизни, особенно это касается сферы повседневного семейного быта, где жена обеспечивает повседневное комфортное состояние мужа. Именно там меньше всего негативных или дискриминирующих оценок. Отношение к женщине сопоставимо с отношением к предмету потребления: она оценивается положительно в случаях, когда ее необходимость очевидна (мать, хорошая хозяйка). В иных случаях она выступает как нерелевантный фактор и немедленно характеризуется как низшее существо, умственно недостаточное, физически неполноценное, своенравное и коварное.

Стереотипы мужества как проявления “настоящего” человека вступают в противоречие с качествами, приписываемыми женщинам. Поскольку вполне человеком является мужчина, то приписывание женщине мужских качеств повышает ее значимость (guter Kerl), а употребление лексем, синтагматически сочетающихся обычно с референтом-женщиной, снижает статус мужчины: heulen wie ein Weib; sich wie ein altes Weib benehmen.

Примечательно также, что независимо от того, какая именно негативная черта женщины отражается в соответствующем фразеологизме, имплицитно, а в ряде случаев и эксплицитно присутствуют и иные негативные черты: Ist die Frau vor dem Spiegel, so vergibt sie den Tiegel.

Фразеологизмы, в силу своей принадлежности к паремиологии, как известно, дающей “усредненную”, стереотипную, картину мира, представляют собой тотальное обобщение, закрепляя в народном сознании образ “усредненной” женщины как существа, наделенного главным образом отрицательными качествами. Индивидуальные особенности стираются. Отрицательные же черты закрепляются в народных стереотипов, переходя в модус ожидания, негативные характеристики женщин подаются, таким образом, как имманентные всем представительницам “второго пола”, ориентируя носителей языка на то, чего следует ожидать от женщины.

Особенностью группы «Нейтральные и положительные характеристики женщин» является отсутствие гомогенности. Выделяются следующие подгруппы:

— номинативные конструкции разного вида: die erste Dame des Staates, die weibe Frau, grьne Witwen;

— единицы с положительным значением, отражающие стандартные представления о женственности и мужественности и содержащие поэтическую метафору, основанную на когнитивном отождествлении категорий пол (sexus) и грамматический род (genus): Zorn ist ein Mann, Sanftmut ist eine Frau.

В связи с эти уместно указать, что в немецком языке названия сильных эмоций относятся к мужскому роду. Вообще представляется, что соотношение пол/грамматический род в немецком языке имеет более сильную психологическую мотивированность, чем в русском;

— высказывания, высоко оценивающие хозяйственную деятельность женщин: Einer reinlichen Frau fehlt es nie an Wasser

— выражения, где оценка отсутствует: Wer Tochter hat, hat auch Sohne.

Особенностью этой группы является тот факт, что она включает не общественно или жизненно важные качества женщин, а лишь маргинальные.

Таким образом, по качеству оценки (положительная, отрицательная, нейтральность) материал исследования разделяется следующим образом:

Положительная оценка:

— молодая девушка,

— красивая внешность и привлекательность,

— “полезность” и незаменимость женщины как супруги и хозяйки,

— материнство.

Отрицательно оцениваются:

— женский характер,

— женский интеллект,

— красота как опасность для мужчин.

нейтральный характер имеют:

— некоторые сферы отношений между женщинами и мужчинами;

— женщины в сферах жизни, не являющихся центральными, и в тех, которые не имеют отношения к мужчинам.

Бросается в глаза факт, что первые две группы (в которых оценка присутствует) являются гораздо более много численными. При этом самой большой количественно является группа отражающая негативные характеристики женщин.

Этот факт подтверждает сформулированное В. Н. Телией для лингвокультурологического анализа правило: «Эмотивность, или эмотивная коннотация, — это не только реакции на образ, лежащий в основе значения, который сам по себе также вызывает психологическое напряжение, но еще и результат интерпретации образного основания в категориальном пространстве установок культуры и ее «идеалов»: гармония с этими установками выражается в спектре положительных чувств-отношений в диапазоне одобрения, а дисгармония — в диапазоне неодобрения (презрения, осуждения, пренебрежения, уничижения и т.п.)... в этих чувствах-отношениях всегда присутствует эмпатия субъекта некоторой ментальности, осознающего, каким подобает или не подобает быть объекту отношения с точки зрения «образцов» бытия» (Телия, 1996: 232).

Учитывая, что гендерные отношения в целом в немецкой фразеологии (включая паремиологию) представлены слабее, чем в русской, значимо преобладание в них негативной оценки женщины. В этой связи можно считать справедливым упрек в «замалчивании» (Unsichtbarmachung) жизни и деятельности женщин, их «инакость».

Отличительным признаком подгруппы «Принятые обозначения женщин» является стилистическая маркированность, часто полярность — отнесенность к высокому стилю или, наоборот, сниженность высказываний: Schwachheit, dein Name ist Weib; von zarter Hand (gehob); die holde Weiblichkeit (iron); das schцne/schwache/zarte Geschlecht.

Семантическое ядро этой подгруппы составляют два признака — слабость и нежность.

Примечательно, что акцентированы именно они, тогда как анализ других семантических областей показал, что эти признаки не являются в них значимыми и не лексикализуются.

Последняя группа фразеологических единиц объединяет разнообразные фразеологические единицы, где номинации женщин употребляются метафорически: seinem Leibe keine Stiefmutter sein; Vorsicht ist die Mutter der Porzellankiste; bei Mutter Grun ubernachten.

При этом сохраняется позитивность образа матери, вызывающего ассоциации с заботой, вниманием, преданностью, так как метафорический перенос основан именно на этих признаках.

Завершая рассмотрение материала немецкого языка, проведем некоторые обобщения:

1. Женщины присутствуют лишь в некоторых фрагментах картины мира, создаваемой немецкими фразеологическими единицами. Число таких фразеологических единиц очень мало.

2. Доминирует андроцентричный взгляд на гендерные отношения. Налицо выраженная гендерная асимметрия: женщины представляются с точки зрения их отношения к жизни мужчин. Оценка женщин и женской деятельности производится с позиции их полезности и необходимости для мужчин. Положительно оцениваются материнство, хозяйственность, привлекательность, юность.

3. Женщины фигурируют как объект потребления. Их агентивность крайне незначительна. Присутствует инструментализация образа женщины.

4. Создавая усредненный образ женщины, немецкая фразеология в качестве прототипических подчеркивает ее отрицательные черты. Типично женские качества оцениваются главным образом отрицательно. Применение к женщинам номинаций, считающихся мужскими, оценивается положительно и наоборот. Известный пример Mannweib (мужеподобная женщина), на наш взгляд, не противоречит этой идее, так как сложное существительное Mannweib не является мужским обозначением женщины в чистом виде. В семантических областях, где доминируют типично женские качества, вероятность негативной оценки выше. Такая тенденция присутствует и в русском языке. Номинация “баба” по отношению к референту-мужчине коннотирована отрицательно. Женщина — хороший товарищ может быть названа “свой парень”.
1   2   3

Глава II. Способы выражения гендерных отличий в немецком языке



Рефераты Практические задания Лекции
Учебный контент

© ref.rushkolnik.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации