Топливно-энергетический комплекс России

скачать (380 kb.)

  1   2   3   4   5

1. Введение



Развиваясь,человечество начинает использовать все новые виды ресурсов (атомную и геотермальную энергию, солнечную, гидроэнергию приливов и отливов,ветряную и другие нетрадиционные источники).Однако главную роль в обеспечении энергией всех отраслей экономики сегодня играют топливные ресурсы. Это четко отражает "приходная часть" топливно-энергетического баланса.

Топливно-энергетический комплекс тесно связан со всей промышленностью страны. На его развитие расходуется более 20% денежных средств. На ТЭК приходится 30% основных фондов и 30% стоимости промышленной продукции России. Он использует 10% продукции машиностроительного комплекса, 12% продукции металлургии, потребляет 2/3 труб в стране, дает больше половины экспорта РФ и значительное количество сырья для химической промышленности. Его доля в перевозках составляет 1/3 всех грузов по железным дорогам, половину перевозок морского транспорта и всю транспортировку по трубопроводам.

Топливно-энергетический комплекс имеет большую районообразовательную функцию. С ним напрямую связано благосостояние всех граждан России,такие проблемы, как безработица и инфляция.

2. ТЭК России



В.В.Путин, Президент Российской Федерации.

Выступление на Всероссийском совещании по развитию топливно-энергетического комплекса России.

Сургут. 3 марта 2000 года.
Это совещание мы готовили давно. Организовано оно и проходит прежде всего по инициативе руководителей отрасли ТЭКа.

Именно руководители крупных нефтяных компаний, Газпрома и некоторых структур Правительства обратили внимание на то со­стояние, в котором находится комплекс, и на необходимость рас­смотрения всех проблем, которые здесь складываются на пер­спективу.

То, что происходило в последние годы, с одной стороны, позволило не только почув­ствовать глоток воздуха самим отраслям ТЭКа, но и всей про­мышленности, которая в значительной степени и развивалась за счет ТЭКа. И это не случайно, потому что то положение несущей конструкции, которое ТЭК прочно занял в экономике бывшего Советского Союза, а потом и России, не только сохранилось, но и было закреплено в последнее время.

С 90-х годов российский ТЭК начал новую жизнь. Он испы­тал трудности и выгоды новых принципов ведения хозяйства. И если в последние годы ТЭК являлся факто­ром стабилизации в экономике России, то в предстоящем деся­тилетии он должен стать фактором роста.

Сегодня энергетический сектор обеспечивает до 30% доходов консолидированного бюджета страны, дает почти 45% ва­лютных поступлений и около 30% объема промышленного про­изводства страны.

1999 год. ТЭК вышел на траекторию роста, то же происходит и в регионе, где мы находимся. Здесь рост со­ставил примерно восемь процентов во всех отраслях ТЭКа. На­ибольший рост производства достигнут в угольной промышлен­ности - более 7%. Добыча нефти выросла минимум на 0,5%. Наметилось совсем незначительное снижение показателей по газу. Точнее сказать, темпы снизились. Объем нефтепереработ­ки увеличился на 10%, потребление электроэнергии - более чем на 2%. Объем капиталовложений в ТЭКе в целом вырос бо­лее чем на 15%.

Удалось снизить социальную напряженность в комплексе. В значительной степени урегулированы споры с трудовыми кол­лективами угольщиков. Задолженность по зарплате в отраслях ТЭКа снизилась почти на 17%.

Вместе с тем, запас прочности, который создавался инвес­тициями предыдущих десятилетий, практически исчерпан. Ос­новные производственные фонды устарели, износились. Все это угрожает нормальному энергоснабжению страны и бюджетным

доходам.

Другая сторона вопроса — специфика нефтяной отрасли, ее зависимость от мировой конъюнктуры цен на нефть. Для госу­дарства это всегда угроза финансовых и социальных потрясе­ний, подобных тем, какие были в 98-м г.

Не хочется сейчас напоминать о том, какие последствия наступят при падении мировых цен на нефть, но к этому мы должны быть готовы всегда. Мы исходим из того, что крупно­масштабного обвала не будет, но мы должны быть уверены в энергетической безопасности страны, а в итоге – и в социаль­ной стабильности.

Необходимо стремиться к более рациональной структуре внешнеторгового оборота, уменьшать вывоз сырья и при этом увеличивать экспорт нефтепродуктов, товаров нефтехимии, электроэнергии, продуктов других отраслей промышленности.

Мы уже ощущаем начало подъема промышленности. Однако в ряде регионов рост производства сдерживается именно нехват­кой платежеспособного спроса на энергетические ресурсы, да и самих ресурсов не хватает. В некоторых отраслях производства на крупных предприятиях происходит даже сокращение рабочих. Поначалу людей приняли, увеличили обороты производства, а потом из-за нехватки электроэнергии, теплоснабжения, прихо­дится сворачивать производство и сокращать рабочие места.

В интересах государства — в интересах долгосрочных, стра­тегических – увеличивать поставку энергоносителей на внут­ренний рынок. Естественно, это возможно только при соблюдении определенных условий: сокращения неплатежей, роста про­изводства в перерабатывающих отраслях.

Один из стратегических выводов заключается в том, что го­­сударству надо занять активную линию защиты отечественных предприятий ТЭКа и на международной арене. Любые вводимые против наших компаний и товаров ограничения должны подвер­гаться тщательному изучению и оспариваться. А еще лучше – пресекаться.

Раньше этими вопросами занимались недоста­точно эффективно. В новых условиях без этого не обойтись. Нужна дипломатическая поддержка в ликвидации неплатежей со стороны иностранных партнеров, в снижении ими транзитных и прочих тарифов. Соответствующие директивы будут направ­лены во все российские посольства и торговые представитель­ства.

Известно, как активно другие государства за­щищают своих товаропроизводителей на внешних рынках. Госу­дарственные деятели иностранных государств – наших партне­ров – не стесняются ставить эти вопросы на самых высоких уровнях, ждут конкретного результата. Более того, еще и агрес­сивно настаивают на этом результате. И у нас резервы есть, притом огромные. Например, общий долг стран СНГ по постав­кам топливно-энергетических ресурсов оценивается сейчас в общем, примерно, в 70 млрд. рублей.

Среди наших национальных интересов — развитие на саха­линском направлении и выход в Карское море; ускорение стро­ительства новых портовых комплексов на Балтике и Черном мо­ре, модернизация действующих и прокладка новых трубопрово­дов, укрепление единого рынка энергоносителей России, Укра­ины, Белоруссии, Казахстана, Туркменистана; проведение энер­гетических, газовых и нефтяных мостов в Китай; активное вза­имодействие с Азербайджаном и Турцией. Мы должны торговать энергоносителями как можно с большим числом стран, искать новых партнеров. Мы должны строить свою работу, исходя из геостратегических интересов Российской Федерации.

Сегодня структура добычи углеводородного топлива не сов­падает со структурой его потребления внутри страны. Так назы­ваемая «газовая пауза» — период, когда в пять раз выросла до­быча газа и в три раза — удельный вес газа в топливном балан­се страны, в принципе, заканчивается.

И потому следующий вывод заключается в том, что нужно срочно менять подход к структуре топливно-энергетического баланса. В основе нового взгляда на проблему должна лежать оптимизация соотношения цен на отдельные взаимозаменяемые энергоресурсы — уголь, газ, мазут.

Очень важный вопрос — разработка государственной энер­гетической стратегии России до 2005-2015 года. Ее реализация должна обеспечить энергетическую безопасность страны и предпосылки для продолжения экономического роста в России. Для вхождения в мировую экономическую систему нужна промышленность, которая эффективно и экономно использует энергоносители. У нас же за последнее десятилетие удельная энергоемкость ВВП не только не снизилась, но даже возросла на 21%. Очевидно, что масштабное уменьшение энергоемкости экономики вызовет рост эффективности производства и даст импульс внедрению высоких технологий.

Один из серьезных и для государства, и для предприятий от­расли вопросов – совершенствование механиз­ма экспортных пошлин. Обязанность государства – обеспечить его прозрачность и ясность. Отсюда следует немаловажный вы­вод: нужны гарантии, что пошлины не будут произвольно ме­няться, что по этим вопросам не будет приниматься единолич­ных административных решений, а изменение ставок пошлин должно быть жестко увязано с динамикой мировых цен на энер­гоносители.

Этот новый подход даст возможность компаниям добиться эффективного инвестиционного планирования и привлечет ин­весторов. Убытки от падения мировых цен не должны ложиться бременем на бюджет. И мы не можем мириться также с тем, что фактическая прибыль от роста добычи топлива несправедливо присваивается.

Нуждается в уточнении и налоговая политика. Она должна быть прежде всего нацелена на достижение не только бюджет­ного, но и инвестиционного эффекта. Это мы тоже прекрасно понимаем. И конечно, основа всей нашей деятельности будет направлена на то, чтобы снижать налоговое бремя не только в целом в экономике страны, но и в областях ТЭКа в том числе.

Вместе с тем нужно повнимательнее посмотреть, что проис­ходит сегодня в налоговой сфере. И не только у Правительства, но и, как раньше говорили, «у широких масс трудящихся», насе­ления. У граждан часто возникает закономерный вопрос — сколько же денег ТЭКа в тех полутора миллиардах долларов, которые ежемесячно утекают из страны. В конце концов, недра принадлежат государству. Ни для кого уже не секрет, что неф­тяные компании используют оффшоры: и зарубежные, и наши доморощенные.

Не все ясно и с так называемыми «масштабными российски­ми инвестициями за рубежом», особенно в условиях инвестици­онного голода в самой России. Мы не против цивилизованной работы с оффшорами, это – отдельный вопрос. Я думаю, что нужно говорить просто о более совершенной налоговой системе. Главное направление движения — создать в России привле­кательные, стабильные условия инвестирования. Требует опера­тивного исправления ситуация с разведанными запасами. В ре­зультате обвального спада геологоразведочных работ за послед­ние восемь лет в целом по стране запасы уменьшились более чем на 9,5%. В Западной Сибири – более чем на 16%. Приросты за­пасов не компенсируют даже текущую добычу энергоресурсов.

По существу, идет проедание ранее разведанных запасов. И такое положение просто опасно. Цивилизованный мир поступает прямо наоборот: раз­ведка запасов опережает темпы текущей добычи. В связи с этим необходимо внести изменения в законодательство о недропользовании. Компаниям нужны стимулы для проведения геолого­разведочных работ за счет своих средств. У небольших компа­ний должен появиться интерес к эксплуатации недоиспользо­ванных месторождений.

Большая проблема в нефтеперерабатывающей промышлен­ности – глубина переработки. Ее средняя величина на заводах России составляет 67%. В Соединенных Штатах, например - 90%. И в мире, в среднем, примерно такой же показатель. Ясно, что эффективность нефтепереработки у нас должна быть уве­личена. Но это увеличение должно быть тесно связано с созда­нием условий для сокращения потребления мазута в электро­энергетике. Иными словами, увеличение глубины переработки не должно порождать новый кризис в обеспечении экономики и населения теплом и электроэнергией. Это необходимо учесть и Минтопэнерго, и Минэкономики.

Следующий вопрос – тот, который нас интересует, может быть, больше всего сегодня — дисциплина платежей как в стране в целом, так и в ТЭКе. Нужно признать, государство в значительной степени са­мо порождало неплатежи за энергоресурсы.

Конечно, такая ситуация нетерпима, и многие шаги для ее исправления нами уже делаются. Например, введены лимиты потребления. Но этого недостаточно. Это скорее административные меры.

Задача государства — полностью ликвидировать задолжен­ность бюджетных потребителей перед поставщиками энергоре­сурсов. Эти меры должны стать составной частью целостной концепции развития ТЭКа. Однако существует много претензий и к нефтяным компаниям. Думаю, что требования к головным компаниям за долги их дочерних структур должны быть жестче со стороны государства.

Придется активизировать работу по повышению эффектив­ности использования энергоресурсов. Эта тема все еще не ста­ла актуальной ни для предприятий, ни для населения. Это тем более важно, что переход на энергосберегающие технологии, более эффективная организация потребления энергии позволят повысить тариф, а значит и доходы ТЭКа в целом.

При таких низких тарифах, как сейчас, ни предприятиям, ни населению нет никакого резона экономить энергию. Более того, невыгодными становятся и инвестиции в энергосбережение. Нужно вводить более прогрессивные формы стиму­лирования населения и предприятий к тому, чтобы электроэнер­гию экономили. И такие формы в принципе есть.

Хотелось бы обозначить также позицию Правительства по от­ ношению к естественным монополиям. Мы понимаем, эти компании несут большую нагрузку по энергоснабжению страны. И потому будем всемерно помогать им. Но не менее важно и контролировать их работу. Нельзя допускать их структуры без четкого понимания последствий таких шагов для государства.

Правительство также будет поощрять конкуренцию и разви­тие новых производств всеми компаниями. Необходимо добиться про­зрачности финансово-хозяйственной деятельности всех пред­приятий комплекса. В руках государства- регулирование доступа к недрам, к системам транспортировки топлива и энергии и потому наша прямая обязанность – жестко контролировать соблюдение условий лицензионных соглашений. Нарушителей – лишать права пользования недрами. Мы прове­дем в ближайшее время инвентаризацию имеющего место в этой сфере. И будем принимать решение. Понимаю, какую реакцию может вызвать мое заявление, но по-другому мы поступать дальше не можем. Торговлю самими лицензиями тоже нужно прекратить.

Ясно, что все перечисленные проблемы не могут решаться в отрыве друг от друга. Частичные или половинчатые меры лишь усугубляют ситуацию, порождают новый кризис. Еще раз хоте­лось бы повторить: все решения нужно принимать строго в рам­ках общеэнергетической стратегии, основная цель которой – энергетическая безопасность страны, повышение эффективно­сти экономики и конкурентоспособности страны в целом.


3. Состояние топливно – энергетического комплекса


Топливно-энергетический комплекс (ТЭК) является важнейшей структурной составляющей экономики России, одним из ключевых факторов обеспечения жизнедеятельности производительных сил и населения страны. Он производит более четверти промышленной продукции России, оказывает существенное влияние на формирование бюджета страны, обеспечивает более половины ее экспортного потенциала. Основные фонды ТЭК составляют примерно третью часть производственных фондов промышленности.

Базируясь на богатом потенциале энергетических ресурсов, Россия до 1988 года систематически наращивала их добычу, доведя ее до 13% от их суммарного производства на Земле при доле в населении планеты менее 3%. Однако по душевому потреблению первичных энергоресурсов Россия почти в 1,5 раза отставала от США, имея почти вдвое большее удельное энергопотребление на единицу произведенного валового внутреннего продукта. Это было связано со спецификой структуры милитаризованного производства, низкой производительностью общественного труда и с нерациональными энергоиспользованием на фоне низких цен на энергоносители.

В начале 1990-х годов в связи с распадом СССР и общеэкономическим кризисом в России негативные трансформации произошли и в отраслях ТЭК. В 1999году по сравнению с достигнутыми максимальными уровнями добыча нефти составила 61%, угля-72%, газа-96%, производство электроэнергии-88%. В целом производство первичных энергоресурсов составило в 1999 году 82% от уровня 1990 года, а потребление их-89% при уменьшении валового внутреннего продукта страны до 63%.

Наиболее серьезной проблемой ТЭК является обостряющийся финансовый кризис и связанные с ним обвальные неплатежи за топливо и энергию, размеры которых неуклонно растут. В результате в отраслях комплекса возник опасный инвестиционный кризис: суммарные капитальные вложения в ТЭК в 1993 году сократились по сравнению с инвестициями конца 1980-х годов почти вдвое, причем бюджетные источники составили лишь 7% от этих сниженных капиталовложений.

Отсутствие необходимых инвестиций не позволило в 1990-х годах компенсировать естественное выбытие производственных мощностей ТЭК. В нефтяной промышленности это привело к сокращению эксплуатационного бурения почти в два раза и уменьшению мощностей нефтедобычи более чем на 200 млн.т. в год. В угольной промышленности утрачены мощности по добыче 58 млн.т. в год. Ежегодная сработка проектного ресурса мощностей в электроэнергетике в 5-7 раз опережает ввод новых мощностей электростанций.

Во всех отраслях ТЭК утрачен минимально необходимый строительный задел. Финансовые ограничители не позволяют даже поддержать действующие основные фонды, проводить необходимые объемы ремонтных работ.

Состояние и технический уровень действующих отраслей ТЭК становятся критическими. Исчерпали свой проектный ресурс работы более половины оборудования угольной промышленности, 30% газоперекачивающих агрегатов, свыше 50% износа имеет более чем половина оборудования в нефтедобыче, более трети – в газовой промышленности. В нефтепереработке износ фондов превышает 80%. А в электроэнергетике в ближайшее время отработает проектный ресурс половина мощностей электростанций страны. Более половины магистральных нефтепроводов эксплуатируется от 20 до 30 лет и более 30 лет. В соответствии с современными нормами безопасности требуют реконструкции до половины мощности АЭС (атомных электростанций). Такое положение ставит под реальную угрозу перспективу нормального энергоснабжения страны, тем более, что инвестиционные циклы в отраслях ТЭК очень длительны и капиталоемки.

За время экономической реформы в стране ТЭК прошел свою часть пути к рыночной экономике. Этот путь имеет особенности, связанный с технологическим монополизмом таких производств, как газовая, электроэнергетическая системы и централизованное теплоснабжение, трубопроводный транспорт. Важной особенностью является воздействие цен энергоносителей на инфляционные и другие процессы в экономике, а также сильное влияние ТЭК на социальную обстановку и жизнедеятельность общества.

Тревожная ситуация, сложившаяся в энергоснабжении страны, требует разработки такой энергетической стратегии, которая позволила бы, прежде всего, предотвратить дальнейшее углубление энергетического кризиса и обеспечить энергетическую безопасность России в условиях перехода страны к рыночной экономике.

В то же время в сложившихся условиях состояние топливно-энергетического комплекса может оказать серьезное негативное влияние на экономическую безопасность России в целом, на жизнедеятельность всех сфер экономики и населения, социально-экономическую стабильность общества и независимость государства.

Основными факторами, формирующими на данном этапе и на ближайшую перспективу угрозу энергетической безопасности России и составляющими предмет особого внимания при формировании энергетической стратегии, являются:

Решение этих основных проблем и является приоритетом Энергетической стратегии.

Платежеспособный внутренний спрос быстро падает, а жестокие транспортные ограничения не позволяют наращивать экспорт топлива и энергии. В результате производство энергоресурсов в России, при всей их высокой эффективности и безусловной конкурентоспособности по мировым нормам, подошло к грани обвального спада, а отнюдь не рыночного равновесия спроса и предложения.

Наиболее опасна в этом отношении острая нехватка капитальных вложений в топливно-энергетические отрасли и энергосбережение. Гиперинфляция обесценила амортизационные отчисления как источник финансирования капитальных вложений. Высокие проценты на кредиты и их краткосрочность перекрыли и этот источник. Ваучерная приватизация лишила даже самые привлекательные и надежные предприятия ТЭК притока акционерного капитала. Непомерный налоговый пресс, связанный с ним кризис неплатежей в России и других странах СНГ, уменьшение выручки от экспорта из-за снижения мировых цен на топливо и достижение пределов пропускных способностей экспортных терминалов и трубопроводов – все это грозит исчерпать еще теплившийся главный источник капитальных вложений – инвестиционную компоненту цены (тарифа) на топливо и энергию.

В случае непринятия срочных мер разрушение системы энергосбережения страны станет необратимым не только из-за массового выбытия старого оборудования, введенного 30-40 лет назад в период бурного развития ТЭК, но и ввиду специфики процесса топливодобычи, требующего постоянных вложений в проходку, бурение и т.д. прекращение инвестиций в этих отраслях сбросит их производство по крутой экспоненте, а для восстановления добычи потребуется не только многократно большие затраты, но и длительное время – от 4-5 лет в нефтяной и газовой, до 8-12 лет в угольной промышленности.

В этом состоят основные причины того, что отрасли ТЭК, переступив грань финансового кризиса, грозят нарушить устойчивость энергоснабжения народного хозяйства, тем самым могут подорвать основы экономической безопасности и стать новым фактором социальной дестабилизации страны.

4. Электроэнергетика
4.1. Состояние электроэнергетики России
В настоящее время российская электроэнергетика переживает состояние острого кризиса.

Существуют крупные препятствия и нерешенные проблемы, не позволяющие форсировать процесс российских реформ. Это, прежде всего – затянувшийся системный кризис экономики страны, вызвавший серьезные перебои в системе денежного обращения и финансировании отрасли.

В условиях практически полного прекращения бюджетного финансирования, в результате исключения инвестиционной составляющей из себестоимости энергии электроэнергетика потеряла значительную часть источников инвестиций. Итог неутешителен – затормозилось развитие отрасли. Новых мощностей за 1998-1999 годы введено в среднем по 760 МВт в год, что на порядок меньше необходимого их объема с учетом морального и физического старения оборудования электростанций.

В настоящее время проблеме возобновления мощностей в экономическом развитии РАО «ЕЭС России» придается первостепенное значение. И в случае непринятия кардинальных мер возникнет дефицит мощностей на энергетическом рынке России. Промышленность будет усиленно развиваться, требуя дополнительной электроэнергии, а ее не будет.
4.2. Существующее положение в электроэнергетике и необходимость реструктуризации
Кажущееся благополучие балансов покрытия нагрузок ЕЭС России, обусловленное падением электро- и теплопотребления соответственно на 22 и 30%, и возникновение действительных и мнимых резервов притупило остроту проблемы нехватки новых мощностей. Между тем такое положение может иметь только временный эффект. Исчерпание ресурса мощностей лишь тепловых электростанций из-за их старения в 2000г. составил 25 млн. кВт, в 2005г. – будет 57 млн. кВт и к 2010г. – достигнет почти 74 млн. кВт, или почти половины всей установленной мощности ТЭС в настоящее время.

Тепловая энергетика России располагает уникальной, потенциально эффективной структурой топлива, в которой 63% составляет природный газ, 28% - уголь и 9% - мазут. В ней заложены огромные возможности энергосбережения и охраны окружающей среды.

В тоже время эффективность топливоиспользования на ТЭС, работающих на газе, недостаточна. Она значительно уступает топливной экономичности современных парогазовых установок (ПГУ). Однако из-за трудностей с финансированием до настоящего времени не введен первый парогазовый блок ПГУ-450 на Северо-Западной ТЭЦ Ленэнерго.

Реальное повышение технического уровня отечественной теплоэнегергетики при эффективном использовании капиталовложений на эти цели, может быть достигнуто главным образом путем реконструкции с переводом действующих ТЭС на природный газ и строительства новых газовых ТЭС, как правило, с применением ПГУ. Парогазовая технология на базе современных газовых турбин позволяет на 20% снизить капиталовложения и на столько же повысить эффективность топливоиспользования, получить при этом существенный природоохранный эффект.

Тяжелое финансово-экономиеское положение РАО «ЕЭС России» и его дочерних обществ обусловлено как общими проблемами российской экономики, так и рядом специфических факторов:

Сохраняется отношение к РАО «ЕЭС России» как к министерству, а к АО-энерго – как к «службам», что не способствует развитию корпоративных отношений в электроэнергетике и коммерциализации энергетических компаний. Это приводит к снижению эффективности и конкурентоспособности энергетических компаний, отказу платежеспособных потребителей от услуг региональных энергетических компаний, сужению рынка сбыта (особенно тепловой энергии). В 1998 году вводы собственных тепловых мощностей у потребителей повышали вводы тепловых мощностей в РАО «ЕЭС России».

Нынешняя организационная структура электроэнергетики породила конфликт интересов в отношениях РАО «ЕЭС России» и АО-энерго, так как АО-энерго являются и покупателями услуг РАО «ЕЭС России» и дочерними или зависимыми акционерными обществами (ДЗО).

Кроме того, на региональном уровне отсутствует государственная вертикаль регулирования тарифов, позволяющая реализовывать какую-либо единообразную политику. В итоге тарифная политика оказалась слабо управляемой со стороны федерального центра и в большей степени зависимой от позиции региональных властей.

В последние годы в электроэнергетике России неуклонно обостряется проблема физического и морального старения оборудования электростанций и электрических сетей. Нарастают мощности энергооборудования ТЭС и ГЭС, отработавшие свой парковый ресурс.

Низкие темпы реновации во многом обусловлены дефицитом финансовых ресурсов, как из-за неплатежей потребителей энергии, так и вследствие недостаточности источников финансирования этих работ (амортизационных отчислений).

Старение оборудования – одна из главных причин ухудшения технико-экономических и экологических показателей электростанций. В результате организации РАО «ЕЭС России» ежегодно недополучает более 4 млрд. руб. прибыли. Требуется принятие незамедлительных мер по обеспечению надлежащего технического состояния генерирующего оборудования электростанций РАО «ЕЭС России».

Перечисленные выше проблемы усугубляются старением оборудования в электроэнергетике. Его износ на 01.01.99, по РАО «ЕЭС России» составил уже 52%. Сохранение тенденции снижения располагаемой мощности электрических станций даже в краткосрочной перспективе может привести к невозможности удовлетворения растущего спроса на электроэнергию. Низкая рентабельность и неплатежи, отсутствие государственной поддержки развития электроэнергетики привели к снижению за последние годы объема инвестиций в электроэнергетику в 6 раз.

Совмещение естественно монопольных и не являющихся таковыми видов деятельности в рамках одной компании не способствует достижению прозрачности финансово-хозяйственной деятельности и не позволяет вывести из-под государственного тарифного регулирования потенциально конкурентные виды деятельности.

Все это приводит к снижению надежности, безопасности и эффективности энергоснабжения. Нарастает угроза ограничений по удовлетворению будущего спроса на электрическую и тепловую энергию уже в ближайшие годы.
5. Топливная промышленность.
Наибольшее значение в топливной промышленности страны принадлежит трем отраслям: нефтяной ,газовой и угольной, из которых особо выделяется нефтяная.

Нефтяные базы были опорой советского руководства. Дешевая нефть обеспечивала оттяжку структурной перестройки энергоемкой промышленности СССР. Эта нефть привязывала страны восточного блока. Валютные доходы от ее экспорта позволяли обеспечивать потребительский рынок импортными товарами.

С тех пор изменилось многое. Радикально перестраивается внутренняя структура государства. Разворачивается процесс реорганизации российского административного пространства. Появляются новые региональные образования. Но нефть по-прежнему - важнейший источник валюты для страны.

5.1. Нефтяная промышленность.
Нефтяная промышленность - отрасль тяжелой индустрии, включающая разведку нефтяных и нефтегазовых месторождений, бурение скважин, добычу нефти и попутного газа, трубопроводный транспорт нефти По разведанным запасам нефти в 1992 году Россия занимала второе место в мире вслед за Саудовской Аравией, на территории которой сосредоточена треть мировых запасов.

Из них запасы России - 20,2 млрд. т. Запасы бывшего СССР на 1991 год составляли 23,5 млрд. тонн. Если учесть низкую степень подтверждаемости прогнозных запасов и еще большую долю месторождений с высокими издержками освоения (из всех запасов нефти только 55% имеют высокую продуктивность), то общую обеспеченность России нефтяными ресурсами нельзя назвать безоблачной.

Даже в Западной Сибири, где предполагается основной прирост запасов, около 40% этого прироста будет приходиться на долю низкопродуктивных месторождения с дебитом новых скважин менее 10 т в сутки, что в настоящее время является пределом рентабильности для данного региона Глубокий экономический кризис, охвативший Россию, не обошел и отрасли топливно-энергетического комплекса, особенно нефтяную промышленность. Это выразилось прежде всего в ускоряющемся сокращении объемов добычи нефти начиная с 1989 года. При этом только на месторождениях Тюменской области - основного нефтедобывающего региона - добыча нефти снизилась с 394 млн. тонн в 1988 году до 307 млн. тонн в 1991 году. Нынешнее состояние нефтяной промышленности России характеризуется сокращением объемов прироста промышленных запасов нефти, снижением качества и темпов их ввода; сокращение объемов разведочного и эксплуатационного бурения и увеличением количества бездействующих скважин; повсеместном переходе на механизированный способ добычи при резком сокращении фонтанизирующих скважин; отсутствием сколь-либо значительного резерва крупных месторождений; необходимостью вовлечения в промышленную эксплуатацию месторождений; расположенных в необустроенных и труднодоступных районах; прогрессирующим техническим и технологическим отставнием отрасли; недостаточным вниманием к вопросам социального развития и экологии.
5.1.1. Нефтяные базы России.

Нефтедобывающие предприятия России.

На территории Российской Федерации находятся три крупных нефтяные базы: Западно-Сибирская, Волго-Уральская и Тимано-Печерская.
А) Западно-Сибирская база.
Основная из них - Западно-Сибирская. Это крупнейший нефтегазоносный бассейн мира, расположенный в пределах Западно-Сибирской равнины на территории Тюменской, Омской, Курганской, Томской и частично Свердловской, Челябинской, Новосибирской областей, Красноярского и Алтайского краев, площадью около 3,5 млн. км. Нефтегазоносность бассейна связана с отложениями юрского и мелового возраста. Большая часть нефтяных залежей находиться на глубине 2000-3000 метров. Нефть Западно-Сибирского нефтегазоносного бассейна характеризуется низким содержанием серы (до 1,1%), и парафина (менее 0,5%), содержание бензиновых фракций высокое (40-60%), повышенное количество летучих веществ.

Сейчас на территории Западной Сибири добывается 70% российской нефти. Так, в 1993 году добыча нефти без газового конденсата составила 231.397.192 тонны, из которых фонтанным способом - 26.512.060 тонн, а насосным 193.130.104 тонны. Из данных следует, что добыча насосным способом превышает фонтанную на порядок. Это заставляет задуматься над важной проблемой топливной промышленности - старением месторождений. Вывод подтверждается и данными по стране в целом. В 1993 году в Российской Федерации из старых скважин добывалось 318.272.101 тонна нефти (без газового конденсата), в том числе из скважин, перешедших с прошлого года - 303.872.124 тонны, в то время как из новых скважин нефтедобыча составила лишь 12.511.827 тонн .

В Западной Сибири находятся несколько десятков крупных месторождений. Среди них такие известные, как Самотлор, Мегион, Усть-Балык, Шаим, Стрежевой . Большая часть из них расположена в Тюменской области - своеобразном ядре района. В республиканском разделении труда она выделяется как главная база России по снабжению ее народнохозяйственного комплекса нефтью и природным газом. Область обеспечивает 70,8 процента российской добычи нефти, а общие запасы нефти и газа составляют (вместе - около 70% объемов добычи области) площади геологических запасов СНГ. В Тюмени добывается 219.818.161 тонна нефти без годового конденсата (фонтанным способом - 24.281.270 тонн, насосным - 1.837.818.63 тонны), что составляет более 90% всей добычи Западной Сибири.

Теперь коснемся структур, занимающихся нефтедобычей в Тюмени. На сегодняшний день почти 80 процентов добычи в области обеспечивается пятью управлениями (в порядке убывания веса - Юганскнефтегаз, Сургутнефтегаз, Нижневартовскнефтегаз, Ноябрьскнефтегаз, Когалымнефтегаз). Однако в недалеком времени абсолютные объемы добычи сократятся в Нижневартовске на 60%, в Юганске на 44%. Тогда (по объемам добычи) первая пятерка будет включать (в порядке убывания) Сургут, Когалым, Юганск, Ноябрьск и Лангепас. Показатель ввода новых скважин на освоенных полях необходимо рассматривать в сочетании с показателем ввода в разработку новых месторождений. По этому критерию пятерка лидирующих управлений (около 65 вводимых до 2000 года месторождений) включает НоябрьскНГ, ПурНГ, СургутНГ, ТюменьНГ и ЮганскНГ..

Новым фактором упорядочивания является доля иностранного капитала, привлекаемого в первую очередь для разработки новых месторождений.

В зоне действия НоябрьскНГ таких месторождений находится около 70, ПурНГ и ЮганскНГ около 20.

Таким образом, сегодня в добывающей промышленности основного нефтяного района России мы наблюдаем сложную систему взаимодействия практически независимых управлений, несогласованно определяющих свою политику. Среди них нет признанного лидера, хотя можно предполагать сохранение ведущих позиций за Сургут, НоябрьскНГ и Юганск, не существует и настоящей конкурентной борьбы. Такая разобщенность создает немало проблем, но интеграция откладывается на неопределенную перспективу из-за большой динамичности отрасли: снижение статуса ПурНГ, КогальимНГ и ТюменьНГ вкупе с одновременным уменьшением влияния Нижневартовскнефтегаза способно уже сейчас дисбалансировать сложившуюся структуру отношений.

Без сомнения, эти выводы, сделанные на основе взаимоотношений в ведущем районе, можно распространить и на всю систему нефтедобычи в целом, что даст определенное объяснение сложной ситуации в данной отрасли. Для нефтяной промышленности Тюмени характерно снижение объемов добычи. Достигнув максимума в 1988 году 415.1 млн. тонн, к 1990 году нефтедобыча снизилась до 358,4 млн. тонн, то есть на 13.7 процента, причем тенденция падения добычи сохраняется и в 1994 году.

Переработка попутного нефтяного газа Тюмени осуществляется на Сургутских, Нижневартовских, Белозерном, Локосовском и Южно-Балыкском газоперерабатывающих заводах. На них, однако, используется лишь около 60% добываемого с нефтью ценнейшего нефтехимического сырья, остальное количество сжигается в факелах, что объясняется отставнием ввода мощностей газоперерабатывающих заводов, недостаточными темпами строительства газокомпрессорных станций и газосборных сетей на нефтепромыслах. Следовательно, выделяется еще одна проблема - разбалансированность внутреотраслевой структуры нефтяной промышленности.
Б) Волго-Уральская база .
Вторая по значению нефтяная база - Волго-Уральская. Она расположена в восточной части Европейской территории Российской Федерации, в пределах республик Татарстан, Башкортостан, Удмуртия, а также Пермской, Оренбургской, Куйбышевской, Саратовской, Волгоградской Кировской и Ульяновской областей. Нефтяные залежи находятся на глубине от 1600 до 3000 м, т.е. ближе к поверхности по сравнению с Западной Сибирью, что несколько снижает затраты на бурение. Волго-Уральский район дает 24% нефтедобычи страны.

Подавляющую часть нефти и попутного газа (более 4/5) области дают Татария, Башкирия Куйбышевская область. Значительная часть нефти, добываемая на промыслах Волго-Уральской нефтегазоносной области, поступает по нефтепроводам на местные нефтеперерабатывающие заводы, расположенные главным образом в Башкирии и Куйбышевской области, а также в других областях (Пермской, Саратовской, Волгоградской, Оренбургской).

Нефть Восточной Сибири отличается большим разнообразием свойств и состава вследствие многопластовой структуры месторождений. Но в целом она хуже нефти Западной Сибири, т.к. характеризуется большим содержанием парафина и серы, которая приводит к повышенной амортизации оборудования. Если коснуться особенностей в качестве, то следует выделить республику Коми, где ведется добыча тяжелой нефти шахтным способом, а также нефть Дагестана, Чечни и Ингушетии с крупным содержанием смол, но незначительным серы. В ставропольской нефти много легких фракций, чем она ценна, хорошая нефть и на Дальнем Востоке.

Итак, почти каждое месторождение, а тем более каждый из нефтегазоносных районов отличаются своими особенностями в составе нефти, поэтому вести переработку, используя какую-либо “стандартную” технологию нецелесообразно. Нужно учитывать уникальную структуру для достижения максимальной эффективности переработки, по этой причине приходиться сооружать заводы под конкретные нефтегазоносные области. Существует тесная взаимосвязь между нефтяной и нефтеперерабатывающей промышленностью. Однако развал Советского Союза обусловил появление новой проблемы - разрыв внешних хозяйственных связей нефтяной промышленности. Россия оказалась в крайне невыгодном положении, т.к. вынуждена экспортировать сырую нефть ввиду дисбаланса нефтяной и нефтеперерабатывающей промышленности (максимальный объем переработки - 240 млн. тонн в год), в то время как цены на сырую нефть гораздо ниже, чем на нефтепродукты. Кроме того, низкая приспособляемость российских заводов, при переходе на нефть, ранее транспортировавшуюся на заводы республик, вызывает некачественную переработку и большие потери продукта.
В) Тимано-Печерская база.
Третья нефтяная база - Тимано - Печерская. Она расположена в пределах Коми, Ненецкого автономного округа Архангельской области и частично на прилегающих территориях, граничит с северной частью Волго-Уральского нефтегазоносного района. Вместе с остальными Тимано-Печерская нефтяная область дает лишь 6% нефти в Российской Федерации (Западная Сибирь и Уралоповолжье - 94%). Добыча нефти ведется на месторождениях Усинское, Верхнегруьеторское, Памгня, Ярега, Нижняя Омра, Водейское и другие. Тимано - Печорский район, как Волгоградская и Саратовская области, считается достаточно перспективным. Добыча нефти в Западной Сибири сокращается, а в Ненецком автономном округе уже разведаны запасы углеводородного сырья, соизмеримые с западносибирскими. По оценке американских специалистов, недра арктической тундры хранят 2,5 миллиарда тонн нефти. Сегодня различные компании уже инвестировали в его нефтяную промышленность 80 млрд. долларов с целью извлечь 730 млн. тонн нефти, что составляет два годовых объема добычи Российской Федерации. Ведутся совместные разработки месторождений. Например, СП “Полярное сияние” с участием американской компании “Конако”, которое разрабатывает Ардалинское месторождение с запасами нефти более 16 миллионов тонн. В проект инвестировано 375 миллионов долларов, из которых 80 миллионов получили 160 российских компаний - поставщиков и подрядчиков. 71 процент всех доходов “Полярного сияния” остается в России, что делает контракт выгодным не только для иностранцев, но и для жителей Ненецкого автономного округа, получивших дополнительные рабочие места, и в целом всей Российской Федерации.

Теперь, обобщив сказанное в данной главе, выделим главную особенность, проблему размещения нефтедобывающей промышленности России. Частично она уже была рассмотрена - это сверхвысокая концентрация нефтедобычи в ведущей нефтяной базе. Она имеет как раз преимущество для организации самой структуры промышленности, так создает целый комплекс проблем, среди которых, например, сложная экологическая обстановка в регионе. Особенно выделяется из них проблема дальней и сверхдальней транспортировки нефти и попутного газа, обусловленная объективной необходимостью в перевозке сырья от главного поставщика, восточных районов Российской Федерации, к главному потребителю - западной ее части.
5.2. Газовая промышленность.
В 1996 г. газовой промышленности России исполнилось 50 лет. Конечно, среди других крупных отраслей ТЭК – угольной, нефтя­ной, электроэнергетики, имеющих более чем столетнюю историю, она представляется довольно юным организмом. Но даже сейчас, в услови­ях кризиса, отрасль демонстрирует гибкость и умение находить зоны стабильности и ниши роста.

На природный газ возлагаются большие надежды, как на наиболее дешевое высокоэкологичное топливо в период подготовки к переходу на более широкое использование альтернативных нетрадиционных видов электроэнергии (ветра, солнца, приливной, внутреннего тепла земли). Кроме того, на территории России имеются огромнейшие запасы этого вида топлива. Именно поэтому необходим тщательный анализ газовой промышленности, как одной из самых важных отраслей для экономики России.

  1   2   3   4   5



Рефераты Практические задания Лекции
Учебный контент

© ref.rushkolnik.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации