Философско-правовые взгляды Соловьева

скачать (99 kb.)

1   2

Заключение


Центральный пункт в возражениях Соловьева и главная его опора состоит в том, что для развития человеческой свободы и нравственности безусловно необходимо благоустроенное общество. Без существования общества, – рассуждает он, – нравственность есть только отвлеченное понятие. Но существование общества зависит не от совершенства некоторых, а от безопасности всех. Эта безопасность не может охраняться одним нравственным законом, который остается недействительным для людей с преобладающими противообщественными инстинктами. По отношению к этим последним необходима общественная организация, стесняющая зверские инстинкты людей и устраняющая возможность их беспрепятственного проявления. Соловьев показывает на частном примере – отмене крепостничества, – как властное стеснение произвола лиц отражается благодетельно не только на развитии общей свободы, но и на нравственном совершенствовании тех, которые не знали никаких сдержек по отношению к подчиненным.

Этим указанием на необходимость юридического закона и организованного общества для нравственного развития Соловьев устраняет главную ошибку Толстого, состоящую в том, что решения социального вопроса он хочет достигнуть личным подвигом отдельных людей: когда все члены общества один за другим решатся, быть совершенными, тогда и все общество станет идеальным. Никакой правовой организации, никакой общественной реформы, никаких принудительных законов здесь не требуется. Этот взгляд возбуждает против себя одно очень существенное возражение. Идеальное общество должно быть достигнуто путем постепенного нравственного перерождения отдельных лиц; но пока это перерождение совершится, как быть с постоянным проявлением зла, с нарушением свободы и безопасности лиц. “Всякий понимает, – говорит Соловьев, – что в совершенном обществе не должно быть никакого принуждения, но ведь эта совершенство должно быть достигнуто, и тут уже вполне ясно, что предоставить злым и безумным людям полную свободу истребить людей нормальных, отнюдь не есть правильный путь для осуществления совершенного общества”. И здесь-то становится понятной нравственная задача права – смирять злые наклонности, обуздывать упорный эгоизм лиц, бороться с несправедливостью и произволом сильных, обеспечивать общее равенство и свободу. Когда отвергают право в самой идее, называя его насилием, то имеют в виду право как порождение силы и произвола и забывают право как выражение справедливости, и свободы, – то право, которое издавна вдохновляло на подвиг и на борьбу и которое всегда почиталось священным достоянием лиц. Забывают, что устранение права, вытекающее из доктрины непротивления злу, сделало бы самую жизнь в обществе невозможной.

Надо прочесть самому всю эту замечательную аргументацию Соловьева, чтобы убедиться в ее силе и глубине. Но было вполне естественно, что, увлекаясь своими положениями, он часто шел далее, чем следует, в их защите. Местами он давал такие определения, которые невольно поражают слух юриста, и не одного юриста. Упомяну для примера его формулу, согласно которой государство является собирательно-организованной жалостью. Он допускал, впрочем, что действительное государство в своих отдельных проявлениях является безжалостным, как меч, который сечет и сила, которая ломит; и его формула свидетельствует скорее о том, чего он ожидал и требовал от государства.

Еще более возражений вызывает его конечный общественный идеал, в котором новые начала сочетаются со средневековыми и даже ветхозаветными. Эта идея нормального общества, опирающегося на дружную деятельность царя, первосвященника и пророков, едва ли кого увлечет в наше время.

Но не будем умножать этого перечисления недостатков в учении философа, память которого мы, сегодня чествуем. Разве не дал он нам много важного, что заставляет забыть все его промахи? К нему невольно хочется применить то, что сам он говорил однажды о Достоевском, причисляя его к тем людям, которые не преклоняются пред силою факта и не служат ему. “Против этой грубой силы того, что существует, – замечал Соловьев, – у них есть духовная сила веры в истину и добро, – в то, что должно быть. Не искушаться видимым господством зла и не отрекаться ради него от невидимого добра есть подвиг веры. В нем вся сила человека. Кто не способен на этот подвиг, тот ничего не сделает и ничего не скажет человечеству”. За этот подвиг мы должны быть благодарны Соловьеву. Какой бы области он ни касался, везде этот подвиг веры побуждал его к защите идей против фактов, должного против существующего. Отсюда, из глубины этой веры он почерпал и смелость своих протестов, и твердость своих надежд. Почтим же его за эту веру, за то, что он, не смущаясь силой торжествующего зла, учил нас верить в невидимое и грядущее добро.

Список использованной литературы


  1. Бердяев Н.А. Проблема Востока и Запада в религиозном сознании Владимира Соловьева. Сборник первый о Владимире Соловьеве. М., 1911.

  2. Жаров В.В. Энциклопедия философии. М. 1995.

  3. История философии. Запад-Россия-Восток. Часть 2, М., 1996.

  4. Лосев А.Ф. Владимир Соловьев и его время. М. 1991.

  5. Сербиенко В.В. Жизнь и творческая эволюция Владимира Соловьева. М. 1994.

  6. Соловьев В.С. Сочинения в двух томах. М., 1988-89.

  7. Соловьев С.М. Владимир Соловьев: жизнь и творческая эволюция. Москва. 1997.

1 “Вестник права” (журнал Петербургского юридического общества), № 1, 1899 г., вступительная статья.

1 Если не считать немногих страниц в “Оправдании добра”.

1 Три силы. – Публичное чтение, М., 1877, стр. 14 – 15.

1 “Национальный вопрос в России”. – Предисловие ко второму изданию.

2 Этот очерк был первоначально напечатан в журнале “Вестник Европы” за 1889 год. Впоследствии он вошел в сборник статей под заглавием “Национальный вопрос”. Вып. 2.

1 “Национальный вопрос”. Вып. 2, СПб., 1891 г., стр. 57 и сл.

1 Три речи в память Достоевского. (1881 – 1883 гг.). М., 1884. Третья речь (19 февраля 1883 г.), стр. 36.

2 Вторая речь о Достоевском (1 февраля 1882 г.), стр. 24.

1 Второе издание, дополненное и снабженное подробным конспективным оглавлением, вышло в 1899 г.

1 В особенности во втором издании главы 15 и 17 (в первом – 12 и 14). Упоминание об отрицательном отношении Толстого к праву мы находим только в предисловии к брошюре “Право и нравственность”.

1   2

Заключение



Рефераты Практические задания Лекции
Учебный контент

© ref.rushkolnik.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации