Русская культура и общественная мысль в России в 18 веке

скачать (273.5 kb.)

1   2   3   4   5

М

ятежное поэтическое творчество неизменно сопутствует на­роду на протяжении всей его истории, являясь художествен­ным откликом на крупнейшие события действительности. В различные эпохи народное творчество принимало разные фор­мы. Для XVIII в. характерно возникновение новых тем и об­разов, вызванных к жизни изменившимися историческими условиями.

Центральное место в устном народном творчестве XVIII в. занимают песни и предания о Пугачеве. Недаром А. С. Пушкин ценил в них «печать живой современности». Эти песни создава­лись в ходе боев восставших с Царскими войсками. Народ ви­дит в Пугачеве не «государственного вора, изверга, злодея и самозванца», как именовали его царские манифесты, а народ­ного царя, крестьянского заступника и мстителя. В народных преданиях Пугачев — богатырь, герой-полководец, кровно свя­занный с народом и противостоящий дворянству; он стал во главе восставших, которые

...задумали дело правое,

Дело правое, думу честную:

Мы дворян господ — на веревочки,

Мы дьяков да ярыг — на ошейнички,

Мы заводчиков — на березоньки.

Народ не поверил даже смерти Пугачева — настолько ве­лика была уверенность в его силе. Подвиг Пугачева воспет не только русскими: башкиры, мордва, татары, удмурты видели в нем выразителя народных чаяний. Вместе с Пугачевым в баш­кирских песнях прославлен и его соратник Салават Юлаев.

Кроме песен о Пугачеве, в XVIII в. пользовались популяр­ностью ранее созданные песни о Разине, о «добрых молодцах, вольных людях». Такова знаменитая песня «Не шуми, мати зеленая дубравушка».

В XVIII в. продолжали широко бытовать традиционные жанры народного творчества — былины, сказки, пословицы, по­говорки, бытовые песни и т. д. Нельзя считать случайностью, что в XVIII в. были записаны пословицы, отражающие пред­ставление о воле: «воля господину, а неволя холопу», «воля неволи не хочет», «в поле-воля».

В рукописную демократическую литературу XVIII в. про­никли произведения народного творчества, которые не могли быть напечатаны из-за цензурных рогаток. Таков «Плач холо­пов», который выразительными сравнениями раскрывает «сви­репство» бар и подневольное положение крепостных. «Куда бы ты ни сунься — везде господа», — горестно восклицает неизвест­ный автор «Плача»; смерть — вот единственное избавление от тяжелой судьбы. Трудная жизнь голодающих дворовых отрази­лась в крестьянской «Повести пахринской деревни Камкина». То жалоба, то горький смех сквозь слезы слышатся в рукопис­ных пародиях на официальные документы. В «Глухом паспор­те» автор с горечью говорит о невозможности беглому кре­стьянину найти работу; нищета толкает его на путь грабежа и разбоя. Тяжкая солдатская служба ярко описана в рукопис­ных повестях солдатского происхождения — в пародийной челобитной к богу и в «Горестном сказании». Народная сатира проникает и в лубочные листы — такова картинка «Бык не захотел быть быком», где в иносказательной форме выражают­ся мечты народа о социальной справедливости.

Основные мотивы устной народной драмы — резкое обличе­ние царя-злодея (драма «Царь Максимилиан»), насмешка слу­ги над разорившимся дворянином («Мнимый барин»), призывы к расправе над дворянами («Лодка»). Этот жанр устного на­родного творчества отразил в доходчивой игровой форме клас­совые противоречия того времени.

Русский демократический театр XVIII в. также показывал дворян и церковников в их истинном неприглядном виде, сати­рически разоблачал глупость судейского чиновника, алчность и невежество чужеземного доктора-шарлатана, дурость и спесь барина-тунеядца. Для народного театра характерны резкий гротеск в обрисовке характеров, выразительность жеста и диа­лога, частая импровизация текста с использованием общеполи­тических и местных житейских тем. Эти народные представ­ления послужили одной из национальных основ русской быто­вой и сатирической драматургии второй половины XVIII в.

Художественные вкусы трудового народа находят яркое во­площение в произведениях прикладного искусства. В творениях народных мастеров встречаются изображения народного быта, сатирические зарисовки представителей правящих классов, сказочные образы, растительный и геометрический орнамент.

Украшались резьбой или росписью прялки, ткацкие станки и т. д. Расписные детские игрушки XVIII в. в гротескной фор­ме высмеивают жеманную, изнеженную барыню, самодовольно­го купца, модника-вельможу. Изображения животных и птиц (петуха, сокола, коня, лебедя и т. д.) можно найти на всевоз­можных предметах бытового обихода, мебели, пряничных дос­ках и т. п. Бедна была посуда крестьянина, но как любовно расписаны глиняные и деревянные чаши и ковши, какой тонкой резьбой покрыты берестяные туеса и деревянные шкатулки, сколько строгого вкуса вложено в узорные ткани, тонкие круже­ва и красочные вышивки!
Культура правящих классов. Классицизм

Русская культура второй половины XVIII в. отражает черты подымающейся нации. Возрастает общественная роль ху­дожественной литературы, которая постепенно теряет прежний анонимный и рукописный характер. Передовые писатели вы­ступают активными борцами за идеи просветительства; возни­кают первые литературные журналы.

Главное содержание культурного процесса середины XVIII в. — становление русского классицизма, идейной основой которого была борьба за мощную национальную государственность под эгидой самодержавной власти, утверждение в худо­жественных образах могущества абсолютной монархии.

Хотя русские писатели и художники обращались к опыту опередившего их в развитии западноевропейского классицизма, они стремились придать этому течению черты национального своеобразия. Хорошо об этом сказал Ломоносов: «Чтобы ничего неугодного не ввести, а хорошего не оставить, надобно смотреть, кому и в чем лучше последовать».

В отличие от западноевропейского классицизма, в русском классицизме, полном пафоса гражданственности, были сильны просветительные тенденции и резкая обличительная сатириче­ская струя.

В литературе русский классицизм представлен произведе­ниями А. Д. Кантемира, В. К. Тредьяковского, М. В. Ломоно­сова, А. П. Сумарокова. А. Д. Кантемир явился родоначальни­ком русского классицизма, основоположником наиболее жиз­ненного в нем реально-сатирического направления — таковы известные его сатиры. В. К. Тредьяковский своими теоретиче­скими трудами способствовал утверждению классицизма, од­нако в его поэтических произведениях новое идейное содержа­ние не нашло соответствующей художественной формы. Это было достигнуто в жанре торжественной и философской оды М. В. Ломоносовым, для которого и эта форма и обращение к монарху были поводом для пропаганды идеи общенародного культурного прогресса.

По-иному традиции русского классицизма проявились в со­чинениях А. П. Сумарокова и его школы (М. М. Херасков, В И Майков Я. Б. Княжнин и др.), которая защищала идею неразрывности интересов дворянства и монархии. Сумароков положил начало драматургической системе классицизма. В тра­гедиях он под влиянием действительности того времени, часто обращается к теме восстания против царизма, например в по­литической трагедии «Дмитрий Самозванец». В своем творче­стве Сумароков преследовал общественно-воспитательные це­ли, выступая с проповедью высоких гражданских чувств и бла­городных поступков; «свойство комедии - издевкой править нрав», - писал А. П. Сумароков.

С 70-х годов XVIII в. русский классицизм в литературе переживает кризис; обострение социальных противоречий и клас­совой борьбы приводит к проникновению в литературу новых тем и настроений. Так, республиканские мотивы появились в трагедии Я. Б. Княжнина «Вадим Новгородский». Но в то же время гражданская тематика оттесняется любовной лирикой. Из ведущего литературного направления классицизм становится литературой узких реакционно-крепостнических кругов.

Классицизм завоевывает господствующее положение в ар­хитектуре и изобразительном искусстве. Он определил облик Петербурга, где строили В. И. Баженов, А. Д. Захаров, А. Н. Воронихин, а также иностранные архитекторы — Г. Ка­мерон, Д. Кваренги и др. Русские архитекторы успешно ре­шали важнейшие задачи градостроительства; их постройки отличаются ясностью и логичностью замысла: строгость и лако­низм сочетались в их творчестве со стремлением к монумен­тальным торжественным образам. Особо следует отметить старое здание Библиотеки имени В. И. Ленина (б. дом П. Е. Пашкова) в Москве — высшее достижение творчества Баженова, блестящий образец классицизма, совершенный по архитектурному образу и изобретательности в убранстве. Патриотической гордостью, идеями триумфа и мощи России проникнуты ансамбли и общественные здания, созданные рус­скими архитекторами второй половины XVIII в., например здание Сената в Московском Кремле (М. Ф. Казаков), Таври­ческий дворец в Петербурге (И. Е. Старев). Величественная простота и оригинальность композиции совмещаются в них с компактностью объемов, светлой окраской, богатством отдел­ки фасада здания и ограды.

Характерной чертой русского классицизма в скульптуре бы­ла теплота, человечность. Достаточно взглянуть на надгробие Н. М. Голицыной в Донском монастыре работы Ф. Г. Гордеева, чтобы почувствовать возвышенную печаль и мудрую сдержан­ность тихой скорби, выраженные с величайшей искренностью. Русские мастера создали образцы монументальной скульптуры, отличающиеся величественным характером, гуманизмом обра­зов, лаконичностью и обобщенностью. Один из самых замеча­тельных памятников этой эпохи — памятник Петру I работы Э.-М. Фальконе. Он был иностранцем, но созданный им мону­мент должен рассматриваться в рамках русской культуры, пред­определившей оценку Петра I и трактовку его скульптурного образа. Фигура Петра, простершего вперед руку, ритмически связана с конем, а все изваяние — с мощным постаментом, ка­менной скалов весом в 80 тыс. пудов. Глубина мысли, героиче­ское истолкование образа, патетичность художественного замысла делают «Медного всадника» поэзией истории, символом великого исторического призвания России.

Классицизм нашел отражение и в исторической живописи. Обращают на себя внимание полотна А. П. Лосенко «Владимир и Рогнеда» и «Прощание Гектора с Андромахой», картина Г. И. Угрюмова «Испытание силы Яна Усмаря». Однако в жи­вописи сказалась больше ограниченность классицизма — отвле­ченный идеальный характер образов, условность колорита, подражание позам и жестам античных образцов.

Русский театральный классицизм, сложившийся к середине XVIII в., был заложен драматургией Ломоносова и Сумароко­ва, утвердивших национально-патриотическую тематику и про­светительское направление в театре. Распространение класси­цизма в театральном искусстве связано с возникновением в Петербурге в 1756 г. государственного публичного профессио­нального театра во главе с русским актером Ф. Г. Волковым. Крупнейшими актерами русского театрального классицизма были также И. А. Дмитревский, П. А. Плавильщиков, Т. М. Троепольская. Их игра отличалась тонким мастерством в раскрытии страстей и мыслей, выразительностью декламации. Мастер большого сценического темперамента, Ф. Г. Волков оставил по себе память вдохновенного художника в героиче­ских образах свободолюбивых персонажей трагедии Сума­рокова, не сходивших со сцены в то время.
Сентиментализм

Классицизм не был единственным течением дворянской культуры в век Просвещения. На смену ему пришел сентиментализм. Он принес с собой внимание к чувствам и интересам простого человека, преимущественно из «среднего» класса. Трагедию заменили «слезная мещанская драма» и комическая опера. Возвышенный язык трагедийных героев перестает волновать слушателей, с восторгом встречаю­щих «смешение в действиях забавы с горестью» и обливающих­ся слезами над чувствительными повестями. Создатель жанра сентиментальной повести и сентиментального путешествия в русской литературе, Н. М. Карамзин стремился передать тонкие и глубокие переживания простых людей. Однако в своих произ­ведениях он в консервативном духе рисовал идиллические отношения между помещиками и крестьянами. Н. М. Карамзин боялся выступлении крестьян, призрака французской буржуазной революции XVIII в. и потому примирялся с крепостниче­ской действительностью.

Влияние сентиментализма отразилось и в архитектуре, осо­бенно парковой, - с различными «гротами уединения», таин­ственными, скрытыми в полумраке беседками, в стилизации «дикой» природы. Одна из работ агронома и дворянского ме­муариста А. Т. Болотова так и называется: «Некоторые общие примечания о садах нежно-меланхолических». Большинство усадеб XVIII в. было создано при участии или по проектам крепостных архитекторов и садоводов.

В живописи сентиментализм сказался в «чувствительных» сюжетах, в приторно-слащавой трактовке крестьянских обра­зов, в пасторальной обрисовке природы. В картине М. М. Ива­нова «Доение коровы» все внимание художника сосредоточено не на крестьянах (его образы на них и не похожи!), а на крот­ких овечках, на идиллической картине мирной сельской жизни. Глядя на это полотно, нельзя подумать, что оно написано в 1772 г.— в преддверии Крестьянской войны. Сильны сентимен­тальные темы и в творчестве пейзажиста С. Ф. Щедрина, пи­савшего традиционные «ландшафты со скотиною», крестьянски­ми избами фантастической архитектуры и идиллическими «сельскими увеселениями» пастухов и пастушек.

Одним из видных сентименталистов в портретной живописи был В. Л. Боровиковский. Созданные им женские образы (на­пример, портрет М. И. Лопухиной) полны нежных элегических чувств и идиллических настроений.

Основоположником сентиментализма в русском театре яв­ляется актер В. II. Померанцев. Театр 70—80-х годов XVIII в. часто обращался к пасторальным операм и комедиям. Таков «Деревенский праздник» Майкова, на котором умиленные кре­стьяне хором поют: «Много мы имеем в поле и живем по нашей воле, ты нам барин и отец! »

Таковы же и «слезные драмы» Хераскова с душераздираю­щими сценами и идиллическим концом, с вознаграждением добродетели и обличением порока.

Сентиментально-идиллическая «чувствительность» проникла и в музыку. Романс «Стонет сизый голубочек» (слова И. И. Дмитриева, музыка Ф. М. Дубянского) надолго пережил своих создателей, продолжая и в XIX в. тревожить сердца куп­чих и мещаночек.

Сентиментализм в русской культуре возник в период фор­мирования новых, буржуазных отношений в недрах феодаль­но-крепостнического строя, и его борьба с классицизмом была отражением глубоких социально-экономических процессов. По­этому при всей политической ограниченности сентиментализма он был течением прогрессивным для своего времени.
Реалистические тенденции русской культуры

Борьба сентиментализма с классицизмом не исчерпывает всего содержания русской культуры второй половины XVIII в. Наряду с сентиментализмом (а чаще в со­четании с ним) все больше выявляются реалистические тенден­ции русской культуры, условно называемые «просветительским реализмом». Они с наибольшей активностью и последователь­ностью выражали протест против феодальной идеологии.

Острая критика существующего строя, беспощадная ирония и насмешка над правящими классами, обличение невежества, паразитизма и жестокости дворянства, несправедливости и продажности суда и чиновников — вот что несли с собой худо­жественные произведения подобного рода.

По своей обличительной направленности, по широте изобра­жения общественных недостатков первое место в литературе 60—70-х годов занимает творчество Д. И. Фонвизина. Начиная от ранней политической басни-сатиры «Лисица-казнодей»4, раскрывавшей подлинную суть самодержавия и добродетелей императрицы Елизаветы, и кончая «Бригадиром» и «Недорос­лем», Фонвизин — один из идеологов русского Просвещения— во всех своих произведениях метко и зло осмеивал бар, вос­ставал против жестокостей крепостничества, призывал ограни­чить власть помещиков над крестьянами. Реалистические осно­вы творчества Фонвизина преодолевали условные правила классицизма.

Смелым новатором в области художественной формы, ло­мающей привычные каноны классицизма, выступил и Г. Р. Дер­жавин, произведения которого свидетельствуют о неуклонном нарастании реалистических элементов в русской поэзии.

Творчество одного из крупнейших русских ваятелей — Ф. И. Шубина также носило сугубо реалистический характер. Сын черносошного крестьянина, талантливый самородок, он оставил нам блестящую галерею скульптурных портретов. Здесь элегантные холодные аристократки (бюст М. Р. Пани­ной) заслуженные полководцы (бюст 3. Г. Чернышева), пред­ставители рождавшейся в то время интеллигенции. Многогран­ность творчества Шубина особенно наглядна при сопоставлении бюста М В. Ломоносова (он изображен без парика, рот тронут откровенно печальной усмешкой, грусть и горечь пронизывают весь его облик) и страшного в своем беспощадном реализме скульптурного портрета императора Павла I — с пышными им­ператорскими регалиями и болезненно-уродливым, жестоким лицом дегенерата.

Замечательными скульпторами были Ф. Г. Гордеев, И. П. Мартос, М. И. Козловский — создатель памятника А. В. Суворову и статуи «Самсон» (Петродворец).

Сильны реалистические тенденции в творчестве портрети­стов-живописцев Ф. С. Рокотова, мастера глубоко правдивого и поэтически взволнованного изображения человека, и Д. Г. Ле­вицкого, сумевшего поднять портрет на уровень подлинно большого искусства. Но ярче всего они проявились в бытовом жанре — в работах И. А. Ерменева и М. Шибанова.

Сын придворного конюха, И. А. Ерменев, выдающийся художник-жанрист XVIII в., запечатлел на одной из своих акварелей бытовую сцену. У рыночного навеса в окружении крестьян сидят и поют слепцы. Молчаливы углубленные в себя слушатели: глубоко задумался, насупив брови, один, озлоблен и раздражен другой, весь обратился в слух третий. Что-то при­тягательное, расшевелившее их далеко запрятанные тяжелые думы есть в пении нищих слепцов — нарастающий народный ропот с жестокой правдой воплощен художником в этом произведении. «Крестьянский обед» Шибанова, написанный в самый разгар пугачевского восстания, правдиво и любовно передает сцену крестьянского быта, лица крестьян и народные костюмы. Крестьяне изображены здесь как люди нравственной силы и под игом крепостничества сохранившие ясный ум, сердечную доброту, душевную и физическую красоту. Пленяет фигура молодой матери, ее исполненное нежности лицо. Большая внут­ренняя теплота согревает всю картину. Шибанов отражал лишь торжественные, праздничные стороны быта крестьян, однако он был первым, кто поднял крестьянскую тему в живописи и создал произведения большой впечатляющей силы.

Испытывавшая влияние Запада, творчески осваивавшая опыт западных мастеров, культура XVIII в. была тесно свя­зана с русскими национальными традициями. Защита нацио­нальных основ входит существенным элементом в идеологию русского освободительного движения и революционного про­светительства.
ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XVIII В.
3 Охранительные идеи господствующего класса

1   2   3   4   5



Рефераты Практические задания Лекции
Учебный контент

© ref.rushkolnik.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации