Семья как социальная и эмоциональная единица

скачать (119.9 kb.)



Введение
Семья определяется как социальный институт, как ячейка общества, как малая группа совместно проживающих и ведущих общее хозяйство родственников. Однако психологический подход к пониманию семьи (в отличие, например, от социологического и экономического подходов) имеет свою специфику. В рамках этого подхода семья рассматривается как пространство совместной жизнедеятельности, внутри которого удовлетворяются специфические потребности людей, связанных кровными и родственными связями. Это пространство представляет собой достаточно сложно устроенную структуру, состоящую из различного рода элементов (ролей, позиций, коалиций и т. п.) и системы взаимоотношений между ее членами. Так структура существует в соответствии с законами живого организма, поэтому имеет закономерную динамику, проходя в своем развитии целый ряд фаз и этапов.

С точки зрения известного семейного психолога Г. Навайтиса, определение психологической сущности семьи должно соотноситься с целями исследования семьи и целями взаимодействия психолога с семьей. Г. Навайтис обсуждает понятие семьи, которое целесообразно исследовать при консультировании семьи психологом. Он предлагает ввести понятие семьи как малой группы, которая получает профессиональную психологическую помощь со стороны специалистов. Содержание понятия «семья» раскрывается через ряд положений.

Семья — группа, удовлетворяющая потребности своих членов. Эти потребности наиболее успешно удовлетворяются в уникальном взаимодействии конкретных людей.

Главная особенность семейного взаимодействия — объединять удовлетворение различных потребностей.

Известный отечественный психолог В. Дружинин предлагает простую систему своеобразных координат, относительно которых происходит самоопределение психолога в выборе семьи как объекта психологического исследования. Он говорит о том, что исследовательские подходы к семье можно расположить на двух условных шкалах:

Рассматривая первую шкалу, Дружинин определяет понятие «нормальная семья» как семью, которая обеспечивает требуемый минимум благосостояния, социальной защиты и продвижения ее членам и создает потребные условия для социализации детей до достижения ими психологической и физической зрелости. Таковой является семья, где ответственность за семью как целое несет отец. Все остальные типы семей, где это правило не выполняется, Дружинин считает аномальными.

В рамках второй шкалы понятие «идеальная семья» определяется как нормативная модель семьи, которая принимается обществом и отражается в коллективных представлениях и культуре, главным образом религиозной.

Это, в частности, обозначает, что психологическая структура нормативной православной семьи (в структуру входят особенности распределения власти, ответственности и эмоциональной близости между отцом, матерью и детьми) значительно отличается от структуры католической, протестантской и мусульманской семей. Типы идеальных семей исследуются, главным образом, культурологами. Под реальной семьей понимается конкретная семья как реальная группа и объект исследования. Дружинин подчеркивает, что при упоминании семьи как предмета исследования необходимо ясно осознавать, о каком типе семьи идет речь. Таким образом, психологи исследуют реальные семьи с точки зрения их отклонения от нормы.




СЕМЬЯ КАК ПРОСТРАНСТВО ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Слово «жизнь» используется в различных значениях. Им обозначается вся органическая (живая) природа, в отличие от неорганической (неживой) природы. Жизнь, являясь противоположностью смерти, представляет собой совокупность всех процессов жизнедеятельности человека.

Осознание того, что жизнь может быть определена соотносительно с человеком, а конкретно — с личностью, пришло в конце XIX — начале XX вв. Это осознание связано с философией индивидуализма.

Именно тогда появляется и юридически закрепляется понятие «частной жизни». Иллюстрируя это явление, автор ссылается на художественную литературу того времени, упоминая, в частности, роман Д. Голсуорси «Сага о Форсайтах».

Этот роман является своеобразной хроникой одной английской семьи на протяжении нескольких поколений. Рождение, брак, разводы, похороны, сделки становятся частным делом этого семейного клана, жестко отделяемым от жизни «других». Типичным представителем семьи является Соме Форсайт. Его семейная трагедия — непоправимая трагедия человека, не вызывающего любовь у своей жены и понимающего это. Жена страдает из-за смерти любовника — и все поведение Сомса Форсайта в этой ситуации определяется лишь желанием наглухо закрыть двери своего дома, чтобы урегулировать драматическую семейную ситуацию.

Выделение частной жизни в качестве базового понятия неизбежно влечет за собой представление о границах семьи как особого пространства жизнедеятельности.

Очень точную иллюстрацию внутрисемейных границ, разделяющих пространство семьи на мужскую и женскую сферу влияния (точнее на сферы, где распространяется власть отца и матери), можно найти у известного писателя Ф. Искандера в рассказе «Большой день Большого дома». Он с юмором и любовью описывает жизнь большой абхазской семьи, живущей в горной деревне и сохранившей все обычаи и традиции патриархального уклада.

Жизнедеятельность понимается в двух аспектах: как проживание различных эмоционально значимых жизненных событий и как жизнетворческая деятельность по воспроизведению жизни. Выдающийся философ и психолог Э. Фромм, говоря о любви как об активной силе, отмечает, что для творческой личности «давать — радостнее, чем брать» не потому, что это лишение, а потому, что в процессе «давать» есть высшее проявление индивидуальной жизнеспособности.

Существование в пространстве семьи позволяет человеку удовлетворять потребность в символическом продолжении жизни после смерти. В экзистенциальной психологии существует представление о том, что сознание смерти («ужас смерти») является важным детерминантом человеческого опыта и поведения.

Есть несколько путей, которыми человек пытается достичь символического бессмертия.

Первый путь — биологический. Он предполагает продолжение собственной жизни через потомство, через бесконечную цепочку биологических связей. Семья, как пространство совместного проживания мужчины и женщины, уменьшает тревогу смерти, позволяя преодолевать им мучительный страх небытия через рождение детей и внуков.

Второй путь — «творческий». Он представляет собой символическое продолжение жизни через свои труды, через устойчивое личное воздействие на других людей. Родители, черпая личностную поддержку из семьи, передают свой опыт, убеждения своим детям, давая начало бесконечной цепи трансляции интересов и ценностей.

Третий путь — трансцендентный путь внутреннего опыта. Этот путь предполагает обретение символического бессмертия за счет глубокого погружения как в собственные эмоции, так и в эмоции, разделенные с «другим». Человек как бы теряет себя благодаря переживанию столь интенсивному, что время и смерть исчезают, и он остается жить в «непрерывном» настоящем. Семья, устанавливая границы частной жизни, обеспечивает возможность получения телесного и эмоционального опыта слияния с другим человеком (так, например, мать «теряет» себя в симбиозе с ребенком, а супруги «проживают настоящее» во время любовного слияния).

По существу, семья позволяет удовлетворять потребности, лежащие в основе развития личности. Наиболее известной классификацией этих потребностей является классификация, предложенная одним из основоположников гуманистической теории личности А. Маслоу. Согласно Маслоу, существует пять групп потребностей человека, которые объединяются в иерархическую структуру:

При попустительском, разрешающем отношении родителей в отношении времени сна, приема пищи, а также отсутствии четко сформулированных запретов ребенок утрачивает ощущение стабильности, начинает тревожиться, искать более устойчивую среду обитания. Наиболее разрушительными факторами, блокирующими удовлетворение потребности в безопасности, являются такие события, как ссоры, разводы, разлуки, смерть;

Прямое удовлетворение потребности в уважении возможно благодаря тому, что каждый из членов семьи может ощущать свою полезность и значимость в данной группе. В гармоничных, функциональных семьях каждый человек знает свое место, роль и имеет возможность влиять на семейную систему в целом;

Можно отметить, что субъективно ценность семьи определяется тем, насколько существующие в ней взаимоотношения позволяют воспроизводить эмоционально-значимые для человека ситуации. Эти ситуации позволяют ему переживать те или иные желанные и привычные для него состояния. Причем, для одних людей в этой роли будут выступать позитивные, конструктивные состояния и эмоции (например, такие, как нежность, радость, слияние, близость), а для других — негативные, диструктивные состояния и эмоции (такие, как гнев, обида, вина, страх). Именно потому могут создаваться и долго существовать семейные союзы, внутри которых супруги создают условия для взаимного удовлетворения так называемых «невротических потребностей». Например, жена позволяет мужу чувствовать себя время от времени беззаботным, неконтролирующим себя «ребенком», наказываемым за сексуальные связи с другими женщинами. Такое поведение мужа, в свою очередь, позволяет жене реализовать ее скрытую потребность в доминировании и моральном превосходстве над мужчиной.

Достаточно полно и психологически точно такого рода взаимодействия описаны и проанализированы американским психотерапевтом и теоретиком психоаналитического направления, основателем трансактного анализа Э. Берном.

Основные положения теории Берна можно представить как еще один подход к пониманию основных видов потребностей человека, которые могут быть удовлетворены внутри семейного пространства жизнедеятельности. С точки зрения Берна, основными потребностями являются следующие.

Времяпрепровождение не такое формализованное и предсказуемое взаимодействие, как ритуал, но оно имеет некоторую повторяемость. Например, в семье принято проводить выходные вместе на даче.

Каждый член семьи хорошо знает, что он будет делать и что говорить и что будут делать и говорить остальные (мама опять будет подшучивать над папиным аппетитом, дедушка заснет за газетой, дети подерутся из-за велосипеда, но помирятся во время купания, бабушка будет жаловаться на здоровье и т. д.). Времяпрепровождение как форма утоления «структурного голода» требует соблюдения некоторого правила — говорить можно только на допустимые темы и в разрешенном стиле. Общение членов семьи приобретает поверхностный, «светский» характер, не предполагающий обмена реальными и глубокими переживаниями. Тем не менее, оно позволяет семье чувствовать свою стабильность.

В основе семейной жизни могут также лежать разные варианты игр. Под игрой Берн понимает суррогат истинной близости. Все игры представляют собой некоторую манипуляцию состоянием и поведением другого человека. Они содержат в себе «приманку», использующую одну из человеческих слабостей (зависть, жадность, вспыльчивость, сексуальную невоздержанность, глупость и др.). Обычно опытные игроки хорошо осведомлены о слабостях своего семейного партнера. Берном описано большое количество супружеских игр, наиболее известные из которых такие, как «Если бы не ты», «Фригидная женщина», «Загнанная домохозяйка», «Видишь, как я старался», «Ну что, попался, негодяй!», «Алкоголик».

Деятельность — это то, что Берн называет работой. Существуют семьи, выстраивающие общение вокруг определенной формы активности. Например, все члены семьи являются сотрудниками одной частной фирмы. Все свободное время семья посвящает совместному решению производственных задач. Это может происходить и тогда, когда супруги являются коллегами, делают одно дело, работают, например, над одним научным проектом.

Близость определяется Берном как искреннее отношение между людьми со свободным взаимообменом, исключающим манипулирование. Истинная близость, существующая в гармоничных семьях, не испытывающих страха перед искренним общением, позволяет полностью удовлетворить как «структурный голод», так и «голод по признанию» всех членов семьи.

Библиографический список

семья социальная психологическая

  1. Абулъханова-Славская КМ, Стратегии жизни. — М., 2010.

  2. Агеев B.C. Межгрупповое взаимодействие: социально-психологические проблемы. — М., 2008.

  3. Аккерман Н, Семейный подход к супружеским расстройствам. // Семейная психотерапия. — СПб., 2009.

  4. Аккерман Н. Семья как социальная и эмоциональная единица. // Семейная психотерапия. — СПб., 2010.

5. Алексеев М.Ю., Крылов КА. Особенности национального поведения. — М., 2008.








Рефераты Практические задания Лекции
Учебный контент

© ref.rushkolnik.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации