Индивидуальная жизнь как уникальный психологический феномен

скачать (1990.5 kb.)

1   2   3   4
Глава 3. «Развитие» индивидуальной жизни
“Зарождение дифференциальной психологии было обусловлено накопленным на протяжении веков человеческим опытом. Со временем стало заметно, что для людей характерны индивидуальные различия в поведении. Естественно, это заставило систематизировать наблюдаемые отличия, дать им определенное научное объяснение. И не случайно уже в Древней Греции философы обсуждали эту проблему. Платон в книге «Государство» писал, что два человека не могут быть совершенно одинаковыми: каждый отличается от другого своими способностями, поэтому одному следует заниматься своим делом, а другому – своим. Еще более известно учение Гиппократа о четырех типах «красиса», ученый заметил и описал типические различия в поведении человека. Древнегреческий философ Аристотель, живший чуть позже Гиппократа, в своих работах значительное место уделил анализу групповых различий, в том числе видовых, расовых, половых и социальных, проявляющихся в психике и морали.”4

Из этого можно увидеть, что развитие всего, (что бы мы не подразумевали под «развитием»), происходит за счет развития психики, по крайней мере так утверждают ученые на протяжении веков.

«Чужая душа – потёмки» - гласит русская пословица, подчеркивая трудности проникновения в сложный неповторимый, особенный внутренний мир любого из живущих. А есть ли возможность заглянуть в «душу» человека, покинувшего землю, скажем, 10 – 15 тысяч лет назад? Во многом решить эту задачу позволяют материалы исследования, которые занимаются изучением, реконструкцией наиболее древних пластов человеческой материальной и духовной культуры. Анализируя приводимые в этих исследованиях факты, философы, психологи, врачи, каждый со стороны своего предмета, стремятся познать и объяснить становление и развитие регуляционных механизмов человеческого сознания, психики, вскрыть основные факторы и причины, вызвавшие их качественное изменение, смену функций.

Целый ряд данных обратил на себя особо пристальное внимание исследователей этой проблемы. И среди них такое, странное на первый взгляд явление, которое советский невропатолог С.Н. Давыденко назвал «парадоксом нервно – психической эволюции». Существо, лежащее в основе парадокса противоречия, долгое время не поддававшееся объяснению, заключалось в следующем. Совершенствуясь в процессе эволюции, центральная нервная система усложнялась и делалась все более гибкой и приспособляемой. Исходя из теории естественного отбора, можно было ожидать, что человек в результате эволюции должен был получить наиболее совершенный тип нервной системы, обладающий силой, уравновешенностью и подвижностью нервных процессов. Почему же это произошло с органом, регулятивные функции которого шлифовались в процессе длительной эволюции? Исследователями был высказан целый ряд ответов на этот непростой вопрос. Одни, как, например, английский психолог и антрополог Ф. Гальтон, считали, что психика человека «возвышалась с такой быстротой, за которой не могла поспеть натура его природы». Другие, например советский антрополог Я.Я. Рогинский, полагали, что кора головного мозга человека – образование молодое, поэтому и неустойчива в работе, излишне быстро истощаема, ранима. Отсюда высокая невротизируемость психики. Однако обе точки зрения всего лишь констатация, но не объяснение причин озадачивающих несовершенств созданного в процессе трудной эволюции важнейшего человеческого органа. 5

В основном упор был на естественный отбор, за счет которого выживали только те, у кого была сильная нервная система. Остальные владели какими – либо другими особенностями, но он отказывал им в праве на существование. Значит, и препятствовал их развитию. С расширением собственно человеческой, индивидуальной деятельности возрастала потребность во все более гибких и тонких психологических инструментах, большее значение приобретал баланс подвижности и устойчивости нервных процессов. Сначала всё шло через процесс научения, но постепенно на смену им приходил изобретательно – продуктивный тип действий.

Происходил переход от «звериной» чувствительности к человеческой эмоциональности, от непосредственной включенности в среду обитания ко всё более осознанному выделению из неё, переход от преимущественно инстинктивного поведения к поведению, основанному на знаково – символических средствах, в основном закрепленных речью, то есть средствах опосредования. Способность к быстрым перенастройкам была очень нужна первобытному человеку. Именно подвижность нервных процессов, и дала резкий скачок при образовании современного человека с его развитой речью, требующей уже совершенно исключительной быстроты смены возбудительных процессов на тормозные и обратно.
Эволюция психических особенностей человека
По мере снижения действия естественного отбора возрастало количество особей с самыми разнообразными вариантами нервной системы: от «традиционно» сильных, жестких до слабых, тонких, «чутких». Общим же недостатком была сильная инертность нервных процессов, медлительность в переходах от активности к торможению и наоборот. В противоположность старому механизму «выживания» в первую очередь особей, приспособленных генетически, то есть с сильным типом нервной системы, эволюция осуществлялась уже за счет прогресса в организации психической деятельности. Обучения необходимым элементам поведения двигалось от жестких, сугубо ритуальных, массовых в своей основе схем, предполагавших шаблонно – репродуктивные способы усвоения, ко все более индивидуализированным и узкоспециализированным, продуктивным методам, вплоть до самообучения.

По мере прогресса индивидуум становился все более свободным в своей жизнедеятельности, отрываясь от «пуповины родовых связей», делаясь автономнее, независимей, в том числе и в своей внутренней, психической жизни. Громадное значение в освоении человеком мира и самого себя, осознание своего места в нем сыграли в первобытном обществе такие феномены, как магия, культовые ритуалы, и наконец, религия, в оболочку которых и заключены были эти процессы, детерминировавшие, в свою очередь, нервно – психические и структурные изменения в мозгу человека.

Почему на определенном этапе своего развития люди, вместо того, чтобы заниматься производительным, полезными видами деятельности, стремиться познавать объективные законы природы, значительное количество времени стали уделять крайне странным и как будто бы бесполезным вещам: магии, ритуалам, всякого рода обрядам? Не успев еще хотя бы сносно освоить природу, первобытные наши предки сразу же пошли по пути, на наш сегодняшний взгляд, не слишком оправданному – по пути ритуальных действ, создания сонма богов и духов, культов и верований, отбиравших время и энергию и без того весьма дефицитные. Более того, самые необходимые практические действия были вплетены, предварялись, заключались, сопровождались и освящались этими обрядами и верованиями.

Почему же человек не спешил освободиться от ритуалов, даже удостоверившись со временем в не слишком большой их эффективности? В том то и дело, пишет С.Н. Давыденков, что презумпция о безрезультатности ритуала вовсе не обоснованна. Ритуал, хотя и бессмысленный, вполне достигал цели, ради которой он предпринимался. Посредством ритуала первобытный человек уничтожал чувство мешающей ему тревоги, и, стало быть, лучше мог руководить своими действиями, а опыт убеждал в успешности приемов. Неудивительно, что магические действия не только исчезали, но охватывали все основные области деятельности и, закрепляясь, входили составным элементом в систему обучения. Всякий проделанный ритуал помогал, так как суть дела содержалась не в конкретном его содержании, а в активации психологических механизмов, которые снижают уровень тревожности, подготавливают человека к выполнению любых действий.6 Развитие идет у каждого своим путем, и каждый проходит «свои» стадии развития по-своему.




Глава 4. Индивидуальная жизнь как психологический феномен
В этой главе мы рассмотрим уникальность индивидуальной жизни на каждой ступени развития.

Рождение ребенка – это светлое чудо. Малыш рождается беспомощным и за короткий промежуток времени он учиться «быть человеком».

Ребенок может много чего сказать – если вы только знаете, как его спросить. А спросить – это значит сконцентрировать внимание на том, что ребенок может делать: смотреть, сосать и поворачивать голову. Перцептивные способности ребенка активно развиваются в первые месяцы жизни. Уже в первые несколько дней после рождения дети могут узнавать выражения лица матери, ее голос, запах. Их мозг – это впитывающая губка, а нервные клетки мгновенно реагируют на запах матери. В возрасте 3 недель новорожденный с пустышкой во рту, которая время от времени включает магнитофонную запись голоса матери и другой женщины, сосет более энергично, когда слышит знакомый голос матери. Новорожденные могут также поворачивать голову налево и направо, чтобы снова попить сладкой воды, если их гладить по лобику. Таким образом, новорожденные не только видят то, что им нужно видеть, различают запахи и хорошо слышат, но также используют свой сенсорный аппарат, чтобы познавать окружающий мир. 8

Став немного постарше, ребенок начинает удивлять как родителей, так и всех окружающих, и даже ученых, своим быстрым развитием. Ученые расходятся во мнениях при объяснении того, почему дети к пяти годам практически овладевают грамматикой родного языка, как выучиваются читать и формируют половую идентичность. Подростки, юноши, девушки – это «сундук сокровищ», где хранятся и время от времени достаются идеи. Правда не всегда это возможно. Здесь на них наваливается поток разнообразных чувств, которые сопровождается эмоциями. И ведь у каждого своя эмоция обозначает своё чувство.

Молодежь - это может быть мягкая и понимающая, а может быть жесткой и думающей только о себе. Она также полна идей и стремиться воплотить их в реальность. Пользуясь при этом самыми разнообразными методами.

Взрослые – это тоже удивительные создания, они вроде бы побывали в детстве, были подростками, молодыми, но почему-то не понимают своих детей, как и их родители не могут понять их, взрослых.

Взрослое поколение это умудренные опытом люди, у каждого человека свой «багаж» за плечами, которым он либо гордиться, либо просто умалчивает о нем.

В повседневной жизни мы наблюдаем, как люди делают из пережитого любые выводы, какие им угодно. Вот, например, человек, который снова и снова повторяет одну и ту же ошибку. Если вы сумеете убедить его в том, что он ошибается, он может отреагировать на это по-разному.9 Он может сказать, что учтет это в следующий раз, может обвинить в повторении ошибки своих родителей, и вообще весь белый свет.

Каждый человек по-разному выражает любовь и горе, радость и разочарование.

Фромм полагает, что понятие и сущность человека выражают не качество и не субстанцию, а противоречие, имманентное человеческому бытию. Главные страсти и желания человека возникают из его всеобщего существования, то есть из уникальной ситуации, в которой вообще оказался человек.10

На каждую индивидуальную жизнь в отдельности, на ее психологический склад влияет мир, который окружает ее. В современном обществе, где инновации идут непрерывным потоком, приводя к ускоренному обновлению и изменению условий жизни, нравственных ценностей, жизненных ориентиров человека.11 И это все влияет на психику человека, он по-другому начинает относится к самым простым вещам, так как думает, что под ними скрыто что-то более сложное.

И каждая индивидуальная жизнь не поддается изучению и объяснить все, что происходит с отдельно взятым человеком остается загадкой, над которой бьются как ученые, так и сами люди.



Глава 5. Умение общаться с самим собой
«Обработка» самого себя – психологическая особенность человека
Человек такое создание, которое в отсутствии общения с другими людьми, либо когда не хочется с кем бы то ни было обсуждать, так сказать, наболевший вопрос, может общаться со своим внутренним Я. И такое свойственно только такому существу, как человек. В общении как способе межличностных отношений К. Маркс и Ф. Энгельс усматривали «обработку людей людьми». Если продолжить эту мысль, то сущность общения с самим собой можно определить как процесс «обработки человеком самого себя».Понятие рефлексии возникло в философии и означало процесс размышления человеком обо всем происходящем в его собственном сознании. Р. Декарт отождествлял рефлексию со способностью индивида сосредоточиться на содержании своих мыслей, абстрагировавшись от всего внешнего, телесного. Дж. Локк разделил рефлексию и ощущения, трактуя первую как особый источник знаний (внутренний опыт, в отличие от внешнего, основанного на восприятии органов чувств). Эта трактовка рефлексии стала главной аксиомой, так называемой интроспективной психологии. В этих представлениях неадекватно преломилась реальная способность человека к самоотчету об испытываемых им фактах сознания, самоанализа собственных психических состояний.

Размышляя о человеке как о субъекте жизни, С.Л. Рубинштейн различал два основных его способа существования и соответственно два отношения к жизни. Первый – это жизнь, в сложившихся условиях повседневного быта и не выходящая за пределы непосредственных межличностных связей: сначала отец, мать, потом друзья, учителя, а далее супруг, дети и т.д. Здесь все интересы и проблемы человека существуют внутри непосредственной жизни, и всякое его отношение – это отношение к отдельным частным явлениям, но не к жизни в целом. На данном уровне человек еще не может выключиться из непосредственного переживания жизни, не может занять мысленно позицию вне её для рефлексии над ней. Такая жизнь, считает автор, выступает почти как природный процесс; во всяком случае, очевидна непосредственность и целостность человека, живущего такой жизнью. Вопросы общения с собой здесь еще не актуализируется, так как поведение личности полностью определяется сложившимися жизненными связями, не подлежащими критике или сомнениям. Социальная регуляция в виде норм нравственности в данном случае определяет саморегуляцию поведения индивида.

Второй способ существования С.Л. Рубинштейн связывал с появлением рефлексии. С её развитием человек становиться способным занимать позицию как бы вне процесса жизни, смотреть на неё со стороны. Это решающий поворотный момент в общем психическом развитии человечества. Именно здесь кончается первый способ существования и начинается новый путь – к построению нравственной человеческой жизни на сознательной основе. Сознание выступает здесь как прорыв, как выход из полной поглощенности непосредственным процессом жизни для выработки соответствующего отношения к ней, занятие позиции над ней, вне её для суждения о ней. С появлением рефлексии начинается философское осмысление жизни. Отсюда, с этого момента возникает проблема «ближнего» и «дальнего», проблема соотношения, взаимосвязи непосредственного отношения человека к жизни и осознанного отношения, опосредованного через «дальнее». Таким образом, рефлексия позволяет осуществить осмысление мира и собственных действий. В собственно «человеческих действиях», какими бы они простыми не были, обязательно наличествует «как должно быть», пронизывающее всю сложную иерархию человеческой деятельности сверху донизу. 12

По концепции П.К. Анохина есть три вида действий: 1) действия, ради действий (функциональные), к примеру, речь, письмо, танец, пение и другие формы искусства. 2) предметные действия, целью которых является изготовление какой-то конкретной вещи. 3) действие по «совпадению» с тем «идеальным» их эталоном.

Что собой представляет эта цепь психических и физических действий, начало которым положила рефлексия с её вечным вопросом «как должно быть»? Конечно же, эта цепь действий – процесс общения человека с собой в целях специальной психологической и физической самообработки, самомобилизации к преодолению предстоящих трудностей. Рефлексия – это не просто знание или понимание субъектом самого себя, но и выяснение того, как другие знают и понимают «рефлектующего», его личностные особенности, эмоциональные реакции и познавательные представления. Когда содержанием этих представлений выступает предмет совместной деятельности, развивается особая форма рефлексии – предметно-рефлексивные отношения.



Мы знаем, что на внешнее можно повлиять своим поведением, изменить его. По отношению же ко внутреннему мы вынуждены оставаться бессильными, так как не знаем с какой стороны подступиться, как на него воздействовать. Но это только представления сложившиеся о рефлексии.

Для того чтобы показать, насколько глубоко внедрились эти ложные представления об исключительно «рефлексивной» функции человеческой психики, заведомо лишающей ее активного, организующего начала, рассмотрим следующие примеры. Племянник А.П. Чехова – Михаил Чехов в один из периодов впал в депрессию, врачебная помощь не помогала, тогда он стал искать ответ в философских книгах. Он долго размышлял над индусской философией и понял, что в основе йогизма является творчество жизни. После этого он задумался о прожитой жизни, о самотворчестве, после чего у него возник волевой порыв к овладению творческой энергией. В этом случае имеет место не простая «рефлексия», а сложный и терпеливый период общения с собой, в результате которых произошло открытие ранее неизвестных возможностей психики: творчество внутри себя. Итогом чего стало выздоровление М. Чехова. И подобных примеров можно привести множество. В раздумья из-за болезни «впадали» и Л. Толстой, и М. Зощенко. И это свойственно всем, к примеру, тяжелоатлет Юрий Власов в результате нескольких несчастных случаев заболел, при чем непонятной болезнью, также врачи и лекарства не могли ему помочь, тогда он поставил перед собой цель – выздороветь собственными силами. И после долгих размышлений итогом стало создание лечебно-оздоровительной программы. Примером нашего времени думаю можно привести певицу Надежду Кадышеву. Примерно десять лет её мучила депрессия, она жила сплошь на одни таблетки, но эффекта от них не было, ей стал безразличен белый свет. Но рядом с ней всегда был её муж, который исполнял любой её каприз. И в один из таких дней, Н. Кадышева задумалась, почему это с ней происходит. Она перебрала в памяти всю жизнь и решила начать борьбу с этим состоянием, ну а результат – мы снова видим её на сцене радостной и с новыми песнями.

Приведенные примеры говорят об очень многом. Прежде всего они подтверждают мысль римского философа и писателя Цицерона, высказанную им более девятнадцати столетий тому назад, о специфике борьбы с душевными недугами. «Наука об исцелении души, - писал он, - есть философия, но помощь её приходит не извне, как помощь против телесных болезней, - нет, мы сами должны пустить в дело все силы и средства, чтобы исцелить себя самим». К сожалению, мы не усвоили этой древней, но важной истины, и потому каждый открывает ее для себя заново и самостоятельно. Формой же реализации этого вида самопомощи является общение человека с самим собой в целях саморегуляции, самоорганизации, самопрограммирования. 13




1   2   3   4

Глава 3. «Развитие» индивидуальной жизни



Рефераты Практические задания Лекции
Учебный контент

© ref.rushkolnik.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации