Реорганизация и ликвидация юридических лиц

скачать (766.6 kb.)

  1   2   3   4   5   6
Содержание
Введение

1. Реорганизация юридических лиц

1.1 Понятие и признаки реорганизации юридического лица

1.2 Формы и порядок реорганизации юридических лиц

2. Ликвидация юридических лиц

2.1 Понятие и виды ликвидации юридических лиц

2.2 Основания и порядок ликвидации

3. Гарантии прав кредиторов при реорганизации и ликвидации юридических лиц

3.1 Обеспечение прав кредиторов и общегражданские способы их защиты

3.2 Гарантии прав кредиторов и специальные способы их защиты при реорганизации юридических лиц

Заключение

Список использованных источников

Приложение 1

Приложение 2

Приложение 3
Введение
Переход казахстанского общества к жизни в условиях рынка, глобальные экономические реформы, коренные изменения в гражданско-правовом регулировании общественных отношений – всё это наряду с другими факторами неизбежно влечёт значительное оживление гражданского оборота. Как известно, юридические лица играют в нем едва ли не определяющую роль, особенно в сфере предпринимательской деятельности. Наряду с коммерческими организациями возрастает число некоммерческих организаций, что вызвано повышением роли гражданского общества в целом и различных его институтов. Так же, как физические лица рождаются, живут и умирают, юридические лица создаются, действуют, реорганизуются и могут прекращаться в связи с их ликвидацией, переставая быть субъектами гражданских правоотношений. Процесс создания юридических лиц и прекращения их деятельности происходит непрерывно. Неслучайно в научный обиход введён термин «жизненный цикл» юридического лица [1, с. 27]. Будучи в отличие от физических лиц искусственными общественными образованиями, созданными по воле людей, они тем не менее не являются чем-то виртуальным, а существуют в реальной действительности, становятся объективной реальностью, устанавливают разнообразные социальные связи с другими субъектами гражданских правоотношений. Однако, созданные по воле своих учредителей, юридические лица прекращают своё существование также не по законам природы, а в конечном итоге по воле людей, будь то воля учредителей (при добровольной ликвидации) или лиц, уполномоченных принимать решение об их прекращении (при принудительной ликвидации). Таким образом, продолжительность «жизненного цикла» юридических лиц целиком зависит от чужой воли, а потому их «смерть» никогда не бывает «естественной»; она всегда в известной мере «насильственна» [1, с. 31].

Но если смерть физического лица, даже насильственная, как правило, приносит нравственные страдания в основном лишь близким умершего и не причиняет имущественного вреда его партнёрам по гражданско-правовым сделкам ввиду наличия наследственного правопреемства, то бесконтрольная ликвидация юридического лица способна нанести немалый материальный и моральный урон гораздо большему числу третьих лиц, состоявших с ним в гражданско-правовых и иных отношениях. Этот урон может оказаться невозместимым, так как действующее гражданское законодательство предусматривает, что юридическое лицо прекращает своё существование путём ликвидации без перехода к другим субъектам гражданских прав и обязанностей ликвидированного юридического лица, т.е. без правопреемства [2, с. 19]. Говоря образно, с позиций гражданского права, ликвидированное юридическое лицо исчезает бесследно; о его существовании можно получить информацию лишь в Едином государственном реестре юридических лиц и в архивах. Нередко такое «бесследное исчезновение» ликвидированных юридических лиц из гражданского оборота практически полностью исключает возможность реализации некоторых прав и свобод человека, к примеру, прав потребителей, вкладчиков и т.п., которые остаются лишь пустыми декларациями. С другой стороны, для гражданского оборота не менее важна своевременная реорганизация и ликвидация юридических лиц, у которых уже давно не осталось необходимого имущества или требуемого числа участников, так как такие юридические лица могут оказаться «крышей» для деятельности всякого рода организованных преступных группировок, представляя тем самым серьёзную угрозу национальной безопасности Республики Казахстан [3, с. 54].

С учётом всего сказанного становится понятным, почему общество не может мириться с бесконтрольным появлением и исчезновением юридических лиц, и государство не только вправе, но и обязано осуществлять такой контроль с помощью различных правовых механизмов, в том числе с помощью гражданского законодательства. Следовательно, необходимо оценить, в состоянии ли действующее гражданское законодательство способствовать осуществлению указанного контроля, способно ли оно упорядочить процесс реорганизации и ликвидации юридических лиц настолько, чтобы свести если не к нулю, то по крайней мере к минимуму имущественные и моральные потери, вызванные прекращением их деятельности.

Актуальность темы дипломного исследования. Современность и научная необходимость рассмотрения избранной темы во многом предопределена развитием в нашем государстве экономики рыночного типа, которая, безусловно, предполагает не только наличие, по и высокую степень развития правовых средств и методов регулирования экономического оборота.

Юридические лица в настоящий момент являются главными участниками гражданского оборота. Именно они производят большую часть товаров и услуг, являются главными налогоплательщиками. В условиях развития рынка в нашей стране и все возрастающего желания субъектов гражданских правоотношений обезопасить себя и свои материальные средства правовыми способами, наибольшую актуальность приобретают вопросы регулирования создания, реорганизации и ликвидации юридических лиц.

Таким образом, актуальность исследования проблем, касающихся реорганизации и ликвидации юридических лиц, обусловлена прежде всего особой общественной значимостью этих правовых институтов. Об этом свидетельствует совершенствование соответствующих норм гражданского права путём внесения изменений и дополнений в действующий Гражданский кодекс Республики Казахстан (далее – ГК РК). Как само законодательство о реорганизации и ликвидации юридических лиц, так и практика его применения требуют постоянного изучения и анализа, с целью своевременного выявления основных тенденций, осмысления проблем, вызванных постоянно меняющимися общественными отношениями, и поиска оптимальных вариантов их решения, что является непосредственной задачей науки гражданского права [4, с. 12]. Следовательно, проблемы правовой регламентации реорганизации и ликвидации юридических лиц практически не могут утратить актуальности.

С помощью института реорганизации сохраняется стабильность гражданского оборота, обеспечивается правопреемство по всему комплексу прав и обязанностей в отношении третьих лиц, а как следствие - прочность договорных связей; максимально гарантируются права кредиторов; отпадает необходимость уплаты дополнительных налогов; сокращаются временные издержки, производительный капитал остается цельным, не дробится между участниками юридического лица и не изымается из сферы производства. В итоге использование механизма реорганизации приводит к достижению значительного организационного и финансового эффекта [5, с. 162]. Однако эта правовая сфера недостаточно исследована в научной литературе. Цивилистическая наука не уделяет должного внимания рассмотрению понятий и значения реорганизации и ликвидации в частном праве. Это представляется недопустимым, учитывая огромное практическое значение реорганизации и ликвидации юридических лиц в гражданском обороте.

Так, в новом теоретическом осмыслении нуждаются господствующее в науке мнение о том, что различия между реорганизацией и ликвидацией юридического лица как оснований его прекращения состоят лишь в наличии или отсутствии универсального правопреемства, а также иные проблемы касающиеся институтов реорганизации и ликвидации юридического лица, нуждающиеся в специальной разработке и, вместе с тем, либо вовсе неразработанные, либо разработанные явно недостаточно. Следует проверить, насколько адекватно отражена в нормах о реорганизации и ликвидации юридических лиц конституционная идея всемерной охраны и защиты прав и свобод человека, исходя из того, что именно права и свободы личности определяют смысл, содержание и применение законов, деятельности органов государственной власти и органов местного самоуправления.

Необходимо признать, что существующее законодательство о реорганизации и ликвидации юридических лиц не является совершенным. Нормы Гражданского кодекса Республики Казахстан не обеспечивают в полной мере правового регулирования этих институтов права, что сказывается на практической деятельности субъектов гражданского права, порождая конфликты и судебные споры [6, с. 103, с. 211, с 89]. Недостаточность правового регулирования проявляется, в частности, в том, что в действующем гражданском законодательстве не закреплены определения реорганизации и ликвидации юридического лица, а отражены лишь формы и порядок таких действий, также, в отсутствии четкой регламентации объектов правопреемства при реорганизации, возможности признания проведенной реорганизации или ликвидации недействительной и последствий такого признания. Неадекватное законодательное регулирование существует, также в отношении определения гарантий прав кредиторов при реорганизации и ликвидации, а также гарантий государства как кредитора по налоговым обязательствам.

В настоящей работе сделана попытка выявить и теоретически осмыслить недостатки законодательного регулирования реорганизации и ликвидации юридических лиц и предложить пути реформирования соответствующего законодательства.

Указанные обстоятельства определили выбор темы дипломной работы.

Объектом дипломного исследования являются гражданские правоотношения, складывающиеся в процессе реорганизации и ликвидации юридических лиц, урегулированные нормами гражданского законодательства Республики Казахстан.

Предметом исследования данной дипломной работы являются нормы гражданского законодательства Республики Казахстан, регулирующие процедуры реорганизации и ликвидации юридических лиц, судебная практика, разработки ученых-цивилистов, относящиеся к теме исследования.

Цель дипломного исследования состоит в комплексном изучении теоретико-правовых проблем реорганизации и ликвидации юридических лиц на основе анализа теории гражданского права, действующего казахстанского гражданского законодательства, правоприменительной практики, направленном на совершенствование институтов реорганизации и ликвидации юридических лиц.

На достижение указанной цели направлено решение следующих научно-практических задач:

-на основе комплексного анализа гражданского законодательства как ныне действующего, так и нормативных правовых актов, утративших силу, исследовать эволюцию правовых процессов реорганизации и ликвидации юридических лиц;

-исследовать правовую природу, сущность реорганизации и ликвидации юридических лиц, выработать определения понятий «реорганизация юридического лица» и «ликвидация юридического лица»;

- исследовать основания и порядок проведения реорганизации и ликвидации юридических лиц в Казахстане;

-проанализировать гарантии прав кредиторов и государства при реорганизации и ликвидации юридических лиц;

- выявить пробелы и противоречия в законодательном регулировании процедур реорганизации и ликвидации юридических лиц;

- выработать конкретные предложения по совершенствованию действующего гражданского законодательства, регулирующего реорганизацию и ликвидацию юридических лиц, направленные на эффективное обеспечение имущественных интересов субъектов, вовлекаемых в процессы реорганизации и ликвидации.

Методологической основой работы являются общенаучные методы исследования - диалектический, исторический, системный, логический, аналитический, а также юридические - формально-юридический, сравнительно-правовой, комплексный.

Научная новизна работы состоит в том, что в ней на основе анализа новейшего законодательства Республики Казахстан впервые проведено комплексное исследование правовых вопросов, касающихся порядка реорганизации и ликвидации юридических лиц; защиты прав кредиторов при реорганизации и ликвидации; возможности признания реорганизации и ликвидации недействительной и последствий такого признания.

Новизна дипломной работы выражается также в следующем:

- предлагаются новые определения реорганизации и ликвидации юридического лица, отличные от определений, используемых в гражданско-правовой литературе;

- выделяются и подробно исследуются признаки, характерные для реорганизации и ликвидации как особого процесса, происходящего с юридическим лицом и направленного на достижение определенных результатов;

- в работе анализируются вопросы, освещенные в юридической литературе недостаточно полно;

- выдвигаются предложения по совершенствованию действующего гражданского законодательства, регламентирующего реорганизацию и ликвидацию юридических лиц.

Практическая значимость дипломной работы состоит в том, что она содержит сравнительно-правовой анализ нормативных актов, регулирующих реорганизацию и ликвидацию юридических лиц, и судебной практики. На основе теоретических выводов сформулированы практические предложения, которые могут быть использованы при совершенствовании гражданского законодательства, в правоприменительной деятельности при осуществлении реорганизации и ликвидации юридических лиц, в учредительных документах коммерческих организаций. Результаты исследования могут быть также использованы в процессе преподавания курсов по гражданскому праву, предпринимательскому праву, коммерческому праву, а также ряду специальных курсов по корпоративному законодательству.


  1. Реорганизация юридических лиц




    1. Понятие и признаки реорганизации юридического лица


Особое место среди субъектов гражданского права всегда занимали и занимают юридические лица. В настоящее время регулирование правового положения юридических лиц в казахстанском законодательстве несомненно переживает очередную стадию своего развития. Так ГК РК, отражая новые важные идеи и концепции, дает относительно развернутую, отвечающую современным потребностям общества, правовую регламентацию большинства вопросов, связанных с функционированием юридических лиц. К их числу можно в полной мере отнести и вопросы реорганизации юридических лиц.

Реорганизация - одна из наиболее часто применяемых в последнее время процедур в процессе деятельности практически всех организаций. Объясняется это и экономическими, и социальными, и правовыми условиями, в которых существуют юридические лица. Однако, для успешного проведения реорганизации необходима, конечно же, оптимальная правовая база, призванная обеспечить достижение необходимого результата. Необходимо признать, что существующее законодательство о реорганизации юридических лиц не является совершенным.

Институт реорганизации юридических лиц является достаточно новым в системе казахстанского гражданского права и поэтому действующее гражданское законодательство не дает чёткого определения реорганизации юридического лица, обозначая лишь формы реорганизации. В настоящее время даже в науке нет единого направления для определения данного понятия.

В юридической литературе традиционно понятие реорганизации юридического лица определялось ранее как прекращение юридического лица (иногда отмечается, что оно происходит без ликвидации дел (деятельности) и имущества) с переходом его прав и обязанностей к другому юридическому лицу – правопреемнику [7, с.221; 8, с.13; 9, с.92; 10, с.47; 11, с.8]. Приоритетным является мнение о необходимости различать основания, способы и формы прекращения деятельности юридических лиц. Основания прекращения - это поводы, определенные фактические обстоятельства, с которыми закон связывает прекращение деятельности юридических лиц (например, достижение цели, истечение срока и др.). Способы прекращения - это предусмотренный законодательством порядок прекращения деятельности юридических лиц. Способы прекращения юридических лиц ничем принципиально не отличаются от способов их возникновения. Формы прекращения - это предусмотренные законодательством приемы прекращения деятельности юридических лиц. Понятие реорганизации в данном случае, наряду с ликвидацией, рассматривается в качестве одной из форм прекращения юридического лица [12, с. 124-127].

Необходимо отметить, что выделение в российском законодательстве и в теории гражданского права разных форм прекращения юридических лиц происходило постепенно, по мере появления потребностей в их существовании, и осмысления правовых особенностей каждой из форм.

В трудах дореволюционных цивилистов не проводилось разграничения между различными формами прекращения юридических лиц в зависимости от имеющих место в результате этого последствий. В законе закреплялись лишь основания их прекращения, которые подразделялись на общие для всех юридических лиц или свойственные только некоторым из них. Так, Г.Ф. Шершеневич, характеризуя специальные основания прекращения акционерных товариществ указывал на возможность прекращения их путем слияния, состоящего в том, что однородные предприятия соглашаются соединить свои имущества для совместного достижения преследуемых целей. При этом слияние (фузионирование) подразделялось им на два вида: 1) поглощение, когда одно товарищество поглощает другое, что с юридической стороны представляет собой прекращение одного товарищества и перевод всего его имущества на имя другого; 2) такое слияние, при котором оба товарищества прекращают свое существование с тем, чтобы дать место новому, принимающему актив и пассив первых двух [13, с. 165].

Как видно, речь здесь идет о таких современных формах реорганизации как слияние и присоединение. Хотя сам термин «реорганизация» при этом не использовался, можно считать, что в данном случае рассматривались отдельные вопросы прекращения юридического лица, сопровождающиеся правопреемством. Об этом свидетельствует указание Г.Ф. Шершеневича на то, что за кредиторами сливающихся товариществ «не может быть признано право требовать, чтобы имущество, которому они доверяли, послужило бы источником удовлетворения их требований прежде перехода его к другому лицу» [13, с. 167]. Таким образом, автор отмечал, что обязанности сливающихся товариществ перед кредиторами переходят к вновь образуемому или продолжающему существовать юридическому лицу, которое за счет переданного имущества и будет производить удовлетворение требований кредиторов. Вместе с тем, в дореволюционной юридической литературе вопрос об указанной форме прекращения юридического лица не нашел дальнейшего развития, поскольку в основном прекращение сводилось лишь к ликвидации юридического лица. Данное утверждение подтверждает Венедиктов А.В., который отмечал, что «законодатель не дает для слияния товариществ специальных постановлений, поэтому к прекращению сливающихся товариществ и к возникновению нового применяются общие нормы о прекращении и учреждении товариществ» [14, с. 73].

Выше отмечалось, что определение реорганизации как одной из форм прекращения юридического лица, сопровождающееся правопреемством, являлось практически общепризнанным в советской юридической литературе и достаточно часто встречается в работах современных цивилистов.

Например, М.И. Брагинский указывает, что «реорганизация означает прекращение юридического лица с переводом прав и обязанностей. При этом предполагается, что деятельность данной организации продолжают другие юридические лица» [15, с. 61].

В.В. Долинской сделан вывод о том, что реорганизация юридического лица всегда является его прекращением и учреждением нового, вне зависимости от того как это отражено документально, и влечет переход прав, принадлежащих юридическому лицу, его правопреемникам [16, с. 34]. Е.А. Суханов указывает на то, что «реорганизация юридических лиц является их прекращением и учреждением нового, к которым переходят права и обязанности ранее существовавшего лица» [17, с. 95].

По мнению B.C. Мартемъянова, реорганизация представляет собой только прекращение существования организации в ее прежнем виде без прекращения ее дел и имущества на основании правопреемства [18, с. 200]. С точки зрения В.В. Лаптева,- ранее существовавшее предприятие, как производственно-хозяйственный комплекс может при реорганизации не подвергнуться никакому изменению, но с правовой точки зрения это предприятие либо прекращает свое существование как субъект права, либо сохраняется, но в измененной виде - с иными составом имущества, уставным фондом и т.п. [19, с. 20]. Е.П. Дивер определяет реорганизацию как «прекращение коммерческой организации, связанное с изменением ее имущественного комплекса или организационно-правовой формы, направленное на достижение цели, для которой организация создавалась» [20, с. 84].

Приведенные определения, по нашему мнению, не отражают всех процессов, происходящих в результате реорганизации, и не охватывает все формы ее проведения, а именно - выделение. Этот явный пробел вызывает необходимость при использовании сложившегося определения реорганизации делать соответствующие оговорки [21, с. 33]. Вместе с тем данная позиция не позволяет решить проблему как таковую. Поэтому актуальной в настоящее время является потребность в разработке нового определения реорганизации. Для этого представляется необходимым подробнее рассмотреть некоторые из имеющихся в юридической литературе определений, отличных от традиционно используемого цивилистами.

Так, ряд авторов определяют реорганизацию в качестве специфического способа образования новых и прекращения действующих юридических лиц. По нашему мнению, именно такой подход, отражающий прежде всего процессы, происходящие при реорганизации с юридическими лицами, представляется более верным для формулировки дефиниции.

Особого внимания заслуживает определение реорганизации, предложенное В.А. Дозорцевым [22, с. 256]. Он, считая реорганизацию одной из форм прекращения юридических лиц, отмечал все же, что результатом реорганизации бывает не только прекращение юридических лиц, но и определенное изменение правосубъектности юридического лица, когда без его прекращения возникает правопреемство. Поэтому под реорганизацией понималось такое изменение (в том числе прекращение) правосубъектности юридического лица, в результате которого возникает правопреемство у другого юридического лица, притом не сингулярное (каких-то единичных прав и обязанностей), а универсальное, всей совокупности прав и обязанностей, принадлежащих юридическому лицу.

Особенность данного определения реорганизации заключается в значении используемого термина «правосубъектность» [22, с. 260]. В.А. Дозорцев выделяет несколько подходов к понятию правосубъектности. Во-первых, он указывает, что «термин «правосубъектность» обозначает тоже самое, что и «субъект права», лишь слагаемые этого термина («право» и «субъект») поменялись местами. Ясно, что термин «правосубъектность» здесь не является обозначением нового понятия, отличного от понятия «субъект права». Во-вторых, правосубъектность определяется им как признанная законом способность лица иметь права и нести обязанности. При этом указывается, что гражданская правосубъектность организаций возникает лишь при наличии право- и дееспособности, т.е. при нераздельности этих общественно-юридических свойств.

Анализируемое определение реорганизации не позволяет установить какое из указанных выше значений правосубъектности использовалось В.А. Дозорцевым при формулировки дефиниции. Однако, в обоих случаях нельзя говорить о каком-либо изменении правосубъектности, если имеет место реорганизация в форме выделения, при которой отсутствует прекращение реорганизуемого юридического лица.

Поскольку понятие субъекта права действительно неразрывно связано с право- и дееспособностью лица, необоснованным, по нашему мнению, выглядит вообще использование в рассматриваемом определении термина «правосубъектность», в результате чего лишь усложняется понимание смысла определения и появляются дополнительные вопросы.

Исследованию правовой природы реорганизации, анализу понятия и сущности процесса реорганизации, раскрытию признаков этого правового явления посвящены работы А. Коровайко. Проблема правовой природы института реорганизации по мнению А. Коровайко связана с тем, что реорганизация «представляет собой юридическую фикцию, опосредующую реальные экономические процессы» [23, с. 71]. За понятием «реорганизация» стоит переход имущества (его части) одного лица к другому, и в принципе, не придумай законодатель подобного легального определения, этот процесс вполне мог (и должен был бы) протекать в следующей форме: получение участниками причитающегося им имущества (активов) ликвидированного (за исключением случаев выделения) юридического лица и незамедлительная передача его в полном объеме другому юридическому лицу. Динамика подобных отношений предполагала бы юридически значимую трансформацию прав участников реорганизуемого юридического лица: из обязательственных в вещные и затем обратно в обязательственные». При реорганизации же обязательственные права в отношении одного юридического лица непосредственно заменяются обязательственными правами в отношении другого.

Таким образом, представленная концепция А. Коровайко основывается на том, что реорганизация есть переход имущества. Исходя из этого, предлагается схема, отображающая данный переход и, по мнению автора, раскрывающая суть реорганизации. Однако, данная схема имеет отношение в основном лишь к коммерческим организациям. У целого ряда некоммерческих организаций (фондов, ассоциаций, союзов) имущество при ликвидации в собственность учредителей (участников) не передается. В таком случае, учитывая изложенную позицию А. Коровайко, следует предположить, что институт реорганизации обладает разной правовой природой применительно к различным организационно-правовым формам юридических лиц, чего, естественно, быть не должно.

Впоследствии, при исследовании проблем выделения акционерных обществ, А. Коровайко рассматривает данную форму реорганизации уже «не как дробление имущества, а как выделение ряда участников реорганизуемого общества» [24, с. 113]. Учитывая, что выделение - лишь одна из форм проявления процесса реорганизации, все иные формы в таком случае также необходимо определить в качестве перехода участников реорганизуемого юридического лица в состав организации-правопреемника: при разделении происходит разделение участников, при слиянии и присоединении – соответственно их слияние и присоединение. Данный вывод позволяет считать, что реорганизация в целом представляет собой процесс перехода участников от правопредшественника к правопреемнику.

Кроме определенной непоследовательности А. Коровайко в изложении своих позиций, когда в одном случае реорганизация сводится к переходу имущества, а в другом - фактически к переходу участников, следует отметить, что, по нашему мнению, все предложенные автором концепции акцентированы на выделение вторичных признаков, проявление которых неразрывно связано с основными процессами, происходящими при реорганизации. Таковыми являются создание новых организаций и прекращение реорганизуемых юридических лиц.

Единственными участниками реорганизации выступают юридические лица. Именно данные субъекты гражданского права участвуют в слиянии, присоединении, разделении, выделении и преобразовании, а не учредители (участники, члены) либо имущество этих юридических лиц. Подготовка к созданию в результате реорганизации новых юридических лиц или к вхождению в состав уже действующей организации (при присоединении) может протекать в различной последовательности: сначала определяется состав учредителей, а затем перечень имущества, передаваемого организации правопреемнику, либо наоборот. Однако, не данные действия, а непосредственно процессы создания и (или) прекращения юридических лиц представляют собой сущность реорганизации.

Если же отождествлять реорганизацию с переходом имущества юридического лица, то в таком случае следует признать, что юридическое лицо представляет собой определенный имущественный комплекс. Когда под реорганизацией понимается переход участников из реорганизуемого юридического лица во вновь создаваемую или уже существующую организацию, имеет место фактически подмена одних субъектов права другими: вместо юридических лиц речь идет об их участниках. Кроме того, при таком подходе невозможным становится проведение реорганизации в форме выделения и разделения, если организация имеет одного учредителя или участника.

Кроме рассмотренных выше выводов А. Коровайко относительно правовой природы института реорганизации, особого внимания заслуживает предложенное автором определение реорганизации, отличное от традиционно используемого в юридической литературе, а также выделенные им признаки реорганизации [23, с. 76]. А. Коровайко справедливо указывает, что определение реорганизации только как прекращения юридических лиц не является всеобъемлющим и не включает такой вид реорганизации, как выделение, влекущее не прекращение, а наоборот, возникновение нового субъекта права. Под реорганизацией А. Коровайко понимает процесс перемены лиц в имущественных и иных правоотношениях, характеризующийся изменением комплекса их прав и обязанностей, субъектного состава участников либо организационно-правовой формы реорганизуемого юридического лица и влекущий универсальное правопреемство [23, с. 77]. К числу юридически значимых признаков реорганизации А. Коровайко относит следующие:

Как видно, основным признаком реорганизации в определении называется перемена лиц в правоотношениях. Что она собой представляет? Ответ на данный вопрос связан прежде всего с особенностями структуры самого правоотношения. В любом правоотношении можно выделить: субъектный состав, объект и содержание правоотношения (права и обязанности субъектов правоотношения). Наступление определенного юридического факта служит основанием возникновения, изменения или прекращения правоотношения. Изменения, происходящие в правоотношении, могут затрагивать любой из названных выше элементов правоотношения, в том числе и его субъектов. Изменение субъектного состава в правоотношении неизменно влечет за собой переход к новому субъекту прав и обязанностей другого субъекта правоотношения. Перемена лиц в правоотношении и переход прав и обязанностей от одного субъекта права к другому неразрывно связаны между собой. По нашему мнению, изменение субъектного состава правоотношения, влекущее за собой переход к правопреемнику прав и обязанностей правопредшественника, следует рассматривать в качестве правопреемства.

Таким образом, из всех признаков, характеризующих реорганизацию, в определении на первое место выдвигается именно правопреемство. И тем самым реорганизация фактически отождествляется с правопреемством. Ее случайно, в дальнейшем, при выделении признаков реорганизации А. Коровайко не говорит уже о перемене лиц в правоотношениях, а в качестве основного признака называет универсальное правопреемство. Вместе с тем не ясно, о каком изменении комплекса прав и обязанностей юридических лиц при правопреемстве в таком случае может идти речь.

В анализируемом определении и среди признаков реорганизации отсутствует указание на процессы, происходящие в результате реорганизации с юридическими лицами. Не устраняет данный недостаток определение реорганизации как перемены лиц в правоотношениях. Такая перемена может происходить не только в результате прекращения одних юридических лиц и создания других, но и в иных случаях.

Необоснованно выглядит указание в определении на изменение состава участников реорганизуемого юридического лица в качестве обязательного признака реорганизации. Выше было показано, что не во всех случаях реорганизации происходит изменение субъектного состава участников реорганизуемого юридического лица. Вместе с тем, оно может произойти и в случае преобразования юридического лица, когда имеет место изменение его организационно-правовой формы, хотя, как видно из определения, сам А. Коровайко не допускает такой возможности. При этом следует отметить, что в определении необоснованно противопоставляются разнопорядковые признаки - изменение состава участников и организационно-правовой формы юридического лица.

Также, спорным представляются утверждения некоторых российских ученых, которые понимают под реорганизацией такое изменение признаков юридического лица, которое приводит к правопреемству, в результате которого возникают новые юридические лица – правопреемники и (или) прекращаются действующие юридические лица с переходом прав и обязанностей к их правопреемникам [25, с. 307]. С таким определением реорганизации нельзя согласиться по следующим основаниям.

Во-первых, неверным, представляется, определение реорганизации, как изменения признаков юридического лица, под которыми авторы понимают набор признаков, присущих каждой организационно-правовой форме юридического лица (объем правоспособности, правовой режим имущества юридического лица, права участников (вещные, обязательственные) в отношении юридического лица, структура органов управления и т.д.). Вместе с тем, при всех формах реорганизации, кроме преобразования, организационно-правовая форма может и не изменяться, следовательно не будут изменяться и признаки, присущие данной организационно-правовой форме. Например, при слиянии двух и более акционерных обществ может быть также образовано акционерное общество; общество с ограниченной ответственностью может быть присоединено к другому обществу с ограниченной ответственностью и т.д. Во всех этих случаях, если исходить из приведенного выше определения, реорганизации не происходит, поскольку не изменяются признаки, присущие конкретной организационно-правовой форме.

Во-вторых, неудачной является редакция определения, в соответствии с которой можно прийти к выводу о том, что в результате правопреемства возникают новые и (или) прекращаются действующие юридические лица. При этом нарушается причинно-следственная связь имеющих место при реорганизации правовых явлений. Не правопреемство ведет к образованию и (или) прекращению юридических лиц, а реорганизация, представляющая собой определенный юридический состав (совокупность юридических фактов) связанный с образованием и (или) прекращением юридических лиц, влечет возникновение правопреемства.

Кроме того, в анализируемом определении имеет место повторение отдельных положений. Так, отметив в начале определения правопреемство, как один из признаков реорганизации, авторы затем повторно обозначают этот же признак указанием на переход прав и обязанностей к правопреемникам юридических лиц.

Заслуживает внимания мнение некоторых авторов, согласно которому реорганизация представляет собой сделку и как любая сделка форма реорганизации требует заключения соответствующего договора [26, с. 52]. Б.В. Архипов отмечает, что реорганизационные сделки представляют собой самостоятельный правовой институт в российском гражданском праве Это сделки, предметом которых является имущественный комплекс, В связи с этим, они стоят в одном ряду с договорами, имеющими, идентичный предмет, например, в договорами купли-продажи и аренды имущественных комплексов [27, с. 64].

Указанные сделки направлены на возникновение и прекращение юридических лиц с привлечением института универсального правопреемства и представляют собой совершенно самостоятельный способ возникновения и прекращения: существования обществ, отличный от иных процедур создания и ликвидации юридических лиц. Так, С.А. Степанов отмечает, что имущественные комплексы трестированных предприятий, как особые субъекты гражданских прав, выросли из рамок структурного подразделения треста и предопределили второе направление развития - в качестве субъекта гражданского права [28, с. 101].

Реорганизация юридических лиц зачастую приравнивается к отчуждению имущественных комплексов реорганизуемых предприятий, Данная позиция представляется не совсем справедливой, поскольку передается не один имущественный комплекс, а все имущество общества. В реорганизации заложена идея универсального правопреемства не только в отношении имущества, как при продаже имущественного комплекса, но и в отношении субъекта.

Следует отметить, что некоторыми учеными указывается на использование в законодательстве схожих по смыслу понятий. Так, поглощение с юридической точки зрения, предусмотренное ранее действовавшим законодательством, осуществлялось путем покупки 100% акций другого общества с возможностью сохранения приобретенным обществом прав юридического лица, что принципиально отличается от концепции реорганизации юридического лица, С экономической точки зрения под поглощением может иметься в виду, в том числе именно реорганизация в форме присоединения [29, с. 41].

На основании изложенного можно сделать вывод о том, что понятие «реорганизация юридического лица» значительно шире понятия сделки и отчуждения имущественного комплекса реорганизуемых предприятий. Нельзя ограничивать характеристику правового института реорганизации юридических лиц только лишь способом создания или ликвидации юридического лица. Такой подход не является универсальным, так как во-первых, он не охватывает все предусмотренные действующим казахстанским законодательством формы реорганизации, а во-вторых, в результате реорганизации, как было показано выше, может происходить одновременно и прекращение организаций, и создание новых юридических лиц.

Таким образом, ни одна из рассмотренных выше дефиниций, на наш взгляд, не может быть принята полностью в качестве определения понятия реорганизации, поэтому мы предлагаем новое определение реорганизации, отражающее сущность данного правового явления.

Под реорганизацией понимается особый процесс, в ходе которого происходит прекращение и (или) создание юридического лица, сопровождающиеся переходом прав и обязанностей реорганизованного юридического лица (правопредшественника) в порядке правопреемства к другому юридическому лицу (правопреемнику).

С формально-юридической точки зрения реорганизация представляет собой процесс перемены лиц в имущественных и неимущественных правоотношениях в порядке универсального правопреемства. С содержательной точки зрения институт правопреемства представляет собой правовую конструкцию, опосредующую реальные экономические процессы.

Реорганизацию можно охарактеризовать как правовое состояние, начальным моментом которого является принятие корпоративного акта (решение о реорганизации), а заключительным - акт регистрации вновь созданного юридического лица, внесение записи о прекращении присоединенного юридического лица.

Одним из основных этапов формирования понятия: является анализ, т.е. разложение понятия на его признаки, по которым можно познать объект. Следует выделить такие признаки, «каждый из которых, отдельно взятый, необходим, а все, вместе взятые, достаточны, чтобы с их помощью можно было отличить данный предмет от всех остальных» [30, с. 284]. Указанные признаки именуются существенными, К числу таких признаков реорганизации, по нашему мнению, следует отнести следующие:

1) субъектом реорганизации может выступать только юридическое лицо. Реорганизация характерна именно для юридических лиц, никакие другие субъекты гражданского права: ни граждане, ни государственные образования не могут быть реорганизованы;

2) реорганизация как процесс связана с прекращением существующих и (или) созданием новых юридических лиц;

3) в результате реорганизации имеет место универсальное (общее) правопреемство, т.е. изменение субъектного состава правоотношений, влекущее за собой переход прав и обязанностей от одного юридического лица к другому. Предполагается, что, во-первых, правопреемникам передаются не отдельные права и обязанности, а весь их комплекс. И, вo-вторых, организация-правопреемник не вправе отказаться от принятия каких-либо обязательств реорганизуемого юридического лица.

Говоря о целях реорганизации, следует обратить внимание на значение данного вопроса. С помощью института реорганизации сохраняется стабильность гражданского оборота, обеспечивается правопреемство по всему комплексу прав и обязанностей в отношении третьих лиц, а как следствие, прочность договорных связей; максимально гарантируются права кредиторов: отпадает необходимость уплаты дополнительных налогов; сокращаются временные издержки, производительный капитал остается цельным, не дробится между участниками юридического лица и не изымается из сферы производства. В итоге использование механизма реорганизации приводит к достижению значительного организационного и финансового эффекта.

В некоторых случаях при реорганизации следует предварительно получить согласие государственных органов. Необходимость такого согласия, точнее, необходимость предоставления особых документов, может быть установлена законом для определенных случаев.

В связи с этим в процессе реорганизации следует решить все вопросы, связанные с определением субъектов, к которым переходят конкретные права и обязанности. Наиболее актуальна эта проблема при проведении процедуры реорганизации в определенных формах (например, разделение и слияние), поэтому в следующем параграфе дипломной работы приведен детальный анализ всех форм реорганизации и порядка её проведения.
  1   2   3   4   5   6



Рефераты Практические задания Лекции
Учебный контент

© ref.rushkolnik.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации