Психологические особенности следственных действий

скачать (493.8 kb.)

  1   2   3
МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
БЕЛГОРОДСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

Кафедра организации раскрытия и расследования преступлений




Юридическая психология


РЕФЕРАТ



по теме: «Психологические особенности следственных действий»

Автор:

профессор

Артемов А.Ю.


Белгород – 2008
План

Введение

1. Психологическая характеристика осмотра места происшествия.

2. Психология разоблачения маскировок, инсценировок и ложных алиби.

3. Психологические характеристики допроса.

4. Психологические основы обыска

5. Психологические особенности опознания

6. Психологические характеристики следственного эксперимента

Заключение


ЛИТЕРАТУРА

Основная

  1. Васильев В.Л. Юридическая психология. - СПБ., 2000.

  2. Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии. - М., 2002.

  3. Мариновская И.Д. Психология и педагогика в правоохранительной деятельности. - М., 2000.

  4. Столяренко А.М. Прикладная юридическая психология. – М., 2001.

  5. Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология. - М., 1999.

Дополнительная

  1. Васильев В.Л. Психология следственных действий. - Спб., 1993.

  2. Дулов А.В. Судебная психология. - Минск, 1975.

  3. Сорокотягина Д.А. Психология следственных действий. - Екатеринбург, 1995.

  4. Гримак Л.П., Скрынников А.И. Психологические методы активизации памяти свидетелей и потерпевших. - М., 1997.

  5. Шекин Г.В. Визуальная психодиагностика: познание людей по их внешнему облику. – М., 1992.

Вступление

Осмотр места происшествия, как правило, относится к первоначальным следственным действиям, а по большинству дел об особо опасных преступлениях против личности расследование начинается именно с осмотра места происшествия. Успех или неуспех при этом в значительной степени предрешает выдвижение правильной версии, раскрытие преступления, изобличение виновных.


С другой стороны, ошибки, допущенные следователем при производстве осмотра, нередко отрицательно сказываются на дальнейшем ходе расследования, толкают следствие на ложный путь или заводят его в тупик.

В системе первоначальных следственных действий осмотр места происшествия занимает наиболее важное, ключевое место. Обусловлено это не только тем, что на месте происшествия запечатлены и могут быть обнаружены следы преступления и иные объекты.

Особая значимость данного следственного действия в не меньшей степени определяется сложным содержанием обстановки, объектов и обстоятельств происшествия, наличием между ними причинно-следственных и пространственно-временных связей, резким дефицитом информации о них, а также специфическими задачами, которые по своей сущности всегда является проблемными и предполагают широкое использование для их решения различных форм деятельности.

Вопрос 1. Психологическая характеристика осмотра места происшествия

Применительно к следственной деятельности выделяются следующие ее психологические составляющие:

Эти психологические компоненты составляют все следственные действия, без исключения. Безусловно, в каждом следственном действии отдельные компоненты имеют разную значимость и выполняют специфические функции.

Каждое преступление приводит к определенным, изменениям материальной обстановки, отражается в сознании людей. Различны преступления, различна и та обстановка, в которой они совершаются, та материальная среда, на которую воздействует преступник при достижении преступного результата, те последствия, которые влечет преступление.

Изменения в обстановке места происшествия могут быть обнаружены, зафиксированы, исследованы и использованы в качестве доказательств. Психологическая сущность осмотра места происшествия состоит в процессе собирания информации о событии происшествия для решения вопросов, имеющих значение при рассмотрении уголовного дела.

Осмотр места происшествия характеризуется также следующими психологическими особенностями:

1. незаменимость

Незаменимость этого следственного действия состоит в том, что информацию, получаемую при осмотре в большинстве случаев невозможно обнаружить в любом другом месте, добыть путем иных следственных действий, такова, например, информация, заключенная в следах ног и рук преступника, следах применения им орудий взлома.

Кроме того, непосредственное восприятие обстановки места происшествия позволяет представлять картину события, дает необходимую базу для выдвижения версий и ориентацию при проведении других следственных действий. Никакой анализ протоколов, документов, схем, фотографий не может заменить непосредственно увиденного. Вот почему даже при принятии к производству не­раскрытых преступлений прошлых лет, когда обстановка претерпе­ла значительные изменения, целесообразно побывать на месте происшествия для ориентации.

2. неопределенность следственной ситуации

Неопределенность следственной ситуации характерна вообще для первоначального этапа расследования, тем более для первоначального следственного действия, каковым зачастую является осмотр места происшествия. Что произошло: преступление, инсценировка, несчастный случай? Кто совершил? Почему? и т.д. - это важные вопросы неочевидных преступлений. Уменьшение неопределенности достигается предельным увеличением предварительного сбора информации о сущности события, восстановить картину которого предстоит следователю при осмотре. Поэтому, по возможности опрос потерпевших и очевидцев, позволяющий воссоздать ряд элементов события обычно предшествует осмотру.

3. неотложность

Неотложность осмотра диктуется возможным изменением обстановки, утраты следов и улик под влиянием времени, условий и других обстоятельств. В конце концов и тем, что чем раньше начнется работа по расследованию, то тем более вероятность ее успешности, раскрытия преступления по "горячим следам". В таких условиях у следователя, как правило, нет достаточного времени для подготовки к осмотру, обдумывания его тактики, получению консультаций. Он вынужден действовать очень быстро, в то же время понимая, что любая его ошибка трудно исправима, может привести к невосполнимой утрате доказательств.

Все это порождает у сотрудника повышенное чувство ответственности, а у недостаточно опытного своеобразное состояние, которое можно определить как страх ошибки. Он выражается в излишнем волнении, растерянности, поспешности, снижении разумной активности, целенаправленности, приводит к неспособности осуществлять четкую мыслительную деятельность, правильно руководить действиями участников осмотра. В то же время опытные, квалифицированные сотрудники в такой же сложной ситуации действуют не только быстро, но и целеустремленно, сосредоточено. Активизируется их наблюдательность, мыслительная деятельность, они умело руководят ходом осмотра, т.е. происходит мобилизация их духовных и физических сил.

Существует немало способов преодоления страха ошибки. например, в процессе профессионального обучения проводят заня­тия по организации и тактике осмотра в условиях максимально приближенным к реальным.

4. психологический фон преступления

На эффективность осмотра немалое влияние оказывает так называемый психологический фон преступления. Во многих случаях следователь не остается равнодушным к тому, что он обнаруживает и воспринимает при осмотре, ибо имеются психотравмирующие объекты: трупы, кровь, раны, повреждения и разрушения.

5. внешние условия

Внешними факторами осмотра, способными оказать на сотрудника отрицательное психологическое воздействие, являются неблагоприятные условия осмотра: холод, жара, дождь, снег, туман, плохая видимость, слишком большая, или наоборот, слишком малая площадь, занимаемая местом происшествия.

  1. публичность

Осмотр места происшествия относится к тем следственным действиям, при проведении которых следователь действует публично, т.е. в присутствии других людей.

Естественно, что все отмеченные особенности осмотра места происшествия являются стрессогенными факторами, оказывающими весьма значительное отрицательное психологическое воздействие на сотрудника, производящего осмотр. Это вновь подчеркивает важность психологической подготовки, позволяющей преодолеть растерянность, неуверенность, дезорганизованность, нервное возбуждение, подавленность, приводящей к повышению активности, целеустремленности, сосре­доточенности, настойчивости, решительности, устойчивости.

Вопрос 2. Психология разоблачения маскировок, инсценировок и ложных алиби
Под маскировкой понимаются действия преступника или правонарушителя, имеющие свой целью сокрытие подлинных намерений, дезинформацию и введение в заблуждение работников органов правопорядка. Преступник, желая уклониться от ответственности, стремится тем или иным способом воспрепятствовать установлению подлинных обстоятельств совершенного им противоправного деяния.

Например, молодая женщина заявила в милицию по телефону, что на ее квартиру совершено разбойное нападение. По ее словам, она доверчиво открыла дверь квартиры незнакомому мужчине и получила сильнейший удар по голове. Полтора часа пролежала без памяти, и за этот период времени квартиру основательно обворовали. После прибытия следственно-оперативной группы женщина с заплаканным лицом еще раз рассказала о случившемся. Затем описала приметы преступника и подробно рассказала о пропавших вещах. При этом она продемонстрировала синяк от удара преступника, после которого она полтора часа пролежала без сознания. Опыт оперативных работников подсказал, что от сильного удара такого синяка быть не может и возможно женщина причастна к событию преступления. Дополнительная работа оперативников позволила установить информацию, от которой версия нападения незнакомого мужчины на квартиру и ее хозяйку полностью "рухнула". Заявительница сама распродавала вещи своей сестры, которая работала за границей. Предвидя ее скорое возвращение, преступника придумала версию с ограблением и для маскировки своего участия сама нанесла удар по лицу, вследствие чего появился небольшой синяк.

Маскировки связаны с применением специальных средств и приемов для сокрытия причастности к преступным деяниям. К числу таких приемов и средств относятся:

- маскировка личности преступника (изменение почерка, внешности, голоса и т.д.);

- действия на этапе подготовки преступления, связанные с его сокрытием (изготовление тайников, подготовку каналов сбыта краденного и т.д.) и маскировкой роли преступника (изготовление фальшивых документов, приобретение форменной одежды милиционера или военнослужащего и т.д.);

- маскировка связей соучастников преступления (применения специального жаргона, условных знаков, секретных встреч, тайной переписки и т.п.);

- действия по сокрытию следов преступления (тщательное протирание стола, ручек двери и других предметов для уничтожения следов пальцев, применение для обработки следов обуви специальных химических средств с целью борьбы с применением служебных собак, имитация чужих следов - обуви, пальцев, следов животных и т.п.);

- разработка способов хранения или уничтожения орудий и средств совершения преступления и предметов, добытых преступным путем.

Маскировка может выражаться в сокрытии своих переживаний и психических состояний, в совершении действий с какими-либо предметами, в контактах с другими людьми. Кроме того, маскировочные действия могут быть направлены на сокрытие личных планов, оценок, отношений, то есть сокрытие истинных психологических переменных в поведении преступника.

Часто с целью маскировки участия в преступлении имитируются состояния подавленности, горя, отрицательных переживаний, либо, наоборот, состояния оптимизма, радости, удовлетворенности. Причем экспрессия поведения тщательно согласовывается с передаваемой преступником дезинформацией о своих реальных действиях и отношению к событию преступления.

При маскировке субъект преступления, передавая дезинформацию работникам органов правопорядка, пытается достичь ее правдоподобия, затруднить их работу по выявлению истинной картины противоправного деяния. Именно недостаточная степень правдоподобности, расхождения в информации, передаваемой преступником, с объективными факторами происшествия ведут к разоблачению маскировок.

Важное значение для разоблачения маскировок имеет профессионально-психологическая (особенно коммуникативная) подготовленность работников органов правопорядка. Она позволяет им по мельчайшим штрихам в поведении подозреваемых лиц, противоречиях в их высказываниях, невербальных реакциях определить неискренность и склонность к представлению лживой информации.

Одной из разновидностей маскировок является инсценировка. Обычно инсценировка включает в себя систему маскировочных действий для создания искусственной картины происшествия в целях сокрытия преступления. Посредством видоизменения обстановки места происшествия преступник преследует цель создания представления у работников органов правопорядка и других лиц о подлинности инсценируемого события, замаскировать истинное противоправное деяние и воспрепятствовать расследованию преступления, привлечению виновных к уголовной ответственности.

Значение места происшествия как источника сведений о событии и его участниках понимают многие преступники, и потому нередко в следственной практике приходится иметь дело с различными инсценировками на месте происшествия. Искажая картину события, создавая фиктивную обстановку и фабрикуя отдельные доказательства, преступник стремится направить следствие по ложному пути.

Перед сотрудниками стоит задача разоблачения инсценировок, что становится возможным по ряду причин. Во-первых, как правило, преступник по субъективным причинам не в состоянии безукоризненно инсценировать обстановку происшествия, сфабриковать убедительные лжедоказательства, все предусмотреть. К тому же преступник обычно не располагает соответствующими познаниями, в его распоряжении не всегда имеются необходимые технические средства. Поэтому чаще всего ему удается достигнуть лишь внешнего правдоподобия инсценировки.

Во-вторых, инсценировка объективно не может полностью совпадать с картиной подлинного происшествия. Различия в содержании этих событий, механизме образования следов, характере действий участников накладывают определенный отпечаток на место происшествия. Поэтому многое зависит от проницательности следователя, его умения уловить неизбежные во всех случаях признаки инсценировки.

Следует иметь в виду, что преступники, стараясь дезориентиро­вать расследование, подчас «инсценируют инсценировку», хотя преступление фактически было совершено. Поэтому всегда нужно быть готовым взять под сомнение то или иное обстоятельство, придирчиво его рассмотреть, имея в виду, что оно может быть специально навязано следователю. Для этого следует задать себе вопрос: не подстроена ли обстановка преступником, не фальсифицированы ли отдельные детали и следы, а если это возможно, то какие факты могут подтвердить инсценировку?

Нередко преступники используют инсценирование одного преступления для сокрытия другого. Такие инсценировки нередко именуют симуляцией взлома, самоубийства, несчастного случая. Однако мы считаем, что это не совсем правильно, поскольку симуляция определяется как ложное изображение человеком собственных болезненных явлений, притворное выражение чувств, психических или физических состояний. Это понятие, определяющее поведение личности, неприменимо к обстановке места происшествия.

Выявление действительной природы того или иного события часто приводит к разоблачению виновного. Такое положение складывается в тех случаях, когда преступник находится в известных отношениях и связях с предметом преступного посягательства или местом происшествия (материально ответственное лицо и вверен­ные ему ценности, сторож и охраняемый объект, жители данного дома и территория домовладения, служащие и служебные помещения, потерпевший и его родственники).

В глазах окружающих названные лица в силу своего положения должны объяснить происшедшее, отвести от себя неизбежные подозрения. Это вынуждает преступников скрывать истинный характер совершенного преступления. Например, инсценируя кражу и разбойное нападение, должностные лица стремятся скрыть совершенные ими хищения; инсценируя изнасилование, ограбление и убийство на открытой местности, преступники пытаются скрыть убийства, совершенные в домашних условиях, и т. д.

Подобные инсценировки связаны с удалением следов маскируемого преступления, сокрытием фактического и устройством ложного места происшествия, демонстрацией ложных признаков и мнимых мотивов. Так, создавая картину ограбления, преступники удаляют ценности, выворачивают карманы убитого, инсценируя разбойное нападение, наносят себе повреждения. Критически оценивая обстановку происшествия, следователь должен подумать над тем, не скрывается ли за данными признаками какое-либо другое преступление.

Преступники нередко применяют инсценировку непреступного события для сокрытия совершенного преступления. Зная, что несомненные признаки совершенного преступления повлекут за собой расследование, преступники часто стремятся придать месту происшествия черты, указывающие на событие, не являющееся преступным. Например, для сокрытия убийства инсце­нируют самоубийство, несчастный случай, дорожное происшествие или ненасильственную смерть, для маскировки хищений прибегают к уничтожению части имущества огнем, водой либо инсценируют потери по естественным причинам.

Наряду с инсценированием общей картины происшествия преступники прибегают к фабрикации отдельных лжедоказательств. Цель фальсификации частных признаков - направить расследование по ложному пути. К ним относятся, например, специально оставленные следы ног, предметы, подброшенные на месте происшествия в качестве забытых или потерянных преступником.

Известны случаи, когда на месте кражи была брошена ранее найденная взломщиком справка на имя начальника, который не имел никакого отношения к преступлению; когда раненный во время нападения на сберкассу преступник специально оставил по пути к дому своего знакомого следы крови, сделал мазки на калитке, оставил несколько капель на снегу во дворе.

Своевременная проверка версии об инсценировке приводит к обнаружению фактов, которые в противном случае могли бы ускользнуть от внимания производящего осмотр и не получить должной оценки.

Указаниями на возможную инсценировку могут служить такие обстоятельства: демонстративный характер признаков события на месте происшествия; наличие на месте происшествия признаков различных преступлений; сокрытие отдельных признаков на месте происшествия; несоответствие признаков на месте механизму подлинного происшествия; противоречия в обстоятельствах происшествия.

Часто признаком инсценировки является то, что место происшествия являет собой чересчур яркую картину того или иного события. Стараясь навязать следователю нужное объяснение, пре­ступник стремится обставить место происшествия с наибольшей убедительностью, имитировать самым наглядным образом признаки события, которое ему необходимо изобразить, и скрыть признаки совершенного преступления. Усердствуя в подделке, он нередко утрачивает чувство меры, «переигрывает». В результате при осмотре обнаруживаются неоправданные разрушения, нарочитый беспорядок, чрезмерно выраженный характер следов, в то время как в подлинной ситуации преступник остерегается оставлять лишние следы и не станет тратить времени и усилий на то, что непосредственно не требуется для достижения его цели.

Ложная демонстрация рассчитана на то, что кажущаяся ясность события заставит следователя отказаться от поиска следов маскируемого преступления.

В соответствии с целями различают следующие виды инсценировок:

  1. Созданные с целью "правдоподобного" представления о мотивах преступной деятельности (мотивационные инсценировки);

  2. Созданные с целью "правдоподобного" представления о способе преступной деятельности (операциональные инсценировки);

  3. Созданные с целью формирования "правдоподобного" образа относительно субъекта преступной деятельности (ролевые инсценировки);

  4. Созданные с целью формирования "правдоподобного" образа результата преступной деятельности (когнитивные инсценировки).

Процесс формирования модели инсценировки у преступника проходит ряд этапов:

  1. определение цели инсценировки;

  2. мысленное моделирование и планирование инсценировки;

  3. принятие решения по порядку проведения инсценировки;

  4. выбор и подготовка средств сокрытия, возможных вариантов аргументации своей непричастности к событию преступления;

  5. реализации инсценировки;

  6. оценка субъектом результатов инсценировки;

  7. выбор линии поведения субъекта после инсценировки.

Часто встречающейся разновидностью инсценировки является ложное алиби. Суть ложного алиби сводится к попыткам преступника убедить работников органов правопорядка в том обстоятельстве, что он не имел физической возможности совершить преступление, так как в период совершившегося события находился в другом месте. Ложное алиби создается самим преступником, а также по договоренности с другими лицами, действующими в его интересах.

Возможны два варианте действий преступников для создания ложного алиби:

  1. сокрытие преступниками времени совершения преступления посредством "размывания" границ его временных параметров (уничтожение следов, которые могут ориентировать относительно времени преступления и т.д.);

  2. изменения времени совершения преступления путем "смещения" его фактических временных параметров на более поздний или более ранний период. В этом случае преступнику обычно приходится заранее обдумывать более сложные инсценировки (например, распространение слуха, что потерпевший в определенный период времени был жив, хотя фактически он был убит) или договариваться и инструктировать лжесвидетелей о своем ложном алиби.

Разоблачение инсценировок требует высокой профессиональной подготовленности работников органов правопорядка, проявления ими рефлексивности мышления, умения рассуждать о рассуждениях субъекта преступления. Безусловно, позитивно сказывается опыт деятельности в должности сотрудника правоохранительных органов.

Часто разоблачение инсценировок связано с анализом личности подозреваемого в преступлении - субъекта инсценировки. Исследования показывают, что ошибки и просчеты в инсценировочных действиях могут быть связаны с: недостаточностью знаний, в том числе специальных (юридических, медицинских и др.); недостаточностью умений и навыков; нехваткой времени для подготовки и исполнения инсценировки; ограниченностью в выборе технических средств; неподходящими условиями окружающей среды; с неадекватным эмоциональным состоянием преступника; недостаточной подготовленностью лжесвидетелей и другими факторами.

Учитывая возможность таких ошибок работникам органов правопорядка следует уделять при диагностике инсценировки больше внимания противоречиям в информации, представляемой инсценировщиком и реальной обстановкой, объективными закономерными проявлениями в поведении людей (например, небольшой синяк на лице и утверждения преступника о нахождении после удара без сознания в течение полутора часов).

Так, при ролевой инсценировке, связанной с переодеванием в форменную одежду милиции и "перевоплощением" в работника органов внутренних дел следует обращать внимание на соответствие одетой форменной одежды, официально установленной милицейской форме. Большое значение здесь приобретает диагностика полноты форменной одежды, правильного расположения знаков различий, погонов, петлиц, шевронов и т.п. Кроме того, диагностические возможности представляет анализ взаимодействия "оборотней". Вместо того, чтобы применять стандарты общения принятые в органах правопорядка (по специальному званию, имени и отчеству) псевдомилиционеры могут обращаться по кличкам, применять слова из уголовного жаргона, неправильно употреблять юридические термины, проявлять недостаточную культуру общения и т.д.

Разоблачение ложного алиби часто возможно при анализе результатов различных экспертиз (судебно-медицинской, криминалистической, в частности, трассологической и др.) а также данных допроса большого числа лиц, знавших предполагаемого преступника. Полезно проведение различных следственных действий (очных ставок, предъявления для опознавания и др.), позволяющих расширить круг объективной информации о событии преступления.

  1   2   3



Рефераты Практические задания Лекции
Учебный контент

© ref.rushkolnik.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации