Концепция современного человека в психиатрии

скачать (141.2 kb.)





СОДЕРЖАНИЕ:
Введение …………………………………………………………………..3

  1. Концепция человека в современной психиатрии ……………….4

  2. Философско-психологическая концепция (С.Л. Рубинштейн) ...11

  3. Межличностная теория психиатрии (Г.С. Салливан) ………….15

Заключение ……………………………………………………………….18

Список использованной литературы ………………………………….19

ВВЕДЕНИЕ
Психиатрия – лечение психики. Лечение психики представляет собой процесс ее преобразования различными способами от патологии к норме. Научно-конкретное изучение сознания, личности и организма человека в его жизнедеятельности, психосоматических функций в норме и патологии является для психиатрии с самого начала ее существования не познавательной целью, а лишь средством более эффективного преобразования психики, неотделимой от человека и его жизненного пути, социальных и природных условий бытия. Эффективность такого преобразования зависит не только от специальных знаний психиатра, но и его интуиции, профессионального и жизненного опыта, общей культуры. Поэтому психиатрия – это не только наука, но и искусство.

Современная концептуальная психиатрия представляет собой эклектический набор концепций психической нормы и патологии, разработанных на различных основаниях и понятийных языках.

1. Концепция человека в современной психиатрии
Психиатрия – это разновидность преобразовательной психологии, основным вопросом которой является вопрос о психической норме и патологии [5]. Для психиатрии, рефлектирующей самое себя, – а только такая психиатрия является зрелой, достаточно развитой, – решение этого вопроса имеет принципиальное значение.

Для полноты рассмотрения истории вопроса необходимо иметь виду, что психиатрия и понятие психической нормы и патологии не всегда существовали под своим именем. До возникновения психиатрии как таковой психиатрическую функцию выполняли шаманы, жрецы, священнослужители, подвижники, а инициаторами психиатрических предписаний и понимания психической нормы и патологии выступали мудрецы и основатели религий.

Анализ истории вопроса и современной ситуации дает основания для вывода об относительности понятия психической нормы и патологии. Это означает, во-первых, что понятие психической нормы и патологии различно в различные исторические периоды, в разных географических регионах, в разных социально-психологических группах, во-вторых, что в современной ситуации не существует интегральной концепции психической нормы и патологии.

Современная концептуальная психиатрия представляет собой эклектический набор концепций психической нормы и патологии, разработанных на различных основаниях и понятийных языках. По принципу подхода к психической норме и патологии в этом наборе выделяется структура, состоящая из трех групп: панэтической, клинической и антипсихиатрической [1].

Основной тезис панэтической группы концепций заключается в том, что все люди психически ненормальны и страдают различными психопатическими состояниями. В качестве доказательства своего тезиса панэтическая психиатрия приводит наличную ситуацию человеческого бытия. Отчуждение, конфликтность, эксплуатация, преступность, войны, угроза глобального уничтожения и тому подобные явления, составляющие характерную и существенную черту наличной ситуации, представляют собой феномен психопатологии. В этой ситуации даже сам психиатр, включенный во всеобщую сеть патологической коммуникации, не может остаться незатронутым психопатологией. Единственным выходом, по мнению панэтистов, является этический стоицизм.

Антитезисом звучит основная идея антипсихиатрической группы концепций, состоящая в отрицании правомерности постановки вопроса о психической норме и патологии. По мнению антипсихиатристов, все люди психически нормальны, патологии вообще не существует. Негативные отношения между людьми нормальны – такова природа людей. Любые формы сознания и поведения, даже те, которые интерпретируются как патологические, нормальны, – это проявления свободы воли. Психиатрия, следовательно, – лженаука, средство подавления нестандартных личностей.

Своеобразным синтезом этих двух крайних точек зрения на психическую норму и патологию выступает клиническая группа концепций, дифференцирующая психическую норму и патологию на основе эмпирически сложившихся нозологий психических заболеваний и различных методик функционального диагноза. При этом неспецифическим, сквозным признаком психопатологии считается отклонение от общепринятых стереотипов жизненного, социального и ситуативного поведения. Неспецифическим признаком психической нормы, наоборот, считается общепринятый, приспособительный тип поведения. Клиническая группа концепций психической нормы и патологии является доминирующей в современной концептуальной психиатрии.

Чтобы лучше понять концептуальную психиатрию, необходимо рассмотреть ее в более широком историческом и логическом масштабе, на фоне преобразовательной психологии в целом. В преобразовательной психологии существуют два конструктивных направления: эзотерическая и житейская психологии [1].

Житейская психология – это психология человека как индивидуального существа, взаимодействующего с миром. Другими словами, это психология взаимодействия человека с миром и прежде всего человека с человеком. Целью этой психологии является оптимальное функционирование человека в структурах и процессах природно-социального мира. Для реализации такого функционирования необходимо достижение определенного, социально-нормативного уровня психического развития человека. Эта задача выполняется всей предметной, организационной и идеологической структурой житейской психологии, обеспечивающей процесс социализации человека. В житейской психологии развитие человека носит выраженный социализированный характер и является средством достижения оптимального функционирования.

Житейскую психологию можно назвать тривиальной, общеизвестной преобразовательной психологией. Высшим уровнем житейской психологии является этическая психология, предписывающая принципы оптимальных антропологических отношений. Реализация этической психологии означает освоение общечеловеческих ценностей на поведенческом уровне. Поскольку реализация этического поведения есть превосхождение существующего социально-нормативного уровня развития психики и означает своего рода избыток психической организации человека, то перед этическими людьми встает задача перманентного решения противоречий между общечеловеческими и локальными историческими, региональными, национальными и другими ценностями. Этическая психология является переходной ступенью (так называемая мезотерическая психология) от житейской к эзотерической психологии.

Эзотерическая психология – это психология человека, реализующего переживание целостности себя и мира, "я" и "не-я". Другими словами, это психология становления человека как интегрального существа. Содержание эзотерической психологии составляют принципы и методы интегрального развития человека. Поскольку общество развивается не иначе как посредством развития индивидов, такой процесс может быть назван гуманизацией социума. В отличие от житейской психологии, которая навязывается человеку всей доминирующей обстановкой существования, эзотерическая психология ненавязчива по своей сути, – интегральное развитие может быть только добровольным, поскольку к его реализации никто не принуждает. Эзотерическая психология открывает уровень психического развития, намного превосходящий существующий социально-нормативный уровень.

По отношению к житейской психологии эзотерическую можно назвать нетривиальной, необщеизвестной преобразовательной психологией. Для реализации цели этой психологии функционирование человека должно быть подчинено интегральному развитию и обслуживать последнее. Для этого необходимо совершить личный переход от отчужденной деятельности к самодеятельности, не нарушая общечеловеческих этических принципов. Эффективность решения этой проблемы является показателем правильности пути развития конкретного человека.

В соответствии с двумя упомянутыми конструктивными направлениями преобразовательной психологии существуют две концепции психической нормы и патологии: эзотерическая и житейская [1].

В эзотерической психологии психически нормальным считается человек, достигший переживания целостности, обладающий интегрированным самосознанием, включающем как целостный, так и индивидуальный аспекты, и проявляющемся в творческом жизненном пути. В соответствии с этим пониманием подавляющая часть человечества пребывает в ненормальном, психопатологическом состоянии отчуждения от целого и механического существования.

В житейской психологии психически нормальным считается преобладающий среднестатистический человек со свойственным ему индивидуальным самосознанием, живущий в соответствии с общепринятыми стереотипами. В связи с этим пониманием человек, отклоняющийся от общепринятых стереотипов, считается психически ненормальным.

Действительно, реальная психиатрия ограничена житейской концепцией психической нормы и патологии. Вследствие этого психическая норма связывается прежде всего с приспособительным, а не творческим поведением человека. Это приводит к тому, что критерии различия между творчеством и патологией оказываются недостаточно четкими, реалистичными и перспективными. В связи с этим практическая психиатрия нередко бывает малоэффективной, а в ряде случаев – и деструктивной, как на это указывают антипсихиатристы. Имеющиеся в психиатрии попытки выйти за пределы житейской концепции психической нормы и патологии принимают редуцированные и мифотворческие формы. Между тем конструктивное решение задачи дальнейшего развития психиатрии состоит в интеграции эзотерического и житейского понимания психической нормы и патологии. Обладая эзотерическим и житейским пониманием психической нормы и патологии, мы можем интегрировать эти понимания и сформировать метапсихиатрическую концепцию, представляющую собой предельно широкое понимание этого вопроса, спроецированное на наличную ситуацию.

Однако прежде необходимо упомянуть об одном важном социально-психологическом обстоятельстве. Между приверженцами эзотерической и житейской психологии существует известная конфликтная диспозиция, взаимное отрицание. Так, эзотерическая психология с точки зрения приверженцев житейской психологии является вымыслом или чем-то возможным для далекого будущего, а житейская с точки зрения приверженцев эзотерической психологии – примитивной, "приземленной" психологией. Такая диспозиция деструктивна и в конечном итоге антиэволюционна, так как без интегрального развития человека его функционирование не может быть действительно оптимальным, а без оптимального функционирования действительное интегральное развитие неосуществимо. В этом кроется причина недостаточной эффективности как эзотерической, так и житейской психологии. Дело, следовательно, заключается во взаимном преодолении интеллектуальной ограниченности приверженцев как эзотерической, так и житейской психологий и установлении непрерывного конструктивного взаимодействия между ними.

Психопатология с точки зрения житейской психологии проявляется в виде отклоняющегося, неконвенционального поведения. Но аналогичным образом проявляется и творчество в широком смысле этого слова. Как же их различать?

Психопатологическое поведение – это негативная, разрушительная, деструктивная неконвенциональность. В психопатологическом отклоняющемся поведении общепринятые стереотипы присутствуют в виде зачаточных или остаточных, рекламных или защитных форм. Такой тип поведения можно назвать деструктивным. Творческое поведение – это позитивная, созидательная, конструктивная неконвенциональность. В творческом отклоняющемся поведении общепринятые стереотипы присутствуют полностью, но в диалектически снятом виде. Такой тип поведения можно назвать также конструктивным.

В качестве одного из примеров, иллюстрирующих познавательное творческое поведение, можно привести открытие неэвклидовой геометрии или виртуальной физики. Они не отрицают классической геометрии или физики, а включают их в себя как частный случай, расширяя представления об объективной реальности. Если продолжить эту аналогию, то примером деструктивного познавательного поведения будет произвольное построение или отрицание физико-математических законов, познавательный волюнтаризм или нигилизм.

Если мы примем за основу некий среднестатистический тип поведения (как это принято в житейской психологии и современной психологической науке), то адаптивное поведение человека прозвучит "тезисом", деструктивное – "антитезисом", а творческое – "синтезом". Таким образом, мы можем выделить три уровня взаимодействия человека с миром и, соответственно, три уровня психического развития человека, обеспечивающих эти уровни взаимодействия: творческий, адаптивный и деструктивный. Каждому человеку присущи все уровни, а тип человека определяется его доминирующим уровнем.

Если бы мы ограничились рассмотрением этого вопроса только на уровне житейской психологии, то адаптивный (приспособительный) тип человека мы назвали бы психически нормальным, деструктивный – патологическим, а творческий (креативный) – сверхнормальным, опережающим, воплощающим и инициирующим новую психическую норму. Однако в метапсихиатрической системе рассмотрения, включающей эзотерическое понимание психической нормы и патологии, мы должны назвать нормальным творческий тип, патологическим – деструктивный, а пограничным между нормой и патологией – адаптивный. К этому следует добавить, что в метапсихиатрической концепции творческий тип представляет собой человека, устремленного к интегральному развитию.

Таким образом, если существующая психиатрия имеет целью простое восстановление (излечение) психики человека, то метапсихиатрия предполагает расширенное восстановление (исцеление) психики. Метапсихиатрическое понимание психической нормы и патологии следует рассматривать как принцип подхода к дальнейшему развитию психиатрии и трансформации ее в конструктивную психологию эффективного восстановления.

Конструктивная психология как таковая – это наука и искусство сознательного психического развития человека, повышения уровня организации психики. В конструктивной психологии имеется два основных направления: интегрального психического развития и развития отдельных психических способностей для обеспечения оптимального функционирования человека. В связи с тем, что наличная ситуация содержит психопатологический компонент, имеется объективная необходимость и в третьем направлении: эффективного психического восстановления.

В исторически сложившейся эмпирической преобразовательной психологии цель интегрального психического развития относится к области эзотерической психологии, цель специализированного психического развития – к области житейской психологии, а цель психического восстановления – к области психиатрии. Эти цели в известной мере противоречивы, причем противоречия носят характер преимущественно противоречия между целым и частью. Эти противоречия лежат в основе неэффективности, а иногда и деструктивных влияний эзотерической психологии, житейской психологии и психиатрии на целостный процесс жизнедеятельности человека. В связи с этим реальная конструктивная психология может быть сформирована лишь в процессе системной интеграции эмпирического психологического знания. В основу такой интеграции может быть положено рассмотрение психики человека в его онтогенезе. Субординация бытийных процессов человека такова: наиболее полным является процесс развития, его частным случаем является функционирование, а частным случаем функционирования является восстановление.

Таким образом, конструктивная психология имеет три уровня, составляющие ее субординационную структуру. Верхний уровень занимает психология интегрального развития, средний – психология оптимального функционирования, а нижний – психология эффективного восстановления.
2. Философско-психологическая концепция (С.Л. Рубинштейн)
Будучи пионером в использовании онтологического подхода в отечествен, психологии, Рубинштейн впервые включает человека в структуру его бытия не как рядоположный с др. уровнями бытия элемент, а как активный, преобразующий бытие субъект.

Познание и деятельность рассматриваются как разнокачественные модальности отношения человека с миром, помимо которых выделяется также отношение – не только к бытию, но и к др. субъекту. Когда объектом воздействия становится др. человека, необходимо преодолеть его отчужденность, негативную независимость, вызвать его к самостоятельному бытию, в котором осуществляется его собственную сущность, обретаемая через другого.

В отличие от большинства гносеологически ориентированных концепций сознания, сводящих его к отражению, Рубинштейн рассматривает сознание как выражение отношения субъекта к миру, как возможность его самоопределения. Психика, сознание не самодостаточны, не существуют в себе, а принадлежат личности Связь сознания и деятельности становится личностно опосредованной. В мире сознания как в совершенно особом измерении личности способна выходить за свои пределы. Обладающая сознанием личность особым образом строит свои отношения с миром.

В разработанной Рубинштейном структуре личности представлены психологической модальности деятельности - потребности, способности, направленность [2].

В "Основах общей психологии" личности определяется через триединство – что человек хочет (направленность как мотивационно-потребностная сфера), что он может (способности, дарования) и что он есть (характер). Эти модальности образуют целое, не заданное изначально, не зафиксированное, не статичное: в жизнедеятельности человека проявляет свою направленность, реализует дарования, формирует характер.

Условия жизни человека, жизненные обстоятельства не является чем-то постоянным, статичным, покоящимся. Концепция субъекта привносит прежде всего идею активного, строящего условия своей жизни и свои отношения к бытию человека Условия жизни становятся решаемыми задачами, стимулирующими человека к их решению.

Личность рассматривается в деятельности, в которой она проявляется, формируется, претерпевая разнообразные изменения которой определяется и скрепляется целостность ее структуры. Деятельность придает единство не только внутренней структуре личности, но и целостность, системность связям личности с миром. Личность не растворяется в деятельности, через нее она изменяет мир, выстраивая свои отношения с ним, др. людьми, жизнью как таковой.

Личность целесообразно рассматривать не только как субъекта деятельности, но и как субъекта жизненного пути и как устойчивый психический склад человека. Она самостоятельно организует свою жизнь, несет за нее ответственность, становясь все более избирательной и уникальной [2].

Самосознание не есть прямым самоотношением, не опосредованным всеми жизненными проявлениями субъекта. Понимание его как основания идентичности, тождества многообразно проявляющегося субъекта – это понимание самосознания как рефлексии активности субъекта, рефлексии его деятельностных возможностей, практических достижений.

Самосознание возникает в ходе развития сознания личности, по мере того, как она реально становится самостоятельным субъектом. Этапы развития самосознания являются этапами вычленения личности из непосредственных связей с окружающим миром, овладения этими связями и отношениями посредством действий. Человек осознает свою самостоятельность лишь через отношения с окружающими людьми, приходя к самосознанию через познание др. людей. Самосознание – не только рефлексия себя, но и переосмысливание своей жизни.

Масштаб личности, масштаб ее деяний и масштаб жизни находятся в разном соотношении друг с другом в жизни каждого конкретного человека. Жизнь – особое измерение личности, то, в чем личность объективирует свою сущность. Личность как субъект жизни связывает клубок из всех нитей – возрастной, событийной, продуктов творчества, социальных достижений – своим собственным уникальным узлом, определяя качество своей жизни.

Каждая личность по-разному реализует себя в том или ином возрасте. Одна становится зрелой чуть ли не в детстве, другая остается инфантильной и в старости. Одна зависит от цепи внешних событий, другая творит и охраняет свой внутренний мир, уходя в события внутренние, осуществляя себя в них. Третья организует, направляет и ускоряет внешние события, реализуя в них свой внутренний мир.

На жизненном пути бывают такие узловые моменты и поворотные этапы, когда принятие того или иного решения на более или менее длительный период определяет дальнейшую траекторию развития. На таком поворотном этапе личность может перевести свою жизнь в иное русло, круто изменив ее направление.

Человек является не только субъектом деятельности и познания, но и субъектом жизнедеятельности. Жизнедеятельность – не просто сумма познания, деятельности и общения. Субъект познает, действует, общается в определенных соотношениях, пропорциях, с определенной мерой активности. Он находит в жизни место и время для труда, познания, коммуникации.

Жизнь является для человека проблемой. Жизненные противоречия создаются соотношением добра и зла, смерти и бессмертия, необходимости и свободы. Особенность человека как субъекта жизни состоит в его способности разрешать жизненные противоречия, изменять соотношение добра и зла, даже смерти и бессмертия. Только та жизнь является подлинной, которая осуществляется, строится человеком. Во всех иных случаях, даже если физическое существование продолжается, оно не является жизнью. А потому – не трагична и смерть, уносящая такую жизнь.

Ответственность, или серьезное отношение к жизни, включает представление о ее необратимости, о том, что ее детерминация осуществляется здесь и теперь этим конкретным поступком, совершаемым человеком. Ответственность касается не только всего содеянного, но и всего упущенного. Неспособность реализовать свои возможности, свою сущность есть отрицание себя как субъекта жизни.
3. Межличностная теория психиатрии (Г.С. Салливан)
Теория межличностных отношений известна также под названием социальной психиатрии. Ее автора – Салливана – некоторые ученые относят к неофрейдистам, т. к. его позиция близка идеям Хорни, Фромма. Другие считают ее самостоятельной и оригинальной научной концепцией. Возникновение М. т. п. связано с периодом бурного развития корпуса гуманитарного знания: культур, антропологии, социальной психологии, социологии, когда в различных дисциплинах предлагались модели осмысления социальной реальности.

Теория не отрицает роли наследственности, но подчеркивает, что специфически человеческие черты является продуктом социального взаимодействия. Все психические и даже физиологические функции (дыхание, прием пищи, секс) сформированы и преобразованы культурой. Концепция Салливана основана на идее, что человек живет в социальном поле и его проявления направлены на др. людей. Субъектом взаимодействия может быть не только реальный собеседник, но и воображаемое лицо, истор. личность или лит. герой. Личность представляется гипотетической категорией, которая вне анализа ситуации общения превращается в иллюзию. Поэтому Салливан подчеркивал, что единицей научного анализа должна стать межчеловеческая ситуация. Свои исследования он базировал на большой клинической практике. Основные исследовательские методы: беседа, наблюдение, структурированное интервью.

В М. т. п. личность рассматривается как динамичный центр в серии межчеловеческих полей. В ситуации взаимодействия она оказывается не устойчивой структурой, а точкой, через которую протекают различные процессы [6].

Человек действует на основе персонификаций – целостных образов др. людей и себя, сложившихся в процессе межличностного общения. Если взаимодействие с человеком вызвало тревогу, персонификация окрашена негативно, если в ней удовлетворялись какие-то потребности, формируется положит, персонификация. Персонификации создаются для снижения тревоги, помогают ориентироваться в межличностных отношениях. В то же время они способствуют стереотипизации восприятия и поведения.

Салливан рассматривает человека как гомеостатическую систему, действующую по принципу напряжение-удовлетворение. Личность стремится к максимизации удовлетворения при уменьшении опасности. Угроза биологическому существованию вызывает страх, угроза безопасности связана с чувством тревоги. Ситуации общения порождают удовлетворение как результат снижения напряжения и чувство безопасности вследствие сохранения взаимоотношений.

Любая форма преобразования энергии: движение, поступок, мысль, чувство, образ, т. е. минимальная единица, имеющая для индивида психологический смысл, определяется как динамизм [6]. Динамизм обычно связан с определенной частью тела. Он имеет такие звенья, как рецепторное, эффекторное и соединительное. Звенья связаны с удовлетворением основных потребностей.

Человеческое поведение рассматривается как определенный тип преобразования энергии. Способы тратить энергию – результат социального обучения. Основные человеческие динамизмы (динамизм апатии, агрессии, страха, половой и др.) отличаются по форме. В динамизме объединены индивидуально-своеобразные образцы поведения и реагирования, привычные для индивида. Добавление какой-либо черты может вписаться в динамизм, а может его преобразовать.

Особое место в личности занимает динамизм системы Эго. Он носит защитный характер и служит снижению тревоги. Тревога передается ребенку от матери и возникает на основе личного негативного опыта. Удовлетворение многих потребностей человека из-за нерационального устройства общества создает угрозу и вызывает тревогу. Поэтому в динамизме системы Эго формируется одобряющая и запрещающая части, обеспечивающие приемлемое в данном обществе поведение. Человек бессознательно исключает информацию и собственные потребности, несовместимые с системой Эго. Система Эго изолируется от др. частей личности и препятствует ее развитию.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Современная концептуальная психиатрия в своей основе является специализированной разновидностью житейской психологии. Поэтому доминирующие в психиатрии клинические концепции с их установкой на социальную адаптацию отклоняющихся людей вытекают из житейского понимания психической нормы и патологии. Панэтические концепции психической нормы и патологии являются житейскими редукциями эзотерического понимания этого вопроса. Наконец, антипсихиатрические концепции являются чрезмерными и поэтому деструктивными реакциями методологов психиатрии на ее житейскую ограниченность.

Идеи Салливана оказали большое влияние на психиатрию, дальнейшее развитие психоаналитических концепций, гуманистическую психологию.

Прослеживая единство сознания и деятельности, Рубинштейн показал, что сознание как высший психический процесс является способом личностной регуляции складывающихся в деятельности отношений. Сознание осуществляет по меньшей мере три взаимообусловленных функции: регуляцию психических процессов, регуляцию отношений, регуляцию деятельности и всей жизни субъекта.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:


  1. Немов P.С. Психология. Учеб. для студентов высш. пед. учеб. заведений. В 2 т. Т.1. Общие основы психологии. - М.: Просвещение: Владос, 1994.

  2. Общая психология / Состав. Е.И. Рогов - М. ВЛАДОС, 1995.

  3. Познай себя и других: Популярные тесты.-4-е изд., доп.- М.: ИВЦ "Маркетинг", 1998.

  4. Психологические тесты /под ред. А. А. Корепина: в 2-х т. Т.1. – М., Владос, 2001.

  5. Словарь практического психолога /сост. С.Ю.Головин,1997.

  6. Фрейд З., Буллит У. Т. В. Вильсон. Психологическое исследование. М.: ИГ «Прогресс», 1999.



Рефераты Практические задания Лекции
Учебный контент

© ref.rushkolnik.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации