Снайперское искусство и его применение в наступлении и обороне

скачать (834.8 kb.)

  1   2   3

Введение



В своей квалификационной работе на тему «Снайперское искусство и его применение в наступлении и обороне» я попытался осветить тему которую на протяжении последних сорока лет на территории бывшего СССР была практически забыта . Нехватка такой информации очень негативно сказывается на войсках , контртерорестических подразделениях, в органах правопорядка.

В настоящее время, в связи со значительным уменьшением вероятности возникновения глобальных войн, на первое место вышли такие проблемы, как региональные конфликты и борьба с терроризмом. в том и другом случае огромную роль играет действия снайпера, и это показывает опыт двух мировых войн ХХ столетия и последовавших за ними многочисленных конфликтов возникающих во многих странах почти на всех континентах, показывает, что наряду со значительной и все более увеличивающейся ролью тяжелой военной техники весьма важное значение стрелковые (пехотные) виды оружия чему служат многочисленные примеры из истории: при осаде Бадахоса в 1812г. группа стрелков ( «40 лучших из лучших») , уничтожила расчеты орудий на французских батареях .

Снайперские группы , вооруженные современным высокоточным стрелковым оружием занимают особое место в пехотных войсках. Практика локальных конфликтов и затяжных боев , противостояний в «горячих» точках всего мира, включая территорию Российской Федерации, страны СНГ и другие регионы, говорит о том , что группа профессионально подготовленных стрелков-снайперов при определенных условиях в состоянии остановить не только атаку того или иного воинского подразделения, но и сорвать серьезный замысел целой группировки нападающей стороны и даже коренным образом изменить обстановку на поле боя вне зависимости от используемого при этом тяжелого вооружения. Во время американской гражданской войны 1861-1865 гг один из снайперов федеральных войск первого июля 1863 г в сражении под Геттисбергом застрелил генерал-майора Джона Рейнолдса , старшего по званию офицера противника . Лишившись главного командира войска конфедератов оставили город.

Конечно многие могут сказать, что в условиях современных высокомобильных боевых действий роль снайпера падает, да с этим нельзя не согласится снайпер более ценен в позиционной войне, хотя практически не одна битва со времен изобретения огнестрельного оружия не обходится без снайперов.

История происхождения снайперского искусства



В 1958г. на кораблях собиравшихся вторгнутся в Англию, впервые за историю мушкетеров было больше, чем лучников . За пятьдесят последующих лет , к началу гражданской войны в Англии (1642- 1649 гг.), лучники вообще исчезли но снайпера не появились.

Первые мушкетеры с фитильным замком имели гладкий ствол, к тому же требовалось довольно много времени, прежде чем искра доходила от фитиля до полки с черным порохом. Поэтому такое оружие не годилось для меткой стрельбы. В то время практиковался стрелковый залп, при котором все солдаты выстроившись в ряд стреляли в такой же ряд противника, такая форма ведения боя сохранялась до ХХ века, хотя иногда в данную тактику довольно успешно входило снайперское искусство, но бесценный опыт почему то слишком быстро забывался.

Постепенно фитильные мушкеты были вытеснены более дешевыми и надежными ружьями с кремневыми замками. Если задание приготовить все необходимое, то из них можно было стрелять один раз в минуту . В британской армии в семидесятые годы 18 века стремились к тому , чтобы солдат производил 2-а выстрела в минуту. В сражении под Ватерлоо в 1815г некоторым стрелкам удавалось делать из ружей с кремневыми замками даже 3 –и выстрела в минуту .

Ручное огнестрельное оружие с нарезным стволом было изобретено еще 16 в . Это изобретение с самого начала получило так много сторонников , что швейцарцы в 1550 г. ввели правила, которые уравнивали шансы участников стрелковых соревнований , вооруженных гладкоствольным оружием , с теми, у кого было нарезное оружие .

Однако оружие с нарезным стволом являлось хрупким и дорогим, поэтому использовалось исключительно для спортивной стрельбы . Оно не могло попасть в руки обычного солдата, пока не стало более надежным и доступным.

Нарезное оружие получило широкое распространение только в последней четверти 18 в. , во время войны 1775 – 83гг. за независимость американских колоний Великобритании.

В результате экспериментов оружейников в начале 18 в. в штате Пенсильвания появились первые ружья с нарезным стволом (т. е. винтовки, от слова «винт») . Оружейники делали винтообразные канавки у выходного отверстия на внутренней поверхности ствола . Мягкую свинцовую пулю они заворачивали в пыж , чтобы пуля больше соответствовала каналам ствола. После воспламенения пороха давление газов вызывало небольшое сплющивание пули , которая плотнее прилегала к стволу, и после выстрела летела к цели, вращаясь вокруг свей оси , приведенная в такое движение нарезными канавками.

Использование нарезного ствола значительно увеличило дальность и кучность стрельбы. Американские оружейники сразу в нескольких штатах убедились что нарезное оружие даже меньшего калибра стреляет лучше, и его охотней покупают клиенты.

Хотя такое оружие впервые начали производить в Пенсильвании, повсеместно его называли – винтовка из Кентукки. Это была винтовка с длинным круглым (иногда 8-ми угольным) нарезным стволом, с тщательно выделанной ложей и с латунным контейнером для пыжей в прикладе. Калибр ее был меньше, чем у обычных гладкоствольных мушкетов, а на стволе устанавливался механический прицел.

Подлинные исторические образцы винтовок данного типа встречаются редко и дорого стоят , но существует масса копий такого оружия .

Оригинальные винтовки «Кентукки» имели стволы длиной 110-150см. Калибр обычно составлял 11мм , а дальность стрельбы – практически такая на которой стрелок мог видеть цель. Чтобы оценить достоинство этого оружия и те преимущества, которые оно давало стрелку, надо отметить что из обычных мушкетов 12-го калибра (с кремневым или капсульным замком) не удавалось прицельно попадать в цель с расстояния, превышавшего 60-70 метров.

Современные европейцы во время охоты подходят к зверю не ближе, чем 100-150 м . Винтовки «Кентукки» позволяли метко стрелять именно с такой дистанции, пуля из винтовки сохраняла свое убойное действие и на дистанции 550м , но механический прицел уже не мог обеспечить точность стрельбы на таком расстоянии. Иными словами , винтовка данного типа представляла собой выдающееся достижение оружейного производства, из нее можно было метко стрелять на относительно большое расстояние.

В этом убедились англичане во время войны американских колоний за независимость. Пуля мушкета «Brоwn Bess», состоявшего на вооружении британской армии, сохраняло убойное действие на расстоянии окало 100м. Однако при стрельбе на такую дистанцию говорить о прицельном огне не приходилось. Все пули во время полета теряют скорость. Круглая пуля, после того как ее скорость падает ниже определенного значения, начинает отклонятся от линии первоначальной траектории . Пролетев 75-85 м, она находится намного ниже цели, по которой была выпущена. Это не имеет большого значения, если огонь ведут залпами, но для отдельного стрелка, пытающегося стрелять в конкретную цель, подобное явление становится катастрофой. Именно поэтому в британской армии основной упор делали на стрелковые залпы в сторону плотных рядов вражеских войск.

Не удивительно , что англичан так выводили из себя американские стрелки в шапках и куртках из оленьих шкур, которые издалека поражали одну цель за другой и совершенно не хотели сходится для штыкового боя . С точки зрения англичан, американцы действовали весьма «подло». Вместо того, чтобы маршировать сомкнутыми рядами и обмениваться с британскими солдатами залпами из ружей, они прятались за деревьями, точно прицеливались и убивали англичан одного за другим . Таким образом, американцы действовали подобно снайперам еще за полвека до того, как в словарях появился соответствующий термин.

Один из британских ветеранов той войны, полковник Джордж Хангер , вспоминал, что жители колоний отличались «потрясающе высоким уровнем стрелковых навыков» и что они были «значительно лучшими стрелками, нежели солдаты наших регулярных войск». Он считал, что так происходило потому, что уже «в возрасте 16-и лет они учились владеть оружием, а далее совершенствовали свои стрелковые навыки. Они охотно постигали эту науку, и сам процесс стрельбы приносил им видимое удовольствие».

Кроме того, разница в точности стрельбы между нарезной винтовкой и британским гладкоствольным мушкетом «Brоwn Bess» была огромной. Хангер утверждал, что опытный стрелок, вооруженный «Кентукки», запросто попадал в голову противника с расстояния 182м. Если бы «американский стрелок имел возможность точно прицелила в неподвижную цель, например, если бы я стоял на одном месте, на расстоянии 274м. , то у него не возникло бы проблем с попаданием в цель, при условии, что день не был бы ветреным» . Между тем , пуля из самого лучшего британского мушкета, который находился в руках наиболее опытного стрелка , могла поразить цель самое большее на расстоянии 73м. , а «если речь шла о выстреле в человека находящегося на расстоянии 200 ярдов с таким же успехом можно было стрелять в луну».
В эпоху Наполеоновских войн (1800г.) в Великобритании была принята на вооружение винтовка, которую создал лондонский оружейник Эзикиел Бейкер . Она имела относительно короткий ствол (76см.), из которого можно было стрелять пулями двух разных калибров. Одна пуля, подходившая к нарезке ствола, применялась для стрельбы на большое расстояние; вторая, поменьше, использовалась в бою на короткой дистанции. Кроме того , к винтовке можно было прикреплять длинный штык.

Этими винтовками вооружили вновь сформированный 95-й стрелковый полк и отправили его на Иберийский полуостров воевать с французами. К моменту битвы под Ватерлоо (18 июня 1815г.) полк фактически являлся подразделением снайперов, предназначенных для поддержки метким прицельным огнем марширующих пехотных колонн . Солдаты этого полка двигались цепью перед фронтом, либо на флангах главных сил. Они обстреливали боевые порядки противника, чтобы вызвать там замешательство еще до того, как дело дойдет до прямого сражения между главными силами .

Снайперы выборочно поражали отдельные цели в рядах противника. Однако в том случае, если в поле зрения появлялся французский офицер , снайпер обычно не стрелял в него. В те времена никто не мог позволить , чтобы простой солдат мог по собственной инициативе издалека убить офицера, пусть даже вражеского. Такое уничтожение офицера солдатом считалось убийством, то есть действием, неприемлемым в «честной» войне. Он мог сделать это только по приказу своего командира.

Некий Дж. Баррет дал следующую характеристику:

«Солдаты 95-го пехотного полка были известны как «зеленые куртки», их так называли из-за цвета мундиров (что можно считать своего рода камуфляжем на поле боя). Это отличало их от остальных британских солдат , которые носили красные мундиры. Для службы в этом полку отбирали самых лучших солдат , которые умели хорошо стрелять , отличались способностью быстро соображать и храбростью .

95-й пехотный полк имел другую организационную структуру, нежели другие британские полки того времени , он состоял из небольших отдельных подразделений . Им поручали задания разведывательного характера, кроме того , они должны были вступать в бой впереди расположения главных сил. При этом стрелки не занимали в бою специальных огневых позиций, обычно они сражались в составе групп типа взводов, а не как отдельные стрелки-снайперы. 95-й полк отличился и покрыл себя славой в компании против Наполеона на Иберийском полуострове».

Однако и в те времена бывали случаи , которые сегодня посчитали бы типично снайперскими. Та, во время отступления к Ла Корунья в 1808г. стрелок Том Плэнкит из 95-го полка одним выстрелом поразил французского генерала Кольбера на мосту в Какабелос. При осаде Бадахоса в 1812г. группа стрелков ( «40 лучшех из лучших», по словам очевидца, некоего Джорджа Симмонса), уничтожила расчеты орудий на французских батареях .

В ходе войн с Наполеоном англичане могли не раз убедится в том, насколько ценными бывают снайперы на поле боя, но они не сделали ни каких выводов из этих уроков.
В Германии в 1841г была принята на вооружение винтовка Дрейзе с игольчатым затвором, заряжавшаяся с казенной части. Во Франции в 1842 г появился стержневой штуцер Тувенена . В США с 1857 г получила распространение винтовка Ремингтона . Все эти ружья имели нарезные стволы и стреляли уже не круглыми, а продолговатыми пулями, что обеспечило резкое увеличение дальности прицельного огня.

В 1852 г британская армия получила на вооружение новые винтовки – Энфилд П53 калибра 14,65 мм. Они весели 5 кг , имели ствол длиной 85 см и позволяли вести прицельную стрельбу на дальность до 730 м. Столь огромное , десяти – двенадцатикратное увеличение дистанции поражения живой силы противника явилось колоссальным скачком в военном деле . Теперь солдаты противника уже не могли спокойно производить перестроение неподалеку от английских войск, безнаказанно выкрикивая оскорбления в их адрес. Первыми это обнаружили русские в 1854-56 гг., во время Крымской войны. Англичане спокойно расстреливали не только передовые цепи противника , но также артиллерию и обоз , находясь при этом в полной безопасности от огня русских, вооруженных почти исключительно гладкоствольными ружьями .

Однако нельзя сказать, что боевые возможности новых дальнобойных винтовок сразу были использованы в полной мере. Войсками по-прежнему командовали генералы старой закалки, убежденные , что только залповый огонь и штыковые атаки решают судьбу сражений .
Во время американской гражданской войны 1861-1865 гг снайперы, вооруженные винтовками различных систем, в том числе с первыми , еще примитивными , оптическими прицелами , широко использовались обеими сторонами.

Группы снайперов вели разведку, устраивали засады , их использовали для огневого поражения отдельных подразделений противника на участках прорыва, для ликвидации командного состава и расчетов артиллерийских орудий , в меньшей степени –как самостоятельно действующих стрелков, уничтожавших цели большой важности.

В мае 1861 г газета «New York Post» сообщила о том, что полковник Хайрем Бердан набирает самых лучших стрелков в полк снайперов. Газета писала: «Снайпер , действующий в составе небольшой группы, на расстоянии до 640 мм от противника, производящий один выстрел в минуту и попадающий с большой точностью в избранные им цели, может доставить врагу множество проблем. Такие стрелки должны сосредоточится на уничтожении офицеров, чтобы внести как можно больше неразберихи в ряды противника» .

Первый федеральный полк снайперов Бердан создал уже в июне 1861 г. На его вооружении состояли револьверные винтовки системы Кольт , которые , впрочем, быстро обнаружили свою непрактичность. В мае 1862г их заменили винтовками системы Шарпс. Тогда же были сформированы еще 10 подобных полков, солдаты которых носили зеленые мундиры . Эти полки не только участвовали в полевых сражениях, но и использовались для разведки. В федеральных войсках снайперы обычно находились в резерве командования, либо представляли собой отдельные подразделения в составе корпуса, что позволяло использовать их в зависимости от ситуации на поле боя.

Конфедераты тоже создали свои батальоны снайперов, но применяли их , в основном на поле боя . Они комплектовали их добровольцами из числа опытных охотников, как профессионалов , так и любителей. Использование снайперов позволило конфедератам частично компенсировать нехватку тяжелого вооружения и живой силы. Их снайперы должны были во время сражений вести беспокоящий обстрел частей федеральных войск и уничтожать артиллерийские расчеты. Кроме того, они специализировались на уничтожении офицеров.

Один из снайперов федеральных войск первого июля 1863 г в сражении под Геттисбергом застрелил генерал-майора Джона Рейнолдса , старшего по званию офицера противника . Лишившись главного командира войска конфедератов оставили город.

Через два с лишним месяца 19 сентября 1863 г, во время боя под Чикамауга , снайпер конфедератов смертельно ранил генерала федеральных войск Уильяма Литтла. Этот стрелок использовал заряжаемую с дула британскую капсюльную винтовку системы Уитворт калибра 11,43 мм, которая стреляла пулями массой 34,3 гм.

Именно во время гражданской войны в США стало ясно , что снайперы (тогда их называли «меткие стрелки») могут ощутимо снизить эффективность действий даже крупных воинских формирований на поле боя. В результате солдаты обеих сторон не очень жаловали снайперов и те , когда попадали в плен, не могли рассчитывать на какое-либо снисхождение со стороны противника.

Война между Австрией и Пруссией (1866 г.) стала первой войной, во время которой во время которой решающую роль в ее исходе сыграло превосходство одной стороны (Прус­сии) над другой (Австрией) в качестве стрелкового во­оружения.

Прусская пехота стреляла из казнозарядной вин­товки Дрсйзе образца 1841 года с игольчатым затвором, использовавшей бумажный унитарный патрон. При­цельная дальность стрельбы составляла 600 метров, на­ибольшая дальность поражения — 1550 метров. Авст­рийская пехота применяла дульнозарядную винтовку Лоренца, которая по своей скорострельности в три раза уступала винтовке Дрейзе. Ее прицельная дальность была всего лишь 200—220 метров, а убойное действие пуля сохраняла на 950 метров.

Немецкие солдаты, вооруженные дальнобойной, скорострельной, удобно заряжавшейся винтовкой, рас­стреливали противника, как только он попадал в зону огня. Бросавшиеся в атаку австрийцы несли большие потери и вынуждены были останавливаться, не только не достигнув объекта атаки, но даже не получив воз­можности ответить огнем на огонь.

На дальние расстояния в прусских войсках стреля­ли только лучшие стрелки, и только по команде. Имен­но они выводили из строя артиллерийскую прислугу, а также офицеров австрийцев. При приближении атаку­ющего противника (либо в ходе собственных атак) огонь все более учащался, его вели без точного прице­ливания уже все солдаты, «навскидку» по плотным бое­вым построениям врага. В итоге соотношение потерь живой силы оказалось 1 :8 и пользу пруссаков.

В ходе войны с Францией (1870—71 гг.) прусская ар­мия применяла ту же винтовку Дрейзе образца 1841 г. с игольчатым затвором. У французов была более совре­менная винтовка Шаспо образца 1866 г., то­же с игольчатым затвором. Ее дальнобойность достига­ла 1820 метров, скорострельность — 9 выстрелов в ми­нуту.

Однако в этой войне главные роли сыграли артил­лерийские орудия, митральезы (своеобразные 25-ствольные «пулеметы» с ручным приводом затворов), кавалерийские атаки, сражения «ближнего боя» (пере­стрелки на ближней дистанции, сменявшиеся штыко­выми схватками). Снайперам здесь не нашлось работы. Умение метко стрелять пригодилось лишь «франк-тирё-рам» , тогдашним французским партиза­нам, при устройстве засад.

Правда, многие историки обращают внимание на большую дальность поражения, присущую как прус­ской, так и французской винтовкам. Однако каждый, кто стрелял из современной винтовки с дистанции хо­тя бы 900 метров по мишени в рост человека, знает, что вероятность попадания в цель с такого расстояния (не говоря об еще большем) из оружия с механическим прицелом крайне невелика. Разумеется, на войне были случаи поражения и с такого расстояния, но только как неизбежные последствия массированного огня, в ре­зультате которого некоторые пули случайно ранили и убивали солдат противника.

Англо-бурская война в конце XVIII века вместо кремневого замка в ру­жьях стали использовать капсюльные замки. С этого времени ружья стали более устойчивыми к атмосфер­ным явлениям. Капсюль знаменовал качественно но­вую ступень в эволюции стрелкового оружия. Затем по­явились бумажные и матерчатые патроны для ружей, заряжавшихся с казенной части. Но по-прежнему приходилось заряжать в ружье по отдельности пулю, порох и капсюль.

Только в 70-е годы XIX века был создан патрон со­временного типа. У него пуля помещалась в металличе­скую гильзу, содержащую пороховой заряд. Воспламе­нение наступало после удара бойка по капсюлю, кото­рый являлся теперь составной частью патрона. Черный порох уступил место бездымному пороху, поэтому с по­лей сражений исчезли клубы белого дыма. Снайперов можно было обнаружить только благодаря кратковре­менному блеску выстрела.

Следующим логическим шагом стало появление магазина для патронов. Одной из первых винтовок та­кого типа стал знаменитый Винчестер-73, который можно увидеть почти в каждом голливудском вестерне. Патроны в этой винтовке находились в трубчатом мага­зине под стволом. Очередной патрон стрелок досылал в ствол движением рычага.

Потом, независимо друг от друга, американец Джеймс Ли и австриец Фердинанд фон Манлихер (1848—1904) разработали коробчатый магазин, который отделялся от оружия. Теперь солдат мог брать с собой патроны, уже вставленные в магазины и быстро переза­ряжать винтовку. Развитие металлургии привело к росту качества выпускаемого оружия. В результате всех этих процессов промышленность ряда стран стала выпускать относительно недорогие винтовки, отличавшиеся точ­ностью огня, надежностью и скорострельностью.

Новое стрелковое оружие прошло проверку в конце XIX века, во время англо-бурской войны 1899—1902 гг. в Южной Африке. Англичане снова, как и в Америке сто лет назад, столкнулись с армией метких стрелков. На этот раз их противниками были буры, потомки ко­лонистов голландского происхождения. Они использо­вали немецкие винтовки системы Маузер образца 1888 г., калибра 7,92 мм. Винтовка имела магазин емко­стью пять патронов, который, в свою очередь, заряжался при помощи обоймы. Из нее можно было вести мет­кий огонь на расстояние до 1100 метров. При ведении огня залпами дальность поражения возрастала почти в два раза.

У англичан было оружие со сходными характерис­тиками — винтовки системы Ли-Метфорд образцов 1889 и 1899 гг. Винтовка первой модели имела магазин на 8 патронов, калибр 7,7 мм (.303 дюйма), патроны бы­ли снаряжены прессованным черным порохом. Винтов­ка второй модели получила магазин на 10 патронов, снаряженных бездымным порохом. Механические при­целы позволяли стрелять из них на расстояние до 2000 ярдов (1800 м), а прицелы дальнего действия, устанав­ливаемые на левой стороне ложа, увеличивали даль­ность поражения до 3400 ярдов (3108 м).

Таким образом, качество вооружения обеих сторон было примерно одинаковым, но буры стреляли значи­тельно лучше англичан, особенно на дальние расстоя­ния. Буры учились метко стрелять с самого детства, что­бы добывать дичь. Патроны стоили дорого, поэтому пе­ред фермером всегда стоял выбор: поразить цель одним выстрелом, либо остаться без еды. Для охотника, при­выкшего попадать в бегущую антилопу с дистанции 300 ярдов (274 м), подстрелить неподвижно стоящего чело­века (пусть даже с вдвое большего расстояния) было детской забавой.

Напротив, британских солдат обучали отражению массированных штыковых атак противника. Буры даже не пытались ходить в штыковые атаки, поэтому британ­цы оказались в невыгодной ситуации. Эти фермеры и охотники создали «коммандос» — высокомобильные подразделения стрелков, которые верхом на лошадях быстро перемещались с места па место. Они занимали позиции на вершинах холмон или в складках местности и стреляли точно в цель: один выстрел — одно попада­ние! Потери британской армии росли с каждым днем.

После окончания военных действий фельдмаршал лорд Роберте, командовавший экспедиционным бри­танским корпусом в Южной Африке, положил в Англии начало целой кампании по обучению резервистов мет­кой стрельбе. Однако мысль о том, что снайперы могут принципиально изменить характер полевого боя, по-прежнему не возникала.

Снайперы Первой мировой войны

Британская армия вступила в Первую мировую войну в 1914 г., располагая пехотой, отлично обученной стрельбе. Солдаты-пехотинцы могли производить до 30 прицельных выстрелов в минуту на расстояние до 330 ярдов (301 м).

Если немецкие солдаты приближались к позициям британских войск на такую дистанцию и ближе, они всегда несли тяжелые потери от ружейного огня. Одна­ко маневренная война вскоре превратилась в войну по­зиционную, а войска застряли в окопах. В связи с этим принцип ведения стрелкового огня изменился. Война приобрела характер нерегулярного обмена огнем. Ти­шину прерывали отдельные прицельные выстрелы по фигурам, мимолетно показывавшимся на «той сторо­не». При этом одни солдаты стреляли хорошо и попада­ли в цель, другие стреляли хуже и «мазали».

Постепенно оба противника выработали специаль­ную тактику. Согласно ей, наиболее меткие стрелки тер­пеливо ожидали в укрытиях появление цели в переходах между окопами либо на открытых участках окопов. Ес­ли такая цель появлялась, немедленно следовал выст­рел. Чаще всего «цель» платила высшую цену за свою неосторожность.

Несмотря на то, что желающих стать снайперами было много, далеко не каждый доброволец подходил на эту роль. Снайперу предстояло выполнять трудную ра­боту: он должен был много часов подряд неподвижно лежать в укрытии, ожидая появления цели, а затем от него требовалось произвести всего один меткий выст­рел, после которого снова приходилось оставаться не­подвижным, чтобы не выдать себя и свою огневую по­зицию.

Кроме того, снайпер должен был обладать хорошей сообразительностью. Например, ему не следовало рас­полагаться на колокольне или одиноком дереве, так как после первого же выстрела оттуда он стал бы легкой целью для вражеского пулемета. Предполагалось так­же, что снайпер умеет хорошо использовать рельеф ме­стность, чтобы перемещаться, не привлекая к себе вни­мания, что он умеет маскироваться, понимает игру све­та и тени, способен правильно определять расстояние до цели и угол, под которым она находится, учитывает влияние атмосферных условий и т.д.

В немецкой армии, после того как война надолго застряла в окопах, быстро сумели понять, насколько важны снайперы. Британские офицеры вскоре обрати­ли внимание на участившиеся ранения в голову и груд­ную клетку у британских солдат. Причиной этого стал меткий огонь немецких снайперов. Во время войны они получили в свое распоряжение тысячи винтовок Маузер G98 с оптическими прицелами и специальные (целе­вые) патроны SmK.

Если кто и «изобрел» такую военную специаль­ность, как снайпер, то это была германская армия вре­мен Первой мировой войны. Уже в начале 1915 г. немцы ввели специальную систему обучения снайперов.

Немецкая инструкция для снайперов предусматри­вала: «Оружие с оптическим прицелом очень точно дей­ствует на расстоянии до 300 метров. Выдавать его нужно только обученным стрелкам, которые в состоянии лик­видировать противника в его окопах, главным образом, в сумерках и ночью».

Другие пункты этой инструкции гласили: «Снайпер не приписан к определенному месту и определенной позиции. Он может и должен перемещаться и занимать позицию так, чтобы произвести выстрел по важной це­ли... Он должен использовать оптический прицел для наблюдения за противником, записывать в блокнот свои замечания и результаты наблюдения, так же, как и расход боеприпасов, и вероятные последствия своих выстрелов.

Снайперы освобождены от дополнительных обя­занностей. Они имеют право носить специальные знаки в виде скрещенных дубовых листьев над кокардой голо­вного убора».

Офицеры британской армии, имевшие опыт бур­ской войны, тоже хорошо понимали значение метких стрелков в позиционной войне. Одним из таких офице­ров был Лоувэт , шотландский дворянин, знаме­нитый охотник. Он создал полк, названный «СкаутыЛоувэта» , в котором служили шотланд­ские горцы, охотившиеся на оленей и серн. Правда, их называли не снайперами, а разведчиками . Они надевали специальные маскировочные костюмы «гил-лес», занимали выгодные огневые позиции и так же, как буры, вели прицельный огонь по противнику.

Кроме Лоувэта, необходимо упомянуть майоров Хескет-Причарда и Гэйторна-Харди , полковника Лэнфорда-Ллойда , капитана Оуэна Андерхила , которые внесли существенный вклад в развитие британского снайперского искусства. Они набирали снайперов среди людей, уже полу­чивших определенные стрелковые и охотничьи навыки до войны, так как их можно было готовить быстрее и легче, чем обычных призывников. Все это окупилось в те мо­менты, когда требовалось произвести меткий выстрел либо получить ценную информацию».

В рядах союзников особенно отличились в качестве снайперов англичане и канадцы. После года, проведен­ного в окопах, Хескет-Причард писал: «Немцы посте­пенно начинали отдавать себе отчет в том, насколько эффективны действия наших снайперов. Было ясно, что приближается то время, когда осторожный Ганс и совестливый Фриц превратятся в троглодитов. Поэтому мы начали обдумывать различные уловки, чтобы изыс­кивать возможность произвести меткий выстрел».

Цель всех этих «уловок» была, в сущности, одна — сделать так, чтобы вражеский снайпер обнаружил свою позицию. Изготавливались и выставлялись ложные це­ли в виде искусственной головы (или даже целого тела), огонь специально вели неточно, чтобы спровоцировать снайпера противника на выстрел. После выстрела не­мецкого снайпера огонь по нему открывали снайперы союзников с хорошо замаксированных позиций.

Первой британской снайперской винтовкой стала укороченная Ли-Энфилд Mk. III образца 1895 года с телескопическим прицелом, созданным по образцу двухлинзового телескопа Галилея 1609 года! Три варианта этой винтовки (Lattey, Neill, Martin) были ут­верждены Министерством обороны. Другие модели снайперских винтовок некоторые стрелки приобретали в частном порядке, за свой счет.

Случайная комбинация способностей снайпера, баллистических возможностей винтовки и погодных ус­ловий иногда приводила к ситуациям, которые кажутся неправдоподобными.

Советско-финская война30 ноября 1939 г. Советский Союз начал воину, целью которой являлось установление коммунистичес­кого режима в Финляндии и захват Карельского перешейка. Около миллиона советских солдат двинулись к границам этой небольшой страны.

Через три с половиной месяца Красная Армия не досчиталась 133 тысяч погибших бойцов (плюс к ним около 330 тысяч раненых и обмороженных), а финны потеряли только 30 тысяч человек. Финны уступили под напором сил противника, превосходивших численность их войск более, чем в десять раз, но СССР тоже не по­шел дальше. Угроза партизанской войны снайперов на огромной территории (около 340 тысяч кв. км), покры­той лесами, болотами и озерами, заставила Сталина ос­тановиться.

В Финляндии существуют давние традиции стрелкового искусства (кстати говоря, в этой стране произво­дят прекрасные снайперские винтовки и охотничье оружие). Финские охотники обычно использовали шту­церы, а не гладкоствольные охотничьи ружья, чтобы попасть в дикую утку или белку и при этом не испортить ценное оперение и мех. Именно такие охотники атако­вали колонны советских войск в лесах Карелии.

Среди финских стрелков есть несколько обладате­лей «рекордов», имена которых навсегда останутся в ан­налах снайперского искусства. Самые знаменитые из них, это Симо Хайха и Суко Колка . Оба они использовали винтовки системы Мо-сина образца 1928 года с механическими прицелами, выпущенные в Финляндии.

Хайха, который до войны был земледельцем, слу­жил в 34-м пехотном полку. За ним числятся 505 убитых красноармейцев. Кстати, весной 2000 года ему испол­нилось 96 лет. Колка, который за 105 дней уничтожил более 400 советских солдат, часто переходил линию фронта, чтобы открыть огонь там, где его меньше всего ожидали. Без сомнения, это сильно подрывало боевой дух врага. Колка, кроме винтовки, охотно применял пи­столет-пулемет «Суоми», на его счету еще около 200 жертв, уничтоженных из этого вида оружия.

Однажды состоялся снайперский поединок между ним и советским снайпером, который имел задание уничтожить финна. Несколько дней Колка подбирался к своему противнику, а затем убил его одним выстрелом с расстояния 550 метров.

Прошло всего 20 лет, как после «Великой войны 1914—1918 годов», которая «должна была навсегда по­кончить с войнами», началась Вторая мировая война. Увы, большинство армий успело забыть опыт предыдущей мировой войны. Само искусство меткой стрельбы сохранялось в пехотных училищах, но очень немногое было сделано для разработки эффективных методов обучения и тактики действий снайперов. К то­му же, отсутствовала реальная потребность в снайперах. В армейских штатах военного времени для них было предусмотрено место в стрелковых ротах, однако по со­кращенным штатам мирного времени снайперы не предусматривались.

Поэтому снайперам пришлось заново учиться труд­ному искусству маскировки, совершенствовать стрел­ковые навыки, вырабатывать в себе огромное терпение и привычку переносить лишения.

Когда в 1939 г. разразилась война, в большинстве армий Европы снайперов по существу не было. К тому же противостояние союзной и немецкой армий на французском фронте получило название «странной войны». Ни та, ни другая сторона в течение 8-и месяцев не проявляла инициативы. Когда же в мае 1940 г. немец­кие войска устремились в молниеносное наступление, слишком высокий темп их движения не позволил сколько-нибудь широко применить снайперов. Подоб­ная ситуация наблюдалась и в Северной Африке, где условия пустыни сильно затрудняли снайперские дейст­вия. В этом плане ситуация изменилась только после высадки союзников в Нормандии летом 1944 года.

Зато по обеим сторонам Восточного фронта уже с 1942 года снайперы работали, не переставая. Красная Армия усвоила болезненный урок, полученный во вре­мя Зимней войны. Британский военный историк Адри­ан Гилберт (Adrian Gilbert) отметил: «Советское коман­дование (во время Второй мировой войны) стремилось привлечь как можно больше снайперов для участия в боевых действиях. Его понимание роли снайперов было более широким, нежели на Западе, оно включало в себя как общее использование подобных стрелков на поле боя, так и выполнение ими отдельных заданий.

Советские командиры относились к возможности использования снайперов как к составной части тактики пехотных подразделений. На Западе интерес к снай­перам то рос, то пропадал, в зависимости от опыта, по­лученного во время очередных вооруженных конфлик­тов. Русские снайперы обычно действовали в парах и имели относительно большую свободу действий. Они прикреплялись непосредственно к полевым подразде­лениям на уровне роты или взвода, поэтому даже ко­мандиры низшего звена могли использовать значитель­ное количество снайперов в боевых действиях по свое­му усмотрению...».

От снайперов в Красной Армии ожидали проявле­ния большей инициативы и предприимчивости, чем от других солдат. Так, требовалась немалая хитрость, чтобы заставить противника обнаружить свои замаскированные позиции. Снайпер брал с собой на задание гранаты и бутылки с зажигательной смесью, прятал их недалеко от позиций противника и менял свое местоположение. Затем одним выстрелом он поджигал оставленные бое­припасы. Обычно в ответ начинался минометный и ар­тиллерийский обстрел. Тогда снайпер точно отмечал положение огневых позиций противника к ликвидиро­вал отдельные цели самостоятельно, либо управлял ог­нем артиллерии.

Американцы впервые столкнулись с японскими снайперами во время высадки своих десантов на остро­вах в южной части Тихого океана. В ответ они очень бы­стро создали собственные подразделения снайперов.
Снайперы довольно широко использовались в ходе войны в Корее (1950—53 гг.). В воевавших там амери­канских и британских частях было много ветеранов ми­ровой войны, обладавших большим снайперским опы­том. Поэтому, когда началась позиционная война на уровне 38-й параллели, их навыки оказались востребо­ванными. Снайперское оружие к тому времени не изменилось, стрелки пользовались теми же винтовками, что и во время Второй мировой войны. Один британский офицер привез в Корею свою собственную оригинальную снайперскую винтовку. Ее изготовил японский оружейник: ствол, затвор и приклад этого оружия были заимствованы от пулемета сис­темы Браунинг калибра 12,7 мм.

Только во время вьетнамской войны 1964—75 гг. в США и других странах НАТО наконец поняли важность снайперских методов борьбы. Были созданы специаль­ные структуры для подготовки снайперов, кроме того, в подразделениях появились соответствующие штатные должности.

Во Вьетнаме американские снайперы использовали винтовку Спрингфилд 1903А4 образца 1940 г. с оптиче­ским прицелом, имевшим десятикратное увеличение (10х). Такие винтовки состояли на вооружении до кон­ца 60-х годов.

Во Вьетнаме наиболее отличились морские пехо­тинцы Чарльз Маухинни — 103 подтвержденных попадания, и Карлос Хэтчкок - 93 подтвержденных попадания плюс боль­шое число неподтвержденных, а также армейский пехо­тинец Адалберт Уолрон 1 13 поиаданий. На изменение представлений армейского коман­дования о способах и сфере применения снайперов в наибольшей мере повлияли действия Хэтчкока.

Одним из его легендарных подвигов стало методич­ное уничтожение роты Вьетнамской народной армии (ВНА) в Долине Слонов. После 5 дней работы Хэтчкок и его наблюдатель, капрал Джон Бэрк, вызвали огонь артиллерии, чтобы она закончила уничтожение подраз­деления противника.

Но самым знаменитым достижением Хэтчкока яви­лась пятидневная охота на генерала ВНА.

  1   2   3



Рефераты Практические задания Лекции
Учебный контент

© ref.rushkolnik.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации